Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Стихотворения (SS/HP)

Автор: Marisa Delore
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Drama
Отказ:Образы взяты у Роулинг. Моё - только настроение.
Цикл:Стихотворения [2]
Аннотация:SS/HP. Снарри в стихах.
Комментарии:Размещение без моего разрешения запрещено.
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2010-01-13 23:15:22 (последнее обновление: 2014.05.21 00:28:35)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. "Северусу Снейпу"

Окутан сумраком дневным,
Всю жизнь в царящих сквозняках,
Когда потертый сизый дым
Висит на серых потолках,
Когда убогий мокрый дождь
Смывает прошлое в окно,
Когда живешь, играешь, ждешь,
Лишь потому, что суждено,
Тогда – до дна, наверно, залпом,
Допить, чтоб что-то там увидеть…
Смех обрывается внезапно:
Растрачен смысл ненавидеть.


Глава 2. "А там, наверное, тепло..."

Примечание: к фанфику "Обыкновенное волшебство".

***

А там, наверное, тепло,
Горит оплывшая свеча,
Два силуэта, как одно,
Печатью блеклой сургуча
Размыты в уголках страниц,
Но в переломах нот и книг,
В пробелах признанных границ
Являют всем доступный лик.


Глава 3. "Берлинский дождь, стальные небеса"

Примечание: к фанфику "Танцы на пустой мостовой", автор Цыца.

***

Берлинский дождь, стальные небеса,
Неоновый туман, промокшее пальто,
Чужие города, надежды, адреса,
Но снова - неизменное «ничто».
А где-то из пожёванных листков,
Как площадь, озаренная грозой,
Слова из строк, как серия глотков,
Как танцы на пустынной мостовой.


Глава 4. "И если бы в букеты целый мир"

И если бы в букеты целый мир
Смогли за нас вдруг разложить:
Как стоит чувствовать и жить,
Чтоб не хотелось отвернуться,
Пройти два шага - и коснуться
Заветной, праведной черты;
То ты бы тут же заявил,
Что маски вхожи в наши лица,
Давая повод не влюбиться,
А, может, понял бы в итоге,
Что жизнь затихла на пороге,
Когда ты выбрал не мосты.


Глава 5. "В кабинете всё так же промозгло и тихо"

Примечание: к фанфику "Everything I am", автор Serpensortia.

***

В кабинете всё так же промозгло и тихо,
Словно не было здесь пару суток назад
Ни желанья стерпеть, удержаться от крика,
Ни стремления ждать, как последний дурак.

А теперь меж твоей каждодневной привычкой
И возможностью в этом хоть что-то понять,
Отступают обиды и частые стычки,
Оставляя лишь то, что ты можешь принять.


Глава 6. "Просто дай мне уйти"

Примечание: к фанфику "Мальчик, который не знал", автор Cybele.

***

Просто дай мне уйти,
Просто - не отпускай,
Выбор сделан, прости.
Не жалей. Обещай.

Судьбу глупо винить,
Ведь что было - не зря,
Истончается нить:
По-другому нельзя.

По-другому нельзя,
И пора попрощаться,
Ты же знаешь, что я...
Я не вправе остаться.


Глава 7. "Когда кажется"

Примечание: к фанфику "Танго *Прощай*",автор Цыца.

***

Когда кажется, что жизнь заканчивается слишком глупо,
И знаешь, что, по сути, осталось совсем мало времени,
Ты чувствуешь, что больше не в силах сопротивляться,
И принимаешь единственно верное решение,
Чтобы впоследствии тебе не позволили забиться в угол,
Быть одиноким, как раньше, до крайней возможной степени,
И оказалось, что можно прожить чуть подольше, если цепляться
За то, что когда-то казалось простым увлечением.


Глава 8. "Поток из пепла и чернил"

Поток из пепла и чернил,
Пергамент свернут и заброшен.
Свой плащ привычно сохранил:
Он показательно заношен.

Заношен так же, как душа,
До дыр, белеющих в подкладке,
Где тонкий след карандаша
Лишь неразглаженная складка.

Но вздох – отчаянный укор -
Здесь столь нелепо оборвался.
Ещё немного, взгляд в упор.
Мальчишка, хватит. Сдался...



Глава 9. "Не ты"

Куда ползу и, главное, зачем?
На волю случая ужель не проще сдаться?
Под плотной маскою налепленной страдальца,
С признанием по факту… Кем и чем?
Так тошно жить, что собственная смерть
Казаться начинает откровенным благом.
Не ты стоял, тогда размахивая флагом,
Не ты не позволял ему смотреть.
И пусть, не выбрав, ты решил успеть
Сложить - не строить, не играть, не возмущаться,
Тебя почти что прокляли, моля остаться.
… Ведь жить куда сложней, чем умереть.


Глава 10. "А если завтра кончится война"

А если завтра кончится война
И загремят победные фанфары,
Тревожа застарелые пожары
И вешая наградой ордена,
То в ворохе давно распроданных газет
Все любопытные отыщут наши лица –
Герои ведь всегда на первой полосе –
Имеется достойный повод восхититься,
Представ подвиги уже во всей красе,
И позавидовать, совсем не глядя вслед,
Умению других всегда идти на свет.
Но показные сплетни - слишком не про нас.
Среди рассыпанных нелепых безделушек
Я попрошу тебя о сущем пустяке:
Арендовать на сутки магазин игрушек,
Поломанных тобой. В протянутой руке
Мне видится спасение от мутных фраз
И дозволение теперь не прятать глаз.
Вне правил и вразрез привычкам, я
Последую озвученным сюжетам.
Ты знаешь, я смогу поверить в это.
Пусть только завтра кончится война.


Глава 11. Кто-то третий (СС/ГП, СС/НЛ)

Кто-то третий залез под кожу,
Кто-то третий смеётся рвано,
Кто-то рвётся наверх, наружу,
Со стремлением «уничтожу»
Очень хочет казаться равным,
Но не может.

Кто-то третий мне дышит в шею,
Кто-то третий статичен, сволочь,
Кто-то слишком несовершенен,
Но из принципа «как умею»
Отвергает любую помощь,
Эту – тоже.

Кто-то третий порой зеркален,
А порой и до слёз ущербен,
Кто-то знает, что план провален,
Но, поистине уникален,
Намотает чужие нервы
И затянет.

Кто-то ждёт и дождаться сможет,
Кто-то верит, хотя и бросит.
Выбирай, что тебе дороже,
Да сценарий как можно хуже
Плюс пойми: третий, может, струсит,
Но сыграет.


Глава 12. "Досуха, набело, вымерший заново", СС/ГП, смерть персонажа (!)

(Цикл "Письма из ниоткуда": Severus Snape to Harry Potter).

***

Досуха, набело, вымерший заново,
Выбравший вакуум на "навсегда",
Сдохнувший с целями: время потеряно,
В вечном безмолвии тонут слова.

Стрелы отравлены, письма отправлены
По назначению. И не для всех.
Выдохи рваные - это не главное.
Главное - вниз и - стремительно - вверх.

Здесь остановлено время, не сломлено
Чувство потраченной жизни. Вчера
Мне не казалось, что - самая малость -
И многоточием из-под пера

Угольно-черные (и обреченные)
Выползут строки. Краями углов
Не поцарапают: медленно капают
Недостоверными клочьями снов.

Истины стертые (даром что мертвые)
Я дам совет, хоть за гранью живу:
Если согреешься... (ты не надеешься,
Но я почувствую. И разделю).



Глава 13. "Вчера".

Вечерний отсвет положил начало многим небылицам про прохождение границы, соизмерение могил и верность принципам навек. Меж тем по схеме думать тошно, и вылезает – как нарочно – «бойкот-стремление-побег».

Ведём беседу про других, меж тем как нужное – уходит, привычно: «нас-то кто осудит?»… Там, где нет места для двоих, не признан будет никогда ни вальс межстрочной канонадой, ни совесть с лозунгом «так надо», ни перезревшая война.

Ты с каждым выхлопом слабей, но в рамках этого безумства, когда в словах – ни грамма чувства, вдруг улыбаешься себе. И – где там «истина в вине»! – нам не сойтись за циферблатом, ведь время капает (по блату, мне многим больше, чем тебе).

Да, в этом тексте про «должно» ни ты, ни я не существуем: мы не воюем, не рискуем и, как бы ни было смешно, под незамеченный рассвет, в который мало что исправишь, стремимся к скопищу пожарищ, самих себя сведя на «нет».

Ты знаешь, что все «мы» – игра, но не напомнишь между строчек, ведь твой клинок давно отточен, а выпад меток, как игла. Итогом станет миг, когда (для поддержания искусства, разуверяя прочих в чувствах), возьмешь в свидетели «вчера».


Глава 14. Помнишь осень?


Помнишь осень, нашу осень?
В волосах белеет проседь,
А в твоих чернеет явно
Пепел, сажа и зола.
Двадцать два -- тебе, мне -- сорок,
Ты -- заносчивый ребенок,
Я же -- циник, что досадно
Для желающих тепла.
Ты -- настойчиво-наивен
И не слишком объективен
При оценке отступлений,
Вариантов и путей.
Я -- насмешливо-жестокий,
Поборовший страсть к урокам,
Уходил без объявлений,
Чтобы не было потерь.

...Помнишь осень, эту осень?
Лишний год рисует проседь
Некрасиво и небрежно,
Будто шрамы на лице.
Постарел и вынес много
Симптоматики больного,
Что -- разбавить бы надеждой --
И забыться... в наглеце.


Глава 15. Мы сжигали сценарий про нас самих

Мы сжигали сценарий про нас самих, мы играли на разных фронтах вразлад,
Я был гордым, хотя поглупей других, ты метался меж долгом «спасай своих»
И собой. Вот дилемма, последний штрих: ведь не выжить, а был бы рад.

Мы молчали – по делу и без него, выжигали всю живость в своих сердцах,
Обвиненье предъявлено – никого. Нет ответов. Ступаешь легко-легко,
Шёл сначала наверх, а пришлось – на дно, и сбиваешься впопыхах.

Мы такие не «мы», «нас», вообще-то, нет, просто ты вдруг упал – ну а я ловлю,
Что ж, привычки, из этих: искать ответ, разбирая чужой предрассветный бред.
Шепчешь: «Мы ведь уже вместе столько лет…» Я же – делаю вид, что сплю.



Глава 16. Я готов подарить ему целый мир

Я готов подарить ему целый мир,
Лишь бы он улыбался,
Лишь бы только держался,
Не считая своих и чужих могил,
Не читая в газетах под утро муть
Про «недолго ещё осталось».

Я готов рассказать ему всё о том,
Что битв больше не будет.
От него не убудет,
Если просто ходить с не таким лицом,
По которому смерть отмеряла путь,
Но особо не задержалась.

Я готов подписаться под словом «трус»,
Под «несносный ребёнок»,
Если как-то спросонок,
Перепутав два имени – ну и пусть,
Он научится врать мне. Совсем чуть-чуть:
«Это только моя усталость».


Глава 17. О кошках и пернатых

А я и не знаю, как правильно говорить, и если слова не находят отклик, то к черту их. Ты можешь, конечно, попробовать приходить, вот только молчать не выпадет каждому из двоих.

Ты сможешь выискивать правду под тонной лжи и не верить ни фактам, ни россказням, давно устоявшимся обо мне? Ты сможешь пойти против них, против всех, скажи, если все, что останется от тебя ─ два крыла, лежащие на земле?

Два крыла, те, с которыми нам не выжить попарно точно в чужой войне. Но порода кошачьих не держится глупых правил «если что-то идет не так, значит, своих подставил» и ни разу не спросит другого брата об им выбранной стороне.


Глава 18. "Твои цвета"

Твои цвета – бессонная неделя, разбор завалов в редкий выходной. Мои цвета – предчувствие апреля, багрянец щек, смущаемых тобой.

Асфальтно-несменяемой палитры твоя усталость, выдержка и жизнь, таких оттенков мало даже в титрах, и я прошу «от роли откажись, поверь осенним утрам, сизой дымке и городу, зеркалящему нас», на что, застывший на поспешном снимке, ты спрашиваешь: «можно не сейчас?».

Твои цвета – пергамент опаленный и вера, что случиться не смогла.
Мои цвета – безудержно зеленый, уверенная ранняя весна.


Глава 19. "За дверью", СС, ГП

В рамках деанона с феста "Время снарри" по заявке 1.17 СС|ГП. R. Джен или пре-слэш. ПостХог. Видеть его в зеркалах за своей спиной. Чувство вины, прогрессирующее сумасшествие.
***

Замок пуст, весною совсем безмолвен, зябко в школе – и в мае ладони мёрзнут, а знакомые тени шепчутся в изголовье, обступают кольцом, посматривают серьёзно. Мне всего лишь двадцать, поверить страшно, что я жив, когда многих мы потеряли, и заслуги оказываются неважны перед теми, кого здесь не удержали: не искавших ответов в чужих колодцах, верных слову – не палочке и мечу…

Пусть когда-то не назван был гриффиндорцем, он сражался незримо − плечом к плечу − без поддержки и веры от сослуживцев, без надежды в оценке своих заслуг… Это я выходил у судьбы счастливцем: видно, был для неё беспросветно глуп. В самом деле, мне – злиться за роль копилки для осколка прожившей со мной души? Я бы вытерпел все язвительные придирки, если б он говорил их. И был бы жив.

Потому запираюсь в пустынных классах, чтобы помнить – остаточней и сильней. Для меня теперь нет ни геройской маски, ни зеркал, маскирующих эту тень: он повсюду, как будто ведёт уроки, и разносит зевак, и снимает баллы. Преуспеть бы в искусстве постройки блоков, чтоб о память не резаться запоздало: я же знаю, насколько всё вышло криво, я же вижу – сейчас, здесь – как был неправ. Невозможно представить себя счастливым, раз на лекцию с совестью опоздав.

Я, конечно, на магию не надеюсь и не жду, что хоть что-то произойдёт, но сбиваюсь со счёта шагов под дверью и не помню, зачем мне идти вперёд.

Он стоит: и ни тени былой усмешки, только взгляд столь знакомо находит суть:

− Всё ещё − центр мира?
− Скорее, лишний.
− Я от вас хоть избавлюсь − когда-нибудь? Даже здесь не даёте уйти спокойно. Вам что, мало той жизни, что есть сейчас?
− Я же вам не мешаю…
− Зовёт безмолвно – и считает, что можно не замечать… Отцепитесь, мальчишка.
− Я… думаю, не сумею.
− Прекратите служить себе палачом.
− Ну а память?
− Оставьте её за дверью.

И тогда, как мне кажется, я прощён.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"