Еще одна история или маггла на тропе войны

Автор: Риша
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СС/Александра Андреевна Алексахина
Жанр:Humor
Отказ:
Аннотация:
Комментарии:
Каталог:Книги 1-4, Русские в Хогвартсе
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:до июля 2004 года
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Неожиданная встреча, или от добра добра не ищут…

- Не-е-ет!!! Откуда он взялся? Секунду назад дорога была пуста и вот… Господи, только бы он был жив! Выскочив из машины, я бросилась к человеку, лежащему рядом с моим автомобилем. Так и знала, что из этой дурацкой затеи ничего не выйдет! Надо мне было брать эту несчастную машину напрокат? И это в городе, которого я толком не знаю! Мне всегда говорили, что я без царя в голове, а попросту настоящая идиотка. Ведь я постоянно влипаю в неприятности. Ну что, проявила независимость, показала характер?

Мужчина застонал, и я мигом прекратила самоистязание. Слава Богу, жив! Уже не так плохо.

Он открыл глаза, и я виновато улыбнулась. - Привет. Как Вы?

Ничего умнее не придумала?

Незнакомец резанул меня пронзительным черным взглядом и прохрипел:

- Что Вам здесь надо?

Я даже не сразу нашлась, что ответить. Ничего себе, выскочил на дорогу прямо под колеса и на тебе. Что Вам здесь надо? Да так, мистер, я поджидала зазевавшегося прохожего. Сидела, знаете ли, как рояль в кустах. Вот весь этот дурацкий день думала, а не сбить ли мне пешехода? Стоп, вдохни, выдохни, забей! Нервишки шалят? Дыши, сестричка, дыши. Сжав зубы, я начала терпеливо объяснять:

- Сэр, я ехала по дороге, а тут Вы, откуда ни возьмись. И я Вас нечаянно, честное слово нечаянно, сбила. Может, я отвезу Вас в больницу, а?

Мужчина шарахнулся от меня как от огня: - Благодарю Вас, мисс, я справлюсь сам.

Он попытался встать, но тут же со стоном опустился на дорогу.

- По-моему, Вам просто необходима помощь, сэр, и не спорьте! - я помогла ему встать и, распахнув дверцу машины, кивнула. - Ну же, едем?

- Благодарю, но я вынужден еще раз отклонить Вашу любезную помощь, - он нетерпеливо махнул рукой. - Не смею Вас задерживать!

Ого! Это даже не намек, просто прямой посыл убираться. Но не могу же я бросить сбитого человека…

- Прошу прощения, сэр, но я Вас сбила и просто обязана убедиться, что с Вами все будет в порядке!

- Нет, это переходит всяческие границы! Я же сказал, мисс, со мной ничего не случилось! - он резко выпрямился и тут же снова согнулся, тихо чертыхнувшись.

- Это называется все в порядке? Дайте, я хотя бы осмотрю Вас. Не волнуйтесь, у меня есть опыт общения с пострадавшими.

- Не сомневаюсь, - буркнул он, – Вы просто не оставляете мне выбора, мисс. Сожалею, но моему терпению пришел конец, - мужчина стремительно выхватил что-то из кармана пиджака (в свете фар мне показалось, что это была палка) и направил на меня. Он выкрикнул непонятное слово (латынь?), и из палочки вырвался столб света.

Ни …себе! Вот теперь можно сказать спасибо отцу за науку. А я еще скулила, когда он учил меня приемам самообороны. Мгновенно сгруппировавшись, я нырнула вперед, выбила палочку из рук незнакомца и, не дав ему опомниться, быстро нанесла удар в челюсть. Уф, похоже, он отключился. Все, приехали... Достойное завершение кошмарного дня. Я его сбила. Он напал на меня. Я отправила его в нокаут. Вздохнув, я покрутила в руках его палочку. Очень интересная вещица. Неужели, новейшее оружие? Отца бы сюда, он бы вмиг разобрался. Папа у меня военный инженер. Он мечтал о наследнике, а появилась я. Моя мама умерла при родах, так что папа остался со мной один на один и принялся воспитывать, как образцового солдата. Даже имя мне дал мальчишеское - Александра. А в военном городке меня иначе как Сашка никто не называл. Вот так Сашка росла, окончила школу, поступила в институт, а теперь приехала в Лондон по работе и, не проведя здесь и двух дней, успела попасть…

Привыкла быть независимой, думала, что справлюсь. Говорят же, не зная броду, не лезь в воду. Ну, мне то море, пардон, по колено! И как я буду выпутываться?

Быстро оглядевшись по сторонам, я, насвистывая «We are the champions», со страху весьма фальшиво, быстренько запихнула хладный труп в машину. Хотя вряд ли это можно назвать быстренько. Несмотря на кажущуюся худобу, весил он прилично, во всяком случае, для меня. Плюс, еще и без сознания. У, как все хреново…

И куда мне с ним? К врачу – я здесь всего ничего, никого не знаю, в больницу страшно. Полиция? (Кузнец? Какой кузнец? Не, нам кузнец не нужен. Что я, лошадь, что ли?) На дороге бросить – совесть - поганка ночью загрызет. Вот и выходит, что двигаться я могу только в сторону дома.

***

Я молилась, чтобы хозяйка не высунула свой нос - поинтересоваться, куда это я собралась с мужиком на плечах. (и довольно-таки, тяжелым, не побоюсь повториться, тащу ведь я) Меня занесло на повороте, и я с мстительной радостью и долей садизма припечатала это небесное тело к стене. Однако нокаут затянулся. У меня, конечно, рука не пушинка, но чтобы так? Притворяется, гад, не иначе. Вот повернусь спиной, а он как прыгнет! Сволочь я – покалечила человека, а теперь издеваюсь. Ой, нет на меня папы с солдатским ремнем...

Проникнув в квартиру и уложив незнакомца на диван, я, наконец-то, смогла отдышаться. У-у-ф... душ, срочно нужен душ. Однако во мне снова заговорила гадская совесть. Ладно, сначала приведу его в чувство, а потом точно душ. И если еще хоть слово скажешь (это я совести) продам за ластик первому же школьнику. Сбегав за аптечкой, я достала нашатырь и перекись водорода. Когда я собралась было обработать ссадину от моего кулака на его подбородке, он неожиданно схватил меня за руки и с тихим рыком поинтересовался:

- Какого черта?

- Пергидрить твою мать! – от страха я облилась перекисью по самые уши. К тому же, я барышня не только боязливая, но и нервная, что и продемонстрировала ему незамедлительно. Ой, давно я так не визжала. Глядя на его перекошенное и местами позеленевшее лицо, я поняла – на бис не требуется. Он сразу отпустил меня.

- Замолчите же, наконец, сумасшедшая! – его свистящий шепот резанул глубины моего сознания.

Я боюсь змей, господа. Его голос произвел на меня магическое действие. Я замерла словно маленький, беленький, пушистенький кролик перед злобным пятиметровым удавом.

– Ик… - ой, блин… Еще и икота прихватила. Возможно, с утра надо было не смеяться над коллегами, а прочитать-таки свой гороскоп. Сегодня явно не мой день, причем с каждой минутой он становится все более чужим. Незнакомец посмотрел на меня так, что я сразу поняла - все мои попытки наладить отношения пропали.

- Палочку, леди, немедленно, или клянусь Мерлином, Вы пожалеете, что вообще родились на свет. Я, словно загипнотизированная… Хотя почему «словно»? Безусловно, загипнотизированная. Если бы Вы только видели эти глаза, холодные, спокойные и в то же время яростные. Глаза хищника. Я попыталась протянуть ему палочку, но он снова, непонятно почему взъярившись, заорал:

– Не смейте наставлять ее на меня, слышите, Вы, глупая девчонка?

От незаслуженной обиды мои губы дрогнули, а руки так просто задрожали. Я с силой швырнула в него этим деревянным безобразием. – Ну и убирайтесь отсюда к чертовой матери, откуда пришли! Не рассчитав силы своего божественного замаха, я со всей дури плюхнулась на грудь незнакомцу. В следующее мгновение в глазах у меня потемнело, а под ложечкой засосало от неприятнейшего предчувствия, что дело пахнет керосином. Мы явно убирались вдвоем и, судя по состоянию моего желудка, именно к черту. Ноги не ощущали привычного пола…

***

Учуяв твердую поверхность, я, не открывая глаз, сиганула в сторону, несколько раз перекувыркнулась, и только тогда позволила себе раскрыть ясны очи. Соображай быстрее, детка. Не знаю, каким макаром, но ты оказалась в лесу, а вот и спутник твой. Вон встает, отряхиваясь и явно чертыхаясь. Над лесом раздался рев раненого марала:

– Выходите, или будет хуже. Если я найду Вас сам, убью сразу!

- Ага, а если я выйду, то мгновенно. Спасибо конечно. Сэр, я бы выбросила белый флаг, но, к сожалению, из белого на мне только нижнее белье. А раздеваться в такую холодную погоду, сами понимаете… - я демонстративно чихнула.

Ответом мне было возмущенное фырканье:

– Покорно благодарю, у меня нет ни времени, ни желания, лицезреть Ваши прелести.

Я пожала плечами. Сам не понял, от чего отказался:

- Так я выхожу? Поклянитесь своим Мерлином, что не тронете меня, – жалобно поскулила я для проформы.

- Я не трону Вас, – процедил он сквозь зубы, – если Вы обязуетесь вести себя по-человечески. То есть прямо противоположно последнему получасу.

- Хорошо, сэр. Я выхожу, – вдохнув поглубже и подняв руки, я выползла из кустов.

- Предупреждаю, если Вы подойдете слишком близко, я начну визжать, – я мстительно уставилась на незнакомца.

- О, увольте, леди. Пережить еще раз такой шок, это не для меня! – он примиряюще развел руки, но нехороший огонек в его глазах заставил меня насторожиться. Точно, в его руках снова оказалась мерзкая палка. Ой, гадость-то какая! Похоже, я зря отдала ее. Плакали мои ушки, мои маленькие, розовенькие ушки. Вляпалась…

Мужчина тем временем, усмехнувшись, направил на меня палочку:

– Не двигайтесь, леди. С Вами ничего не случится, уверяю Вас.

От моего взгляда, последовавшего за его тирадой, он должен был упасть на месте и умереть в жутких корчах. Я сморгнула для верности, ни фига... НИ ФИГА!!! Ну это надо же!

– Вы же поклялись, что не будете трогать меня! – обида в голосе так и плескалась.

- Я обещал не трогать Вас, леди. Мои руки по-прежнему вне Вашей персоны, – ухмыльнулся этот тип без какого-либо намека на раскаяние. – Забвениум!!!

Последующего фейерверка я долго не забуду. Вырвавшиеся из палочки сноп искр и столп света окутали меня на манер северного сияния. В голове гудело как после студенческой попойки. Маму Вашу за ногу! Я же теперь до конца жизни буду прятаться от праздничного салюта хвостом вверх. Схватившись за голову, я прислонилась к дереву.

– Сэр, в следующий раз, когда Вам понадобится подопытный кролик, - мой голос нарастал с каждой минутой, – ПОИЩИТЕ ЕГО В ДРУГОМ МЕСТЕ! ДА Я ЧУТЬ НЕ ОГЛОХЛА И НЕ ОСЛЕПЛА ПО ТВОЕЙ ВИНЕ, ИДИОТ!!! – на полтона выше и соседняя сосна точно бы рухнула к моим ногам. Однако вид замершего с остекленелым взглядом врага был уже сам по себе приятен. Не обделил Бог голосом, спасибо!

Гад же постепенно начал приходить в себя, тихо бормоча под нос:

– Немыслимо, почему это не сработало? В любом случае оставлять ее здесь нельзя.

В голове зазвенело. Нельзя оставлять в живых! Здравствуйте, допрыгались. Очаровательная девушка 90х60х90 нашла приключения на свои нижние девяносто! Я метнулась к спасительным кустам, но была перехвачена цепкими руками.

– Успокойтесь же, ненормальная!

- Кто ненормальная? Я ненормальная? Да я такая нормальная, что…

Видимо устав со мной бороться, мужчина не сильно, но весьма эффективно, (как же я, дура, сама не догадалась?) надавил на мою сонную артерию. Теряя сознание, я все же успела пару раз пнуть его в область паха.

***

Придя в себя, я обнаружила, что моя голова немилосердно, но ритмично ударяется о что-то твердое. Пытаясь заговорить, я поняла, что рот заткнут, а руки и ноги связаны до неприличия туго.

- Успокойтесь, пожалуйста, – опять этот кошмарный голос. У меня от его звучания все мурашки встают дыбом и в страхе разбегаются.

Я задергалась и замычала еще сильнее. Со стороны я, наверное, напоминала гусеницу, пытающуюся превратиться в бабочку, но безуспешно.

Вы когда-нибудь прыгали с тарзанки, но неудачно? Я имею в виду, что вместо захватывающего полета вниз и взмывания в голубое небо, Вы с максимальным ускорением шлепались. Нет? Не дай Вам Бог такое пережить, потому что я испытала это на своей шкуре. Меня с размаху приложили о землю так, что я легко могла выиграть конкурс на самую плоскую камбалу в мире.

Охнув, я открыла ясные очи и тут же зажмурилась. Глаза, впившиеся в мое лицо, будут преследовать меня до скончания веков.

– Тише, женщина, или я придушу тебя, не испытывая, слышишь меня? – видимо, для лучшего усвоения текста, он придавил меня к земле еще сильнее. - Не испытывая ни малейшего сожаления, скорее наоборот, наслаждение… Я сейчас освобожу твой грязный рот, но если только…

Сделав глубокий вдох, я брякнула первое, что пришло на ум:

– Вы маньяк?

Застонав, он ослабил хватку:

– Откуда же ты свалилась на мою голову?

- Я? Это я свалилась? Да это ты выпрыгнул под колеса, словно самоубийца! – я попыталась сесть, но довольно трудно сделать это в связанном состоянии. – Зачем ты притащил меня сюда?

Неожиданно утихнув, он фыркнул:

– Притащил? Это Вы, милая моя, просто приклеились ко мне.

От такой наглости я даже забыла, что связана, и попыталась садануть паразита коленом, но вместо этого, растянулась на нем.

- Похоже, Вас просто тянет ко мне, – он плотоядно ухмыльнулся, - Вы демонстрируете это всем своим видом ежесекундно.

Я бы расплакалась, но мысль о том, что этот гад обязательно отпустит какую-нибудь колкость, остановила меня. Я лишь сердито фыркнула и попыталась освободиться от него. Неудачная идея.

- Если Вы не прекратите Ваши движения, я буду вынужден стать клятвопреступником, уважаемая. Если Вы успели заметить, я не бесчувственное полено, а вполне здоровый мужчина…

Я на секунду замерла, поблагодарив окружающий нас мрак, поскольку мои щеки полыхали свекольным цветом, и позволила себе пыльным мешком упасть в сырую траву.

- Замечательно, поскольку Вы, наконец, замолчали, хотя и не надолго, я полагаю, постараюсь донести до Вас нужную информацию. Хотя Вы, по-моему, не способны трезво размышлять.

Фыркнув, я повернулась к нему. – Давай, фашист, – попытавшись придать своему телу максимум достоинства, но, как Вы понимаете – это довольно сложно устроить в связанном состоянии.

- Итак, за все неприятности, что Вы мне доставили (я просто поперхнулась от его невозмутимой наглости), я хотел бы взамен всего лишь несколько дней Вашей свободы, потраченных в моем обществе. Согласитесь, это всего лишь маленький пустяк.

Пустяк? А как же моя работа, а… И вообще, что он себе позволяет? В запале я даже не обратила внимания, что руки и ноги у меня свободны. А он, взяв меня за руку и неотрывно глядя в мои глаза, продолжал:

– Всего лишь несколько дней, мисс. Несколько дней в моем обществе. Вы слышите меня, только мой голос и больше ничего. Несколько дней в моем обществе, это просто пустяк. Вы слышите меня, мисс? Пустяк, несколько дней.

Совершенно завороженная, я повторяла:

- Это пустяк, всего лишь несколько дней… Неожиданно, копна моих волос стала весить непомерно много, и я, откинув голову, выпала из сознания.



Глава 2. Здравствуй, Хогвартс, или спасайся, кто может – магла идет!

- Северус, но зачем было приводить ее в Хогвартс? Ты бы мог оставить ее с измененным сознанием.

- Слушай, оборотень, я не звал тебя давать мне советы. Если я обратился к тебе, имей терпение выслушать до конца. Подожди, сейчас она придет в себя, и ты поймешь, почему я привел ее. Мало того, что эта леди настоящая мегера, это не самое страшное. Гарпий на своем веку я повидал немало. Но на нее не оказал действия Забвениум! Ты понимаешь? В начале я решил, что эта полоумная что-то сотворила с волшебной палочкой. И я сразу же проверил – палочка в абсолютном порядке.

До моего замутненного сознания доносился престраннейший диалог. Я пошевелилась. Голова… Большой арбуз, начиненный тротилом. Присев, я пыталась сообразить, где же нахожусь. Мозги слабо поприветствовали хозяйку, отзываясь тупой болью на всякую попытку заставить их работать. Плюнув на все, я огляделась. Мой новый знакомец вел неспешную беседу с высоким и худощавым господином, весьма привлекательной наружности. Вот только глаза его были глазами хищника, как ни скрывай их за длинными, светло-пушистыми ресницами. Я поежилась. Здесь что, мода на звериные глаза? Просто Волк и Коршун, так и буду их называть, из вредности.

Беседа тем временем прекратилась, и оба уставились на меня. Один дружески-любопытственно, другой сердито-хмуро.

Я в долгу не осталась и метнула им ответный взгляд, надеюсь, достаточно злобный и устрашающий. Голова по-прежнему гудела, как трансформаторная будка.

Волк участливо склонился над бренным телом, нежно изучая мой пульс.

– Вам лучше? – он протянул мне маленькую плитку шоколада. Его акции сразу поползли вверх.

- Меня сейчас волнует только одно – горячая ванна. Я думаю о ней с тех пор, - я облила Коршуна из ушата презрения, – как познакомилась с этим, с позволения сказать, джентльменом.

Волк еле сдерживал улыбку:

– Слышишь, Северус? Как гостеприимному хозяину тебе пора позаботиться о гостье.

Северус? Странное имя. Хотя, что говорить об имени, оно вполне соответствует месту. Тюрьма с психушкой в одном флаконе.

Северус насмешливо оглядел меня с ног до головы и процедил.

– Одной ванной здесь не спасешься:

Лимит убийственных взглядов Василиска был исчерпан, поэтому я просто вздохнула и, обратив свои ясные очи на шатена, с обворожительной улыбкой попросила о помощи.

Галантно подав руку, он помог мне встать. В это время Северус, возившийся с чем-то у стола, обернувшись, бросил мне какие-то тряпки:

– Будьте любезны надеть это после ванны.

Я раздраженно фыркнула:

– Моя нынешняя одежда меня вполне устраивает.

- Во-первых, хождение по учебному заведению в рваных джинсах просто неприемлемо. Представьте, только какой пример Вы будете подавать детям.

- А во-вторых? – мое раздражение грозило вылиться через край чаши терпения и затопить обитель этого издевщика.

- А во-вторых, марш мыться! – (Рык его, грому подобен! Всплыла в моей памяти фраза. И откуда?)

Рискуя сломать себе шею, я кинулась к двери, по пути соображая, что понятия не имею, где же здесь можно окунуться в живительную влагу?

- Э, сэр? Простите, а куда мне собственно… - моя тирада была прервана огромным псом, ворвавшимся в комнату, словно черный смерч. Собака рванула к Северусу и зарычала так, что у меня кровь в жилах застыла. Вдоволь насобачившись, пес подбежал к шатену и приветливо подставил голову для почесывания. Улыбнувшись, Волк потрепал его по загривку:

– Сириус, бродяга, что ты здесь забыл? Ну, раз уж ты появился, будь любезен, проводи гостью. Ей необходима ванна.

Мне показалось, или собака действительно ему подмигнула и одобрительно хмыкнула? Нет, явный бред. Когда я вернусь домой, все забудется, как дурной сон. Бог ты мой, а вдруг все это просто милый, добрый кошмар? Повеселев, я последовала за двинувшейся в сторону выхода собакой.

Ванна оказалась на поверку небольшим бассейном и произвела на меня благотворное действие. Сириус, блаженно развалившись на краю бассейна, благодушно взирал на меня. Развеселившись, я обрызгала его от ушей и до хвоста. Пес не остался в долгу и начал скидывать все, что попадалось ему под лапу, соль, масла, полотенца и прочие атрибуты купания, в водоем. Изловчившись, я стянула его в бассейн и от души прополоскала. Не уверена, но, кажется, пес не сильно возражал. После купания я попыталась определить, что за одежду мне подсунули, и была крайне разочарована. Дурацкая роба черного цвета и плащ. Я бы с удовольствием натянула пускай и разодранные во время злоключений джинсы, но эта псина умудрилась утопить их в разгаре игры. Пришлось довольствоваться выданными тряпками.

***

Довольные и мокрые мы вернулись в комнату Северуса. В камине приветливо пылал огонь и весело потрескивали поленья. Растянувшись у огня, я принялась сушить волосы. Сириус развалился рядом, всем своим видом давая понять, что не прочь получить свою порцию ласки.

Рассмеявшись, я запустила обе руки в его шерсть. – Ну что, обормот, нравится, когда тебя холят и лелеют?

Видимо мое воспаленное воображение еще долго будет издеваться надо мной. Мне определенно показалось, что собака ухмыльнулась и кивнула в ответ.

- Не подцепите блох, – послышался голос вернувшегося хозяина. Мы с Сириусом одновременно зарычали.

- На Вашем месте, дорогая моя, я бы не стал столь вольно обращаться с этим песиком.

- Это еще почему? Я люблю собак, и они меня тоже.

- Боюсь, эта собачка, - усмехнувшись, он окинул пса ироничным взглядом, – не совсем то, что Вы думаете. Блек, заканчивай представление сам или я заставлю тебя принять нормальный облик.

Через секунду на месте пса стоял мужчина, улыбаясь мне самой развратно-сексуальной улыбкой, которую я когда-либо видела.

– Благодарю Вас, за столь чуткое отношение. Я всегда в Вашем распоряжении, и не только в собачьем обличии. Особенно, если решите снова искупаться в моей компании… – ухмыльнувшись, шепнул он, подходя поближе и целуя мои сведенные судорогой руки.

Я с жутким всхлипом, иначе и не назвать, бросилась за дверь. Сволочь какая! А я еще удивлялась, чего это собака так рвется искупаться? Ну, подожди, болонка обтрепанная, я из тебя пуделя циркового сделаю!

***

Вместо всхлипов из моего горла начал вырываться какой-то рык вперемежку с шипением. Какого… я согласилась на эту прогулку? Дурдом, натуральная психушка… Я теперь буду шарахаться от каждого животного, встреченного на моем жизненном пути.

- А-а-а!!! – нервы мои поистрепались совсем, а иначе, как объяснить, что, налетев с размаху на обычного подростка, я начала орать, словно резаная.

Закрыв рот, примерно через минуту, я, наконец-то, разглядела парня. В полумраке коридора он выглядел очень даже недурственно. Симпатичный блондин, лет шестнадцати на вид.

- Какого черта?!! – одновременно рявкнули мы, потирая ушибленные лбы.

Парень обалдело разглядывал меня.

– И где же тебя научили так орать, полоумная? У меня барабанные перепонки чуть не лопнули. Ты что, новенькая? Я не видел тебя раньше, во всяком случае, не слышал, – он потряс головой и насмешливо ухмыльнулся. – Ты точно не из Слизерина, а жаль, я бы использовал тебя в нашей команде по квиддитчу. От твоего визга все с метел попадают. Итак, где водятся такие миленькие цыпочки? – мальчишка, сцепив руки на груди, наблюдал за моей реакцией.

А мне захотелось завыть. День был отвратителен с самого утра и заканчивался просто омерзительно. Шестнадцатилетний сосунок вовсю флиртовал со мной. Неужели я так отвратительно выгляжу в свои двадцать шесть? В монолог немедленно вклинилось второе я. - А что ты хотела, рыбка моя? Ведешь себя, словно школьница. Повадки и замашки у тебя откровенно мальчишеские. Косметикой не увлекаешься от природной лени. На работе и в компании ведешь себя одинаково вызывающе. От твоего языка все мужики шарахаются. Вот и результат, можешь рассчитывать только на малолеток в период сексуального созревания.

- Заткнись, пожалуйста, а? У меня голова гудит, а тут еще ты со своими нравоучениями. Он для меня просто эмбрион. Меня пасодють за растление малолетних.

Вздохнув, как преступник перед казнью, я решилась ответить.

- Малыш, я что-то не расслышала твоего имени. Тебе не кажется, что порядочный пай-мальчик обязан представиться? – от медовости моего голоса все медведи в радиусе не менее километра должны были захлебнуться голодной слюной.

Видели когда-нибудь рассерженную кобру? Не приведи Господь в жизни встретиться. Так вот, один такой экземпляр находился передо мной во всей своей красе прямо сейчас. Мамой клянусь, у него и капюшон появился, так его разнесло от обиды.

– Послушай ты, ни одна особь женского пола не называла меня Малышом, запомни это!

Шипит-то как, заслушаешься. Стоит поучиться, ей Богу!

Я распахнула глаза как можно шире в удивленно-изумленной манере:

– Зайка, неужели тебя зовут Малышом особи мужского пола? Прости, не хотела обидеть…

Раздавшееся позади меня насмешливое фырканье нельзя было ни с чем спутать. Северус собственной персоной (сейчас, очень кстати):

– Мисс Смит, я вижу, Вы уже успели познакомиться с моим учеником.

- Не имела такой возможности, сэр, – пробурчала я раздраженно.

- Мистер Малфой, где Ваши манеры? – голос, чистый яд.

- Драко Малфой, к Вашим услугам, – парень отвесил клоунский поклон, но побоялся добавить что-либо вслух. А видно хотелось. Во всяком случае, я много чего обнаружила в его глазах (кстати, очень необычные глазенки – холодного стального цвета, словно два клинка).

- Сэр, не представите Вашу даму? – мальчишка с наглым взглядом обратился к учителю.

- С удовольствием. Мисс Смит, моя дальняя родственница. Прошу любить и жаловать.

Я вытаращилась в немом удивлении. Во-первых, с каких это пор он испытывает удовольствие от чего-либо связанного со мной хоть на йоту? Во-вторых, какая еще Смит? Александра я Свет Андреевна Алексахина. Сашка, Шурка, Алекс, наконец, для тех, кто в танке. Сми-и-ит, гадость какая! Банально до неприличия. Я уж собралась запротестовать, но, остановленная болезненным сжатием моего нежного предплечья, ойкнула, перейдя на шипение. Вот ведь урод, теперь синяк будет!

- Очень приятно! - пискнула я, все еще переживая за драгоценную руку, которую никак не желали отпускать цепкие пальцы моего мучителя.

- И мне, – процедил Малфой, всем своим видом демонстрируя обратное. Однако он не посмел высказать вслух что-либо, кроме любезностей.

- Нам пора, дорогая. Пожелай юному мистеру Малфою спокойной ночи, – рука еще крепче сжала мое истерзанное предплечье.

- Приятных снов, мистер Малфой, – прошипела я, пронзая их обоих гневным взглядом.

- И Вам, леди, – неожиданно ухмыльнулся парень, – приятных снов!

***

С такой скоростью я не бегала со времен школьного детства. Совершенно не успевая за тащившим меня Северусом, я болталась в его руке словно воздушный шарик в копытце легендарного Пятачка.

– Сэр, нельзя ли помедленнее, а? Я просто с ног валюсь, – проскулила я, пытаясь преданно заглянуть в его глаза. Хотя судя по его насмешливому взгляду, моя преданность не вызвала у него доверия.

- Мы и так двигаемся слишком медленно, уважаемая. С чего это Вам понадобилось так резво убегать от меня? Мы ведь, кажется, договорились, несколько дней и Вы свободны. Учтите, за Вашу провинность я накину пару-тройку дней.

- Э? Пару-тройку? Да как Вы…

Воздуха в моих легких было предостаточно, и я приготовилась выдать свой коронный.

Мгновенно пригвожденная к холодной, каменной стене, я с жутким свистом выдохнула. Перед глазами поплыли черные круги, а в голове шумело.

- Только откройте рот, дорогая родственница, и я с нескрываемым наслаждением лишу Вас голоса на всю оставшуюся жизнь. Вы ведь не сомневаетесь в моих возможностях, неправда ли? – его прерывистое дыхание щекотало мое нежное ухо и я, не выдержав, рассмеялась, судорожно вцепившись в моего визави.

- Вы в своем уме? – непонятно чего было больше в этом голосе, ярости или изумления. Возможно, изумление победило, и потому я осталась в живых, а также оставила при себе свой драгоценный голосок.

Мне было уже все равно. Моя и так уже изрядно пошатнувшаяся психика не выдержала последней пытки щекоткой, которая тоже не относится к моим любимым предметам.

– Я боюсь щекотки, сэр. То, что… о, господи, не могу больше! Вы творили с моим ухом… Я задохнусь сейчас, сделайте же что-нибудь! – в изнеможении я стекла по стене, словно растаявшее мороженое.

И он сделал. Присев рядом со мной, он со всего размаху залепил мне звонкую пощечину:

– Так лучше?

Мысленно представив, во что превратится завтра мое распрекрасное личико, я нервно икнула, и быстро закивала головой:

– С-с-пасибо!

- Вставайте!

- Не могу, у меня ноги не идут, – плюнула я на гордость. Гордость гордостью, но встать я и вправду не могла.

Издав стон, способный напугать самое дикое привидение, он снова опустился рядом.

– Держитесь за шею, – легко подхватив меня на руки, он стремительно распрямился и направился в сторону своей комнаты.

Всхлипывая, я спрятала быстро краснеющий нос где-то в районе его шеи, плавно переходящей в воротничок.

- Надеюсь, Вы не делаете там ничего предосудительного? – как бы вскользь поинтересовался Злыдень.

Ко мне начало возвращаться злобственное настроение.

– Ну, может, высморкалась пару раз, а так все в порядке, – мысленно я показала ему язык.

Мне показалось, или он действительно усмехнулся? А я уж было подумала, что у него проблемы с моим чувством юмора.

Однако мои размышления были прерваны на самом интересном месте. Меня грубо уронили на диван, и я протестующе зашипела.

- Ни звука. Вы помните, что я сказал, мисс Смит?

Утробное хлюпанье, вырвавшееся из моих легких, на звук походило не очень, и поэтому я расслабилась, продолжая, однако, зорко следить за руками объекта.

- А теперь поговорим как цивилизованные люди, мисс Смит.

Меня прорвало. В стрессовых ситуациях на меня нападает обычно словесный понос. Сегодняшняя ситуация по десятибальной шкале стрессов тянула на все пятнадцать.

- Какого черта? Кто дал Вам право измываться надо мной? Почему Вы постоянно зовете меня мисс Смит, а? Я АЛЕКСАНДРА АНДРЕЕВНА АЛЕКСАХИНА!!! На Вы, мать вашу, и по имени отчеству! – мой ор постепенно снова переходящий на визг, Северус встретил во всеоружии. А попросту в наушниках.

От такой вопиющей наглости я как-то сразу сникла и окончательно замолкла.

Со вздохом приподнимая наушники, он поинтересовался:

– Ну а теперь мы можем поговорить?

Я покаянно кивнула, тем более, что сама уже изрядно устала. Очень хотелось есть и... В общем, дайте хозяин стакан воды, а то так есть хочется, что даже переночевать негде.

Северус удовлетворенно кивнул.

– Слава всем волшебникам вместе взятым. Итак, мисс… - он подозрительно глянул в мою сторону. – Спешу извиниться, но для окружающих Вы останетесь мисс Смит, Алекс Смит, – поправился он, – моя дальняя родственница.

Я согласно кивнула. Интересно, а ужинать бум?

- Теперь я хотел бы с запозданием, но все же представиться. Профессор Зельеделия, преподаватель в школе колдовства Хогвартс, Северус Снейп, – он слегка кивнул.

Я тупо кивнула в ответ. – Угу. Приятно познакомиться. Профессор чего, простите?

- ЗЕЛЬЕДЕЛИЯ! Я попросил бы запомнить это, если Вы будете играть роль моей родственницы.

- Хорошо, что это только роль, – фыркнула я, – я бы повесилась, будь у меня такой родственничек.

- Будьте спокойны, – немедленно парировал он, – я задушил бы Вас значительно раньше. А теперь, может обойдемся без взаимных уколов? Я невозможно устал за сегодняшний день. И если Вы дадите мне закончить, то мы сможем наконец поужинать.

Выхватив ключевое слово «поужинать», я немедленно уставилась на Снейпа.

- Очаровательно, – с непередаваемым сарказмом кивнул профессор.

- Прошу прощения за то, что насильно доставил Вас в Хогвартс (Могу поклясться, никакого сожаления этот гад не испытывал. Наверное, с таким же лицом он препарирует мышей и лягушек. Прошу прощения, моя дорогая, но в целях науки я вынужден выпотрошить Вас. Бе-е-е), но и Вы за сегодняшний день изрядно потрепали мои нервы (это уж точно, я в долгу не остаюсь). Постарайтесь принять мои последующие слова не как шутку, а как абсолютную правду. Это действительно школа колдовства. Все лица, виденные Вами здесь – волшебники, включая Вашего покорного слугу, – он театрально поклонился. - И как профессор магии, я бы хотел разобраться с одной проблемой, возникшей в Вашем присутствии. На Вас практически не действует моя волшебная палочка.

При слове палочка я неприлично фыркнула и пошла пятнами. Пытаясь перевести стрелки, я выдала новую тираду, словно пулеметную очередь:

– Сэр, профессор, если меня накормят и дадут немного выспаться, я поверю в то, что Вы – маг, волшебник и чародей. Да я в черта лысого поверить готова, только давайте закончим, а? От Вас ведь все равно не избавишься, пока Вы не выясните все, что Вам надо? Так чего время терять?

- Вас что, абсолютно не волнует, что я буду делать? – его брови стремительно взлетели ввысь. Видимо, ему нечасто приходилось испытывать изумление.

- Пока я голодная, меня волнует только мой желудок.

В этот момент в камине послышался жуткий треск, и моим очам предстали старые знакомцы Блек и Волк.

- Вы как нельзя кстати, – едкости тона профессора мог позавидовать натр.

Блек, ухмыльнувшись, толкнул в бок Волка:

– Я же говорил, мой нюх меня не подводит. Определенно они собрались ужинать.

Его приятель сочувственно улыбнулся и кивнул головой на Сириуса:

- Прошу прощения за его недавнюю выходку. Сириус часто ведет себя не совсем адекватно. О Мерлин, извините нас, мисс. Я допустил оплошность, позабыв представиться. Профессор Ремус Люпин, преподаватель Защиты от темных сил, а это мой неугомонный друг Сириус Блек, преподаватель Анимагии.

- А проще говоря, оборотень Люпин и наполовину человек, наполовину собака Блек, причем обе половины худшие, – не удержался от комментария Снейп.

- Ты гостеприимен до чертиков, – ухмыльнулся Блек, стрельнув в меня (надо сказать, что абсолютно холостым) взглядом. – Не пора ли к столу?

Я плотоядно обнажила зубы и поинтересовалась у хозяина:

– А у Вас случаем не подают блюда из собачятины?

- Пожалуй, над этим стоит подумать, – невозмутимо кивнул Северус.

- Рем, тебе не кажется, что наш милый хозяин нашел родственную душу? Она очаровательна в своем сарказме. Я погибаю от неразделенной любви, прекрасная незнакомка, – Блек буквально поедал меня взглядом, словно мозговую косточку.

- Прекрасную незнакомку зовут Алекс Смит, и если твое любопытство удовлетворено, может, приступим к еде?

Раздражение Северуса очень позабавило Блека. – Севви, дружище, да ты никак ревнуешь? Мое любопытство удовлетворено, но только любопытство…

- Я, кажется, просил не называть меня Севви… - процедил Снейп и его глаза опасно сузились.

Похоже, у них тут застарелая вражда. Если я права, то это надолго. А кушать-то как хочется! Не выдержав очередного боевого клича желудка, я совершила головокружительный финт ушами и, обогнув ссорящуюся парочку, взяла в оборот Оборотня (о как, каламбур получился!).

– Ремус, Вы позволите так себя называть? – я выбрала из своего незначительного арсенала самую приветливую улыбку. – Не проводите меня к столу? За сегодняшний день я и росинки маковой не вкусила. И, пожалуйста, - я взмахнула ресницами, - зовите меня просто Алекс.

- С удовольствием, Алекс. Прошу Вас, – профессор Люпин изящно предоставил мне свой локоть.

Ссорящиеся волшебники притихли и последовали за нами.

Умр... ням-ням... Главное, не подавиться и попытаться соблюсти хоть какие-то приличия. Впрочем, быстро утолив первый голод, я даже пыталась поддерживать светскую беседу, насколько это было возможно в моем положении.

Ремус, сидевший слева от меня, заботливо потянулся ко мне.

– Может еще тыквенного сока, Алекс?

Это все же случилось, слишком бурно среагировав на простой вопрос оборотня, я подавилась. Тыквенный сок, бе-е-е! Его спокойно можно использовать в качестве касторки. Хорошо, что у меня крепкий желудок. Когда через несколько секунд, красная и разозленная, я вынырнула из-под стола, Сириус невинно предложил:

- Вина, эля?

- Водки! – рыкнула я, глядя на искусителя.

Поперхнувшийся Северус с возмущением уставился на меня:

– Разве порядочные девушки пьют водку?

- Нет, они ею спирт закусывают! – съязвила я, весьма собой довольная. Впрочем, я сейчас засну и без помощи водки. Мои глаза слипались. Еще чуть-чуть и придется из зубочисток частокол городить, чтобы поддерживать веки открытыми.

Рем мягко коснулся моей руки. – Алекс, нам, пожалуй, пора. Доброй ночи. Увидимся завтра, Северус.

- А я бы мог задержаться, – осклабился Блек, – и проводить леди в ванную комнату.

- С удовольствием принимаю Ваше предложение, - я даже на минуту вынырнула из дремы, чтобы сказать этому сексуальному маньяку, что я о нем думаю. – Я утоплю Вас сразу же, как только мы войдем. А лучше придушу Вас банным полотенцем. Неприятных Вам сновидений, чудовище.

- Женщина моей мечты, – пропел Сириус, подмигивая мне.

- Пошел вон! – с чувством рявкнула я.

Оставшись один на один с хозяином, я сонно таращилась на него.

- Вы можете устроиться в спальне, а я лягу на этом диване, – ответил он на мой немой вопрос.

Если честно, строить из себя благородного Робин Гуда и бить себя пяткой в грудь, крича, что на диване могу спать и я, у меня не было ни малейшего желания. Поэтому, героически собрав себя по частям, я двинулась по указанному маршруту. Увидев кровать, я радостно взвизгнула, но была тут же остановлена жутким рычанием из соседней комнаты:

– Я предупреждаю в последний раз…

- Молчу, молчу, а то по шее получу, – прошелестела я отходя ко сну, даже не раздевшись, а просто плюхнувшись на ложе.



Глава 3. Утро нового дня, или в чужой монастырь со своим уставом очень даже ходят!

Утро встретило меня уже ставшей привычной, офигительной головной болью с нечеловеческим голосом:

– Вставайте Алекс, и побыстрее! Я жду Вас ровно десять минут. В противном случае, я буду вынужден пригласить Сириуса, который наверняка с огромным удовольствием проводит Вас на завтрак.

Сонно озираясь, я попыталась сфокусироваться на темной фигуре, маячившей в дверях. Неожиданно в памяти всплыло все происходящее вчера, и я подскочила словно пружина. Снейп ухмыльнулся и добавил:

– Советую Вам воспользоваться моей ванной комнатой, она, конечно, не так хороша, как та, где Вы резвились с Блеком. Впрочем, если Вы мечтаете встретиться с ним, не смею настаивать на своем предложении.

- Где? – хриплое карканье, да и только. Северус изогнул бровь в притворном изумлении и неожиданно весело заметил.

– Ну, если Вы так жаждете его видеть…- он демонстративно посторонился.

Откашлявшись и справившись с румянцем, я поправилась:

– Где Ваша ванная?

***

Войдя в ванную, я огляделась по сторонам - миленько, но бедненько. Это я из вредности. А так все очень даже ничего. Быстро освежившись, я подошла к большому зеркалу, висевшему у дальней стены. (интересно, Северус себя разглядывает после душа?) Повертевшись у зеркала, я обнаружила огромное количество синяков и ссадин.

- Лепота. В гроб краше кладут, - подвела я неутешительный итог, пытаясь расчесать свои черные лохмы. Из зеркала на меня пялилась симпатичная мамзелька с вытаращенными от напряжения зелеными глазами. Окончательно устав от расчесывания, я закрутила патлы в пучок и осталась собой довольна. Как там у Пушкина? – Выпьем, няня. Где же кружка? Хорошо, но не по делу. А... Свет мой зеркальце, скажи… Бла-бла-бла в том же духе. В общем, я ль на свете всех…

- Да ты че, в натуре, совсем, блин, охренела? – я на всякий случай отпрыгнула от заговорившего прокуренным хриплым басом зеркала, но визжать пока поостереглась. - То, мать его, фраерок этот англицкий с утра смотрит так, что жить неохота. Таперича еще и согражданка приперлася! Я ль на свете… Ты себя в меня видела? Тады чего спрашиваешь? Ты не только коня на скаку остановишь. Ты, ненакрашенная, табун коней развернешь.

От такой наглости я даже растерялась и не сразу нашлась, что ответить. Схватив первый попавшийся под руку предмет, на поверку оказавшийся каким-то флаконом, я замахнулась:

– Ах ты, кочерыжка обглоданная! Огрызок помойный! Да ты на кого, тапка летняя, хвост задрала, а? Щас как тресну поперек морды, и будешь всю жизнь в комнате смеха на пластырь зарабатывать!

- Но-но-но! Ты здесь эта, давай не балуй! – пригрозило зеркало уже менее уверенно.

- Я те устрою хорошую жизнь! Погоди у меня! Да я тебя занавешу до скончания веков. С мылом тебя мыть буду, с хозяйственным! – схватив полотенце, я накинула его на зеркало.

- Валки пазорные!!! – слышалось уже совсем издалека.

Отряхнувшись, я вышла из ванной. Вот такие они, забавные перекрестки судеб. Забраться в самую глубь Англии, чтобы столкнуться с приблатненным русскоязычным зеркалом.

Северус терпеливо ждал у дверей.

– Удивительно, но Вы уложились вовремя, – он изучил мой внешний вид и одобрительно хмыкнул. – Сойдет.

Коплимент, однако, так себе, но я сочла за лучшее промолчать.

Выйдя, наконец, в коридор, мы обнаружили разгуливающего маршрутом «туда-сюда-обратно» Сириуса в собачьем обличии. Ухмыльнувшись, собака ринулась к нам и, пристроившись в кильватере, проводила нас до самой столовой.

Эк у них тут с размахом… Богато, добротно, подходяще. Северус подтолкнул меня к одному из столов, за которым сидела целая орава малолетних преступников, судя по их косым взглядам, брошенным на меня, не очень обрадовавшихся моему появлению. Профессор представил меня оглоедам и усадил за стол.

- А Вы? – мне вовсе не улыбалось остаться с этими детишками один на сотню.

- Я за учительским столом, Алекс. Если, что понадобится… - услышала я удаляющееся.

- Значит тебя, заноза, зовут Алекс? – напротив меня возник Драко. – Но мне больше нравится Заноза! – парень ухмыльнулся собственному остроумию.

-Угу, - согласилась я. – А тебя, малыш, зовут Драко? ОК. Но мне больше нравится на французский манер, Дракош. Решено, так и буду тебя называть, - я придавила под столом его ногу, когда он попытался рыпнуться ко мне. – Еще слово скажешь, порву на британский флаг, короед! – я надавила посильнее. – Понял меня?

– Да! - прошипел он

Все-таки классная вещь солдатские ботинки. В огне не горят, в говне, ой, простите, в воде не тонут. А тяжелые какие. Два удара по почкам, и всю жизнь вкалываешь на лекарства. Парнишка, похоже, ненадолго отстал. Ладно, первый всплеск гормонов мы подавили, с остальными разберемся позднее.

Завтрак меня разочаровал. Традиционная порридж застряла где-то в районе пищевода и никак не желала проталкиваться в сторону желудка. Напротив, ведущая караван каши первая ложка того и гляди, норовила повернуть вспять. Заполировать все это тыквенным соком вообще не представлялось возможным. Эту дрянь я отказываюсь принимать даже под наркозом. Минуты две я буравила стакан в надежде, что он превратится хотя бы в морс, но тщетно. Я даже приподняла его, разглядывая на свет, и вдруг, о чудо, жидкость изменила цвет. Ух ты, едрена кочерыжка! Это кто ж у нас добрая фея? Покрутив головой, я увидела Ремуса, салютующего мне бокалом. Ах ты мой Волчишка серенький, что бы я без тебя делала! Отсалютовав в ответ, я махнула сразу полстакана, как оказалось изумительного чая. Расслабившись, я позволила себе немного растечься по скамье. Под столом происходила какая-то возня, и, не успела я вновь сосредоточиться, как между ног мне ткнулось что-то горячее и мокрое. Застыв на мгновение, я засунула под стол дрожащую длань. Нащупав нервной рукою собачий нос, я вероломно почесала наглую переносицу, пошире раздвигая ноги. И когда эта шавка, радостно заурчав, попыталась продвинуться, я с лязгом захлопнула капкан, то бишь стремительно свела колени. Раздавшийся вой заставил подпрыгнуть женскую половину моего стола, а мужскую напрячься. Видимо, навеяло… Я же невозмутимо засунула голову под стол и, глядя в слезящиеся глаза, процедила.

– Еще раз попробуешь такое выкинуть, хвост оторву! - разжав колени, я вынырнула из под стола на свет божий и невозмутимым взглядом проследила, как опустив голову, Сириус поплелся в сторону соседнего стола и улегся у ног одного из мальчишек. Очкарик сосредоточенно посмотрел на меня и о чем-то зашептался с сидящей рядом с ним парочкой - рыжеволосым, веснушчатым парнем и симпатичной девицей с волосами цвета жареного каштана и въедливым взглядом. Особо не стесняясь, я показала троице язык. Девчонка поджала губы, а ребята залились краской. То-то, не пяльтесь на бабушку.

Обернувшись, я нос к носу столкнулась с Драко, который задумчиво оглядывал меня:

– А ты бедовая! Знаешь об этом?

Я вздохнула:

– Парень, читай по губам. Пошел ты знаешь куда?

- Уже ухожу, солнышко, но я не прощаюсь. А за испачканные ботинки мы еще сочтемся.

- Ах-ах-ах, какие страсти! Шекспир Вильям Батькович просто отдыхает, – вздохнув, я принялась дохлебывать ароматный чаек, украдкой поглядывая на стол преподавателей. Похоже, Ремус и Северус испытывали явное удовольствие, подглядывая за мной. Наверняка ничего не упустили из нашей перепалки с Сириусом. Вообще могли бы и помочь.

С треском поставив пустой бокал, я двинулась в сторону стола преподавателей. Ремус и Северус, тоже закончив завтрак, двинулись мне навстречу.

Снейп с абсолютно невинным видом поинтересовался:

– Что у Вас произошло с Блеком? Неужели Вы читали ему наставления?

- Нет! – огрызнулась я. – Я ему сексуальные запоигрища устраивала. Вон он, до сих пор в нирване валяется! – мотнула я головой в сторону поникшего пса.

- Приношу извинения за проделки моего товарища, – виновато кивнул Рем.

- Что Вы, что Вы! – я манерно взмахнула рукой. – Ничего страшного! Просто передайте этому животному, что в следующий раз я оторву ему не только хвост, но и кое-что еще!

Ремус уставился на меня в немом изумлении. Секунд через десять он смог выдавить из себя:

– Что он себе позволил?

- Не важно, просто передайте, что если он позволит себе такое еще раз – я убью его навсегда и без права воскрешения, – я развернулась на своих армейских и собралась уже ретироваться, но была подхвачена немилосердным профессором, прошипевшим мне в затылок:

– Отсюда и впредь, только со мной!

- Ого! Это как понимать? – я критически осмотрела профессора. – В туалет тоже вместе? Не боитесь, что Вас примут за извращенца? – моей невинности мог позавидовать младенец. Позади меня послышался тихий булькающий звук. Обернувшись, я смогла лицезреть весьма забавную картину. Бордового цвета Люпин, напрасно пытающийся сдержать рвущийся наружу смех. Он приложил палец к губам и махнул рукой. Мол, уводите Вашего товарища, пока он не озверел окончательно. А Зверь тем временем, зыркнув на меня черным оком, в который уже раз повторяясь, зашипел мне на ухо:

– Придушу…

- Ах, дрожу от нетерпения… - глядя в его наливающиеся кровью глаза, я примиряюще подняла руки вверх - Ладно, ладно... не горячитесь! Что я такого сказала? Ну хорошо, я жутко извиняюсь... Все довольны? На том и порешим! – я позволила увлечь себя под своды коридора.

***

Втолкнув меня в свое уже набившее оскомину жилище, Северус начал читать мне лекцию о поведении. Заскучав уже на третьей минуте, я зевнула, как медведь после спячки, и выдала сакраментальное:

- Заканчивайте мне по ушам ездить! Короче, что от меня требуется?

- Язык вымыть с мылом и протереть спиртом! – рявкнул он возмущенно.

- На счет мыла подумаю, – благодушно заметила я, – а под вторым сама подпишусь. Где спирт?

- Вы, случаем, не сирота? – кротко поинтересовался мой собеседник. – Потому что я даже представить себе не могу, что за родители у такого чудовища! – закончил он на высоких нотах.

- Сирота я наполовину. А что касается остального, это, блин, ваше… чисто мужское воспитание! – огрызнулась я. – Мы перейдем, наконец, к делу, а? Я домой тороплюсь!

Судя по выражению глаз, Северус молился. Молился послать ему терпения, дабы не стать жестоким убийцей. Я примерно представляла, что бы он хотел со мной сделать, но давать ему повода я не собиралась. Моргнув, я сбавила обороты.

– Профессор, с чего мы начнем? – кротость ангела и смирение мученика в моем голосе боролись друг с другом, каждый стремился взять верх.

- Э? – похоже, он не успевает за сменой действия.

- Я говорю, начнем с чего? – ласково повторила я.

- С того, - свистящий шепот разрывал мое сердце, – что я запру Вас в этой комнате. И избави Вас все божества сразу хоть что-нибудь здесь тронуть. Сейчас у меня занятия, и я не могу тратить время на Вашу драгоценную персону. Через три часа я вернусь, тогда и начнем. Хлопнула дверь, и я услышала подтверждение его угроз. Наверняка гад охранное заклинание припечатал, судя по бормотанию. На всякий случай я подергала ручку. Попытка не пытка. Заперто. Ну и ладушки. Что он там говорил насчет троганья. Трогать? Никогда в жизни. Стырить, утянуть, свистнуть, стащить, скоммуниздить, наконец, но трогать - никогда. Фи, это дурной тон. Поразмышляв с минутку, я принялась национализировать содержимое шкафов и полок.

***

- Маленькой елочке холодно в лесу… - мурлыкала я себе под нос, выгребая странноватого вида скляночки и сосудики. – Маленькую елочку на костер снесу. Тыкс, что тут у него? Книжечки? Ужасно интересно.

Увлекшись чтением, я углубилась в литературу. Через час я захлопнула очередной том, с твердым намерением чего-нибудь сотворить. А чего уж проще? Режь себе, кромсай, да отсчитывай, что в котел кидаешь. Котел я обнаружила быстро, в очаг его засунуть было делом нескольких секунд, так что уже через пару минут я приступила к зелью вплотную. В моем жаждущем мщенья уме начал складываться жуткий план. Во-первых, опоить эту мохнозадую дворняжку, чтобы за километр меня обходил. Во-вторых, что-нибудь для Северуса. Вот только что? Не пойму чего мне хочется больше? Чтобы он рухнул к моим ногам сраженный любовью или несварением желудка? А если все и сразу? ВАУ!!! Что она сказала? Она выразила свой восторг и восхищение.

Потерев ладошки друг о дружку, я с похрюкиванием приступила к трудоемкой работе. Наши руки не для скуки! Работы я никогда не боялась.

От занятия меня отвлекло легкое постукивание в дверь.

– Эй, арестантка, сидишь? – послышалось с той стороны.

- Чего нада? Хозяина, однако дома нету! – я приложилась ушком к холодной поверхности. – Кого черт принес?

- Не узнала, любимая? Это Малфой! – смазливый паразит явно ухмылялся.

- А, принесла нелегкая, чего тебе? – моему терпению приходил конец, тем более, что варево уже начинало подозрительно булькать.

- Выйти хочешь?

- Так заперто же! – удивилась я природной тупости малыша.

- Я не спрашиваю, заперто или нет, я интересуюсь – ты выйти хочешь? – раздражение в его голосе росло.

- А ты как думаешь, а? – я тоже не осталась в долгу.

- Тогда подвинься! – не знаю, чего уж он там наколдовал, но дверца распахнулась, и моему взору предстал Блондинчик во всей своей природной красе. А красы, надо отдать ему должное, было предостаточно.

- Заходи! – мотнула я головой, а сама рванула к котлу. Происходящее в нем действо напоминало революцию. Стремительно выхватив варево из камина, я немедленно сунула в него нос.

- Что это? – Драко подозрительно принюхался, его глаза изумленно расширились. – Ты чего тут натворила, а? Ну, привет, может ты Снейпу и родственница, но сегодня он тебя точно убьет.

- Пускай убьет, – флегматично согласилась я, – если успеет.

- Что варила? Признавайся, давай! – в голосе парня послышалось здоровое человеческое любопытство.

- Хочу дать понять одной волосатой шавке, что его сексуальные флюиды не катят. А вот это – мой довод! – я гордо ткнула пальцем в котел.

Малфой тут же засунул туда нос:

– И что это?

- Снотворное, – пожала я плечами. – С мощным побочным эффектом.

- Если это для Блека, могу предложить свою помощь, – оскал тигра-людоеда показался бы Вам более теплым, чем улыбка, появившаяся на мальчишеском лице.

- Помощь мне не помешает, но только в том случае, если ты не будешь пялиться на меня, как на конфету, и прекратишь распускать руки. В противном случае мне придется применить физическую силу.

- Что? – вытаращился паренек.

- В глаз получишь, вот что! - доходчиво объяснила я.

Парень изобразил праведный гнев:

– Да ты мне и шанса не дала.

- Солнце, мир - это большая лотерея, и имя ей - лохотрон! – философски заметила я, продвигаясь к выходу. – Будь человеком, не жадись, и устрой мне экскурсию по Вашей чокнутой школе.

- Ладно, - поморщился он. – Но мы не закончили.

- ОК, малыш. Можешь считать, что ты еще не вытянул свой счастливый билетик, – милостиво разрешила я, сливая зелье в подвернувшуюся вовремя флягу. – А теперь, может пойдем?

Наведя в комнате легкий марафет, мы на цыпочках двинулись в сторону выхода.

- Солнышко, а тебе не сложно закрыть дверь, скрыв следы своего присутствия здесь? – невинно поинтересовалась я.

- Зачем, если тебя там все равно нет? – удивленно пожал плечами Драко.

- Просто хотелось бы увидеть реакцию профессора… - задумчиво пояснила я, оглядываясь по сторонам. Сириуса поблизости не наблюдалось.

- Так что это за эффект в твоем зелье, ты не скажешь? – поинтересовался парнишка, заканчивая с заклинанием. Мы медленно двинулись в сторону… А хрен его знает, в какую сторону. Главное, не наткнуться на преподавателей.

Я подозрительно сощурилась:

– Постой-ка, зайка, а как ты здесь очутился? Насколько я понимаю, занятия идут полным ходом?

- Идут, – с энтузиазмом подтвердил мой спутник. – Ну и что с того?

- Действительно, какое мне, в сущности, дело до твоих занятий? – пожала я плечами. – Расти неучем.

- Кто бы говорил! – фыркнул Малфой и молниеносно прижался к стене, увлекая меня вслед за собой.

- Я предупреждала… - зловеще процедила я.

- Тсс... – парень прижал палец к моим губам. - Не дергайся! Слышишь?

Теперь и я услышала приближающееся к нам фривольное посвистывание. Блек!

Прикусив малыша за мочку уха, я с придыханием прошептала:

– Исчезни на пару минут, а?

Парень нервно сглотнул и, поедая меня алчным взглядом, буквально растворился в воздухе.

Вдохнув для храбрости, я гордой, летящей походкой от бедра направилась в сторону свиста.

- Ба, радость моя, вот мы и встретились. Надо тебе сказать, что я просто обожаю женщин с характером. Твое утреннее шоу покорило меня, хотя нос до сих пор побаливает, – он рванул меня за руку и, потеряв равновесие, я ухнула в его манящие объятия. Скользнув по мне оценивающе-раздевающим взглядом, Блохастый припечатал меня к стене (между прочим, очень холодной).

– У Вас тут что, принято подвергать дам риску заболеть воспалением легких? – полюбопытствовала я.

- Мы можем удалиться в мою комнату. Уверяю тебя там тепло и уютно, – осклабился Сириус, наклоняясь все ближе. – А также всегда найдется, что выпить.

Я, не сдержавшись, фыркнула:

– Тыквенный сок?

- Можно изобрести что-нибудь покрепче. Мне, кажется, ты вчера изъявляла желание вкусить водки? – с улыбкой крокодила поинтересовался он.

Я пожала плечами.

– Зачем изобретать велосипед? У Северуса отличные запасы спирта. А уж развести спирт дело плевое. Вот фляга! – я помахала вожделенным сосудом. – Глотнешь?

- Идем? – ответил он вопросом на вопрос, потянув меня за руку.

- А я хочу здесь, – я сделала вид, что глотаю большую порцию. Театр, да и только. Зрители рукоплещут, Драко скрежещет зубами.

- А мне? – ухмыльнувшись, он попытался поцеловать меня, но я предусмотрительно тяпнула его за нижнюю губу. – Ого! Дикая штучка! –Блек одобрительно глянул на мои острые зубки, оскаленные в его сторону. – Тем лучше! Дай-ка свою стряпню. – он приложился к фляге и сделал два мощных глотка.

«ЙЕСС!!!».

Я выдала наиослепительнейшую улыбку, самую обольстительную, на которую была способна сейчас.

Сириус сделал последний глоток и покачнулся.

– Детка, однако и здорова же ты пить! – неожиданно охрипшим голосом пробормотал, оседая на пол. Через секунду он спал сном младенца. Я мстительно пнула его ногой, под ребра:

– Нажрался, скотина! (тот факт, что я сама споила бедного мужика, из моей головы благополучно выветрился).

Из-за поворота показался хмурый Малфой.

- Эй, касатик. Чего нос повесил? – поманила я парнишку.

- И ты будешь утверждать, что между вами ничего нет? – просто гестаповец, ведущий допрос. В глаза смотреть, не рыпаться. Шаг влево, шаг вправо считается побегом. Прыжок на месте расценивается, как попытка улететь. Я прямо обалдела от такого приступа ревности.

- Слышь, ты, малолетний извращенец, если ты будешь продолжать в том же духе, я дам тебе барабан, и ты сможешь возглавить колонну идущих нахрен.

Вздыбленные, мы метали друг в дружку громы и молнии. Ну просто супружеская пара в день мужниной получки.

- Ого! – неожиданно развеселился Драко.

Я проследила за его взглядом и остолбенела. Через секунду мы оба валялись на полу еле сдерживаясь от хохота. Сириус прямиком на наших глазах покрывался шерстью, как самый настоящий йети, мать его ети. Но это лишь полбеды, шерсть переливалась всеми оттенками синей гаммы, от ультрамарина, до небесно-голубого.

Малфой, задыхаясь, пробормотал:

– Это и есть твой мощный побочный эффект?

Я шумно вздохнула, почесала в затылке и призналась:

– Вообще-то я собиралась придать зелью многократно увеличенное действие пургена, но это даже лучше.

- Руки у тебя золотые, - покачал головой Драко, - хоть и не из того места растут.

- Это точно! – заулыбалась я от такой офигительной похвалы.

Отсмеявшись вволю, мы поспешили убраться восвояси.

- Двигаем отсюда в темпе вальса! После того, как Блек покрылся шерстью, я не берусь утверждать, что может произойти дальше, – Драко галантно подхватил меня под руку.

- Дальше – больше, – воинственно фыркнула я.

- Идем, моя валькирия, – Малфою самое место на театральных подмостках. Красиво сказал, гад, но я привычно ощерилась:

– Маша, да не Ваша, сэр. Лапы в сторону, ноги на ширине плеч! Стоять, бояться, дрожать выразительно!

- Ну, так ты еще хочешь экскурсии? – наглец ничуть не испугался, улыбнулся как можно очаровательнее, и спокойно направился в неизвестном мне пока направлении.

- Хосю, хосю! – радостно взвыла я и кинулась догонять блондина.




Глава 4. Квиддитч, или игры, в которые мы играем.

- О, какое блаженство!!! – Малфой вывел меня на свежий воздух, и я даже прослезилась от радости. Господи!!! Как мало надо человеку для счастья. Небо увидеть, воздуха глотнуть, по земельке пройтись, птичек послушать. Ого! Кстати о птичках, та, что направлялась к нам, имела просто поразительный вид. Ё!!! Да это ж парень на метле… Голова вроде на месте, но мозги определенно бунтуют. В моих представлениях на метлах должны были летать привлекательные и не очень особи женского пола, но чтоб мужик на метле? Мой обалдевший вид страшно развеселил Драко. – Ты, что, новых Нимбусов для экстремалов не видела? У нас вся команда на таких играет.

Я, признаться-то, и для тех кто попроще не видела… Но раскрывать карты этому обаятельному малолетнему хулигану? Накось выкуси! Пробормотав, что-то, о том, что я с детства не сидела в седле, я замолкла…

Малфой оценил ситуацию по-своему.

– Не завидуй, крошка! Я покатаю тебя на моей лошадке, – парень просто лучился щедростью.

- Что ты там вякнул про лошадку? – мои глаза сузились до щелок.

Малфой невозмутимо повторил:

– Я имел в виду свою метелку.

- Ах, извините! Мне так и послышалось, – я нетерпеливо притопнула ножкой. – Тащи скорее! Я вся в нетерпении!

***

Малфой не заставил упрашивать себя дважды.

Опаньки… Вот это вещь, господа! ВЕСЧ!!! Большой, красивый метелк. Хотела сказать мустанг. Этот зверь, только что копытом не бьет! Если бы еще и взлететь получилось, я прям тут от счастья скончаюсь. Хотя нет, вряд ли. Представив себе, какую зажигательную румбу спляшут на моей могиле Сириус и Северус, я сразу расхотела помирать, даже от счастья. Доставить им такое удовольствие? Неа. Мой девиз: "Сделал гадость - на сердце радость".

Я внимательно слушала все, что объяснял мне Драко. А мальчик-то классно держится на своей метелочке. Я ему об этом, конечно, не скажу, но поучиться стоит, ой как стоит! Итак, я покрепче ухватилась за метлу и… А-а-а-а!!! Кто ж знал, что это необъезженное чудовище рванет с места в карьер? Па-ма-ги-те (не в слух, разумеется)!!! У-у-ух! Вау! Ех! Вот это да!!! Стоять! Тпру, залетный!!!

Эффектно приземлившись, я вспахала своими армейскими землю… Фантастика! Как говорится, полный пердимонокль!!! Малфой, я Ваша на веки! - ору я во все горло, но, разумеется, про себя.

***

Словно услышав немой призыв, Драко рванул к месту моего приземления:

– Может, я телепат? Стоит подумать на досуге. Было бы здорово прочесть мысли Севе-е-р-руса… Мур-р. Или Ре-е-м-м-муса… Но, во всяком случае, не Блека. Представляю, там наверное такое… порядочная женщина не выдержала бы и пяти минут. Хотя в познавательных целях, наверное, многое можно было бы взять на вооружение.

Блондин оценивающе взглянул на меня и, усмехнувшись, произнес:

- Почему ты все время или врешь, или хамишь, а? Ты случаем экстримом не промышляешь? Судя по твоим ботинкам – ты просто из команды «Отвязанные».

- Это еще что такое? – брякнула я, расслабившись после полетов.

Малфой вздохнул:

– Теперь ты будешь парить мне мозги, что никогда не имела дела с профессиональным квиддитчем, и вообще плохо понимаешь, о чем речь.

- Зая, если ты и так прекрасно знаешь, что я скажу, зачем спрашиваешь? – моему лицу мог бы позавидовать сам сфинкс.

Малфой с шумом выдохнул:

– Знаешь, я согласен с Блеком.

- В чем? – мои уши сработали словно локаторы на фамилию Блек.

- Вчера я услышал его беседу с Оборотнем. Так вот, Блек сказал, что тебя нужно или душить, или заниматься с тобой…

- Рот закрой!!! – выдохнула я в рифму. – Значит эта собака смела выражаться на мой счет? По-моему, зелье не в полной мере отразило глубину моего гнева, ты не находишь? – рычала я не на шутку разозлившись.

Вдоволь нафырчавшись, выругавшись и отплевавшись, я немного успокоилась.

Малфой с терпеливостью и смирением монашки ожидал окончания бури.

– Ну, тебе полегчало? – вежливо поинтересовался он.

- Как будто… - с сомнением ответила я, прислушиваясь к своему внутреннему голосу. На этот раз второе я было полностью на моей стороне и тоже жаждало мщенья по полной программе.

- Тогда, может, поиграем немного?

- Во что? В этот, твой квид…Как его там?

- Не как его там, а квиддитч. Мне что, правила тебе объяснять? – хмыкнул парень, подозрительно меня оглядывая.

- Угу, сделай одолжение, уважь старушку. - ухмыльнулась я. – И потом, одолжи мне свою метелочку… Уж больно она хороша.

- Идет! – кивнул блондинчик. - Проиграешь, поцелуешь меня, а если выиграешь – я тебя поцелую.

Нахал подмигнул мне без тени смущения и рванул за метлой для себя.

Мне оставалось только проорать ему в след.

- Я тя поцелую! Потом! Если захочешь!.. – если бы он хотя бы оглянулся, поросенок, целоваться ему расхотелось бы на всю оставшуюся жизнь, причем не только со мной.

- Ну что? Играем один на один? Снитч и бладжеры замажем на потом? Вот квафл. Эти кольца мои – те твои. Кто забьет больше – победитель, – Драко видимо не сомневался, что при любом исходе, он в выигрыше.

Ой, малыш, ты сильно ошибаешься. Ну ладно, если мы играем, детка, то играем по настоящему.

– Погоди, дружок! – я улыбнулась мальчишке милой улыбкой людоеда. Ты бы уж объяснил мне правила до конца…

-А-а-а-а!!! Мать вашу!!! – это я от восторга, честное слово! Вы себе даже представить не можете, какой это кайф! С чем сравнить? Даже не знаю. Ну, вспомните наши ледовые побоища со шведами и канадцами в хоккее, времен СССР. Только все в двадцать раз быстрее, жестче и в воздухе! Последнее просто выше всяких похвал! – я таки пристала к малышу, и он собрал полноценные команды. Надо отдать им должное, бьются ребята до последнего, и очень жестко. Я внимательно выслушала правила и выбрала себе самую подходящую роль. Не догадались? Я – отбивала!!! Какой кайф - впаять по бладжеру со всей моей дурищи! Эти черные смерчи и так носились с приличной скоростью, но с моей подачи они приняли максимальное ускорение. Увлекшись, я совсем загоняла малыша. Парень, однако, был ловок и цепок. Крутился как уж на сковородке. Все бы хорошо, но наш ловец-растяпа пропустил снитч. Команда Драко выиграла с небольшим, надо сказать перевесом.

Приземлившись, Малфой потребовал свой приз. Я моментально оказалась рядом и, заключив его в медвежьи объятия, с жутким звуком чмокнула в лоб. Драко смотрел на меня так, как, наверное, смотрят на своих мам малыши, когда понимают, что мамин лепет относительно комариного укусика шприца оказывается наглой ложью. Осознание моего предательства и вероломного коварства медленно опускалось на парнишку. Я довольно улыбнулась во все свои акульи зубы:

– Солнце мое, я же тебе говорила, что жизнь – это лохотрон! Ты не удосужился уточнить, каким должен быть поцелуй…

Поиграв желваками Малфой, съел мое признание и пробубнил:

– В следующий раз мы составим контракт, если тебе так угодно.

- Угу! – счастливо согласилась я. – И кровью подпишем!

***

- Мисс Смит!!! – колени мои подогнулись, и сразу захотелось стать козявкой в траве. Спешу дополнить, микроскопической козявкой, так чтобы никто не нашел. А лучше сразу в пыль, честное слово! Голос профессора Снейпа разносился по полю как горное эхо, только очень злое эхо, и не предвещал ничего хорошего. Я глядела на Малфоя так, словно он был моей матерью:

– Здесь спрятаться негде, а?

Драко осклабился и произнес:

– Есть справедливость в этом мире. Одно условие…

- Бежим, милый! Если мы не смотаемся прямо сейчас, я уже не смогу выполнить ни одного твоего желания в будущем.

- Стоять!!! – шипению Северуса могла позавидовать самая крутая кобра. – Немедленно за мной, мисс Смит!!! У меня накопилась масса вопросов, после увиденного!!! Если мне не изменяет память – я приказал Вам ждать дома и уж тем более, запретил выходить!!!

Все... убил на месте, пригвоздил к позорному столбу, осрамил навек перед потомками. Я всхлипнула и рухнула на колени:

– О, мой славный господин, прекратите ругать Вашу недостойную рабыню. Я готова провалиться сквозь… Хр-р-рр-р… оёй… - мой любезный хозяин ни слова больше не произнес. Он просто схватил меня за шкирку и поволок по траве. А воротничок-то тугой...

***

- Я жду объяснений, – прорычал профессор, как только мы очутились в его жилище. Хотя, если честно, по тону и взгляду становилось понятно, что никакие объяснения не помогут.

- Что Вы здесь стряпали? Кто Вам дал право взламывать мои шкафы и использовать драгоценное сырье?

Я недобро зыркнула на крикуна, вздернув бровь.

– А Вы бы, наверное, хотели, чтобы я просто провалялась все это время в постели Блека, не так ли? – лучшая защита, это нападение! Я позволила себе немного подтасовать карты. Совершенно не важно, в какой последовательности происходили действия, главное – уверенный взгляд.

Северус недоуменно уставился на меня.

– По-моему, я наложил запирающее заклятие, и обезопасил камин. Вряд ли Блек мог побеспокоить Вас, – он ел меня подозрительным взглядом.

- А по-моему, в этой школе до черта волшебников. Вам не кажется, что Вы не один такой умный, а? – съязвила я. – Мне пришлось обезопасить себя самой. Я сварила снотворное, правда вот, с побочным эффектом, - я опустила глаза долу, – вышла промашка.

- Что еще за побочный эффект? – насторожился профессор.

- Я варила снотворное с пургеном. А вышло так, что когда он выпил, то оброс сине-голубой шерстью.

- Чем он покрылся? – поперхнулся профессор Зельеделия.

- Шерстью, от ультрамаринового до небесно-голубого оттенков, – невозмутимо уточнила я. – Хотя, времени прошло уже много и, возможно, он уже слегка разбавил свой ультрамарин.

Мамой клянусь, Северуса проняло. Он героически выстоял и не улыбнулся, но вылетел из комнаты пулей.

- Казнь откладывается! – торжественно произнесла я. - Можно оправиться и закурить!

***

За ужином все только и говорили о неожиданной болезни преподавателя Блека. Угу! А имя этой болезни «половая невоздержанность». Доктор, дайте мне справку, что у меня половое недержание. А то жена ругается: «Бабник, бабник!»

Я флегматично поглощала печеный картофель и кидалась шкурками в Драко. Сражение окончилось со счетом 21:10 в мою пользу. Очко, однако…

Разомлев от количества съеденного и выпитого (слава Богу, эти пучеглазенькие страшилки, ошибочно прозывающиеся эльфами, догадались поставить для меня кружку с чаем), я совершенно упустила из виду Северуса, а зря.

- Надеюсь, Вы уже отужинали, моя дорогая Алекс? Нам пора… – раздалось над моей несчастной головушкой. Я нехотя обернулась, взглянув на Снейпа и стоящего в сторонке Люпина печальными глазами.

– Что, неужели настало время для праведного гнева? Сейчас, как я понимаю, Вы закатаете рукава, и начнете месить меня в четыре руки, мстя за дружбана? - я вздохнула. - С восторгом предаюсь в руки родной милиции…

- Ну что Вы, дорогая, - по лицу Северуса невозможно было понять, шутит он или нет. - Думаю, он займется этим сам, как только сможет выйти из больничного крыла. Но с этим небольшая проблема. Видите ли, его шерсть почему-то отказывается исчезать без боя. На все попытки удалить ее, она медленно, но верно отрастает.

- К тому же у Сириуса явные проблемы с желудком, - деликатно заметил Ремус, улыбаясь мне одними глазами.

- Однако, мы отвлеклись, - невозмутимо продолжил Снейп. - Итак, я бы хотел, наконец, побеседовать с Вами на интересующие меня темы. Идемте! - это было сказано таким тоном, что препираться стразу расхотелось. Я вздохнула, встала из-за стола и, послав воздушные поцелуи Рему и Драко, низко опустив голову и заложив руки за спину, словно заключенный последовала в свои казематы.

***

- Ну, и о чем мы будем с Вами говорить? – неприветливо буркнула я, разглядывая этого важняка, а попросту следователя по особо важным.

- Меня интересует, что Вы из себя представляете, Алекс? – вздохнул он.

Боже ты мой! Взгляните на него - просто ангел во плоти! А я здесь ему жизнь порчу, сволочь какая, нехорошая девочка!

- Родилась, жила, училась… – привычно и монотонно забубнила я как на собеседовании. Неужели он будет слушать всю эту лабуду?

- Достаточно! – прервал он мои излияния. – А у Вас не было в детстве странных желаний, или необычных способностей?

Я фыркнула:

– Я что в кабинете у психоаналитика? Профессор, если не считать пары-тройки снов с обнаженными учителями и жуткой драчливости, в целом, со мной все было хорошо.

- Прекратите паясничать, мисс Смит!!! – раздраженно буркнул Северус, явно не доверяя моей краткой исповеди.

- Хатифнат Вас покалечь! Ну хотя бы наедине прекратите употреблять эту гнусную фамилию! - моему возмущению не было предела, и я даже подпрыгнула несколько раз на месте от бессильной ярости, намереваясь взвизгнуть как следует.

- Прекратите истерику, немедленно! – разъяренный профессор подлетел ко мне с явным намерением влепить очередную пощечину. Счаз!!! Мы были готовы к его нападению и встретили врага во всеоружии. Издав боевой клич, я ринулась в бой. увы, этот монстр тоже времени даром не терял. Через двадцать секунд ожесточенной борьбы я, изрядно потрепанная и скрученная снаружи, но в душе все равно никем не побежденная, лежала на пушистом ковре, уткнувшись носом в могучее плечо спарринг-партнера, изображая из себя лягушку, перепаханную танком. В роли танка, как Вы понимаете, выступал профессор.

- Сэр, - пискнула я, – может, отпустите, а? Я все равно не в состоянии определить Ваш вес…

«Сэр» фыркнул, но не сделал ни одной попытки прекратить мои мучения. Напротив, он лишь слегка приподнял голову и насмешливо поинтересовался. – Вам уже легче, леди?

- Смотря с какой стороны посмотреть, - просвистела я, потому что говорить нормально уже не могла, легкие почти не получали воздуха, буквально раздавленные грудной клеткой Снейпа.

***

- Я Вас отпущу, Алекс… - как ни в чем не бывало, продолжил мой язвительный герой, насмешливо рассматривая меня взглядом голодного питона, – если обещаете вести себя как пай-девочка.

- Обещаю, если и Вы будете вести себя как пай-мальчик. И тогда мы сможем взять друг друга за руки и пойти поиграть в доктора, – не удержалась я от колкости.

- Алекс… - его рука вдруг совершенно неожиданно оказалась на моем бедре, но не над, а под робой! Я замерла как мышь, застигнутая во время стыривания колхозного зерна, с ужасом глядя на Северуса. Мой мучитель довольно ухмыльнулся.

– Похоже, есть только один способ успокоить Вас, – мурлыкнул искуситель и… и я ударила его в пах. Если бы не его последняя фраза, подействовавшая словно ушат холодной воды на мою бедную голову, я бы, наверное, не устояла. До меня дошло, что мой язык снова сыграл со мной нехорошую шутку. Видимо, мое заявление про игры в доктора было неправильно истолковано. Что же, тем хуже для профессора. Я ничего не имею против него, но не в такой обстановке. А где блин, романтика? Вино, альков с широченной кроватью, легкая музыка, свечи, канделябры, в конце концов, чтобы было чем шандарахнуть при случае зарвавшегося героя-любовника? Нету ничего? Тады я пока не играю. Воспользовавшись своим преимуществом, я резво отгребала в сторону, но не одна, а с волшебной палочкой, изъятой у притихшего Снейпа, напевая «I love you, but I don´t like you».

- Алекс... – Северусу удалось, наконец, подняться, и он укоризненно покачал головой. – У Вас, похоже, совсем плохо с чувством юмора. Неужели Вы могли подумать, что я? Вы себе льстите.

Я согласно кивнула.

– Ну да, сам себе не польстишь… извините, сэр, но на Вашем месте я бы не приближалась, – я виртуозным движением фокусника, достающего из цилиндра кролика, направила на профессора его же собственную палочку. – Не двигайтесь, или я…

- Или Вы что? – скептически рассматривал меня Снейп

Я завизжала. Клянусь, стены точно заходили ходуном. Во всяком случае, Северус точно. Вредный профессор зашатался и нырнул рыбкой за диван.

Поверещав для приличия пару минут (можно и больше, если надо), я захлопнула рот и принялась терпеливо ждать, когда мой контуженый герой выберется из окопа.

***

Над диваном показалась растрепанная голова профессора. Мое сердце слегка шевельнулось, но, по-прежнему, стоически держалось. Прорычав что-то насчет магглов (Это еще что за ругательство? Стоит потом узнать у Драко) с палочкой, равносильных обезьянам с гранатой, он рассерженно уставился на меня:

– Может достаточно на сегодня?

Я ухмыльнулась с видом победителя.

- Может я и обезьяна профессор, но граната все еще у меня! – я покрутила палочкой перед его носом. – Подумаешь, невидаль какая... Да нате Вам, пожалуйста, не жалко, – я вежливо протянула ему палочку, стараясь не направлять ее на Северуса.

- Хм! А Вы, я вижу, запоминаете свои прошлые ошибки. Похвально, – Снейп аккуратно выхватил палочку и задумчиво повертел ее в руках. – Ну-ка, – неожиданно взмахнул он своей деревяшкой. Теперь пришел мой черед нырять рыбкой. Я залегла в районе кресла и прислушалась. Через несколько секунд послышалось бормотание. – Так я и думал, – и тут же удивленное. – Мисс... Алекс, где Вы?

- Тут! – высунулась я из-за кресла, успев помолиться, на всякий пожарный. – Бить будете, папаша? А я надеялась на Вашу порядочность.

- Если бы и хотел, - с непередаваемым оттенком ехидства ободряюще буркнул он, – все равно не смог. Не знаю, как уж Вам это удалось, но Вы повредили палочку своим высокотональным звучанием.

- То есть визгом? – уточнила я, подозрительно оглядывая деревяшку.

- Вот именно, визгом, – кивнул Северус.

***

- Значит, я свободна? – ляпнула я, и тут же сникла. Необходимость попасть домой, как-то совершенно неожиданно уползла, и даже не на второй, а двадцать второй план.

- К сожалению, еще нет. Мы установили почему, но не знаем как? Но я постараюсь как можно скорее избавить Вас от своего назойливого присутствия, – притворно вздохнул профессор.

Вот и ладушки! Я сразу повеселела:

– Сэр, а перекусить на ночь нельзя, а?

- Клянусь Гекатой, Вы прожорливее крокодила, Алекс. С момента ужина прошло не более…

- Желудок у котенка маленький, - облизнулась я, – а сил и энергии для игр требуется много!

Стены подземелья сотрясались. Только на этот раз причиной тряски стал хохот профессора.



Глава 5. Люди, которые играют в игры, или снова квиддитч.

На следующее утро я проснулась самостоятельно и намного раньше Северуса. выглянув из спальни, я обнаружила, что профессор, разметавшись во сне, мирно почивает на диване, едва прикрытый пледом. Стараясь не смотреть на очаровательное безобразие, я прокралась в ванную. Пожалуй, не стоит больше повторять таких подвигов. Слишком аппетитная картинка, настраивающая Вас на лямурный лад.

Приняв душ, я вполне успокоилась и, мурлыкая, подошла к зеркалу.

- Ну что? Разговаривать будешь? Или сразу перейдем к угрозам? – вежливо поинтересовалась я.

- Попробуй с тобой не поговори. Ты ж достанешь… - зеркало скорчило физиономию, но от дальнейших комментариев отказалось.

- Вот и ладушки, – кивнула я, – давай-ка, солнышко, дружить.

- Чего надо? – сразу раскусила мои коварные планы стекляшка. – Небось, о хозяине чего порассказать попросишь?

- А что? – ухватилась я за ниточку. – Неужели есть чего порассказать?

- Да особых грехов вроде не водится, – задумчиво протянуло зеркало. – Строгий больно, но для бабы это плюс. В узде держать будет. Особенно такой, как ты, не помешает! – не удержалось все-таки и брякнуло, подлое. Я зарумянилась.

- Ты не красней, не красней, а давай мотай на ус, на косу то есть.

- Алекс? – послышалось хрипло-обеспокоенное, и я пулей вылетела из ванной.

- Что случилось? – запыхавшись, выдохнула я, уставившись на полуодетого профессора, пожиравшего меня глазами.

- А я уж было подумал, что Блеку удалось выбраться из лазарета, – облегченно хмыкнул Северус, переходя с обеспокоенного взгляда на насмешливый.

- Если бы ему это и удалось, – недобро ощерилась я, – Вы бы услышали, профессор.

- Не сомневаюсь, - ухмыльнулся Снейп.

В этот момент в дверь постучали, и я юркнула в ванную заканчивать марафет.

Когда через несколько минут я вышла, облаченная в свое рубище, Северус, уже полностью одетый, прохаживался по комнате, заложив руки за спину.

- Кто заходил? – полюбопытствовала я.

- Ваш добрый знакомый, – кивнул Северус.

Меня передернуло, и я ошалело уставилась на профессора.

- О нет! – рассмеявшись, он махнул рукой. – Не Блек, успокойтесь! Это был Малфой.

- И чего он хотел? – я еще не успела отойти от шока.

- Да ничего особенного, – задумчиво оглядел меня профессор. – Просил передать, что надеется увидеть Вас на трибуне Слизерина. Наша команда играет сегодня с Хаффлпаффом первую игру в сезоне.

Я расплылась в улыбке:

– Профессор, мы не можем подвести Вашу команду. У Вас не найдется чего-нибудь зелененького?

***

Перед началом матча я любовно повязала зеленый шарф, любезно предложенный мне Северусом, и, напевая немецкий марш, ринулась на трибуны, расчищая себе путь локтями и рыканьем. Жаль только, Снейпу, как преподавателю, приходится сидеть в отдельной ложе. Но ничего, я найду, чем развлечься на трибуне. Пролетающий мимо Драко послал мне воздушный поцелуй, а я, ухмыльнувшись, вытянула средний палец. Лети, голубок. Я в тебя верю. Ничуть не обидевшись, парень расхохотался и рванул ввысь.

Матч начался слабенько. Хаффлпафцы как игроки явно не очень. Однако за них болели и родные стены и Равенкло и Гриффиндор. Хы!!! Фигня на постном масле!

Я покрутила головой, оглядывая наших. ДА… Ну что Вам сказать? И здесь дела не лучше. Слабовато у них с поддержкой. Если бы меня так подбадривали, я бы застрелилась, честное слово. Никакого полета фантазии! Максимум, на что хватает воображения у бедных детишек, это шандарахнуть в небо салютом, от которого даже игроки вздрагивают, или разукрасить транспаранты искрящейся краской. Господи, трудное детство, низкий подоконник. Все, беру дело в свои руки!

Я орала, как можно громче, а Вы знаете, как я могу. Сначала, на меня пялились с недоумением, но вскоре стали подтягиваться голоса тех, кто посмелее.

Вспоминая футбольные матчи Спартака и Динамо, когда после пятой бутылки пива фанатам, уже не важно, что команды играют откровенно хреново, я выдумывала кричалки прямо на ходу.

Свистя и улюлюкая во все свое луженое горло и размахивая шарфиком, я орала что-то типа:



Хаффлпафф мы сделаем на раз!
Там каждый просто пед….


Слизерин самый крутой!
Спорить не надо со мной!
Кто против нас,
Тому сразу в глаз!



Если Драко на метле
Остальные все в г…


И вот уже вся слизеринская трибуна с восторженным ревом подхватила мои вопли.

Я отыскала глазами профессора. Снейп сидел, опустив голову, стыдливо прикрывая глаза ладонью. Плечи его вздрагивали и, по-моему, вовсе не от рыданий. Ну что же, милый, тебе нравится? Я продолжу!

Вскоре слизеринская трибуна сотрясалась от топота огромного количества ног, отбивающих ритм «We will rock you». А когда мы еще и запели…

Матч мы выиграли. Несчастные хаффлпаффцы сникли еще в середине игры, но когда наша трибуна взревела, перекрывая слабые попытки хаффлпаффских фанатов поддержать команду, бедняжки совсем скуксились и проиграли.

***

После матча слизеринская команда во главе с Драко закатила банкет, на котором я произвела очередной фурор в качестве почетного гостя. Не буду вдаваться в подробности, что мы там делали. Во всяком случае, Хогвартс знает что... От нашего «We are the champions» вздрогнули стены.

Однако, вечер на дворе, пора и честь знать. Я вдруг страшно соскучилась по своему подземелью. Ого! От выпитого эля я осмелела, и в мыслях уже приватизировала личные покои Северуса вместе с ним в придачу. Шум в голове усиливался, и я решила откланяться. Драко, как гостеприимный хозяин, вызвался проводить меня. Топая по коридору, мы неприлично фыркали и смеялись. Через какое-то время я поняла, что идем мы не туда, а спустя несколько минут препирательств, это признал и Малфой.

- Малфой! – мы обернулись на гневный окрик, ласково поддерживая друг друга, дабы не рухнуть при повороте. Позади нас, уперев руки в бока, стояла троица из столовой. Та самая барышня с поджатыми губками и мальчишки.

- Да, мисс гриффиндорская умница? – даже пьяный, Драко оставался неподражаем. Попробуйте-ка улыбнуться самым сексуальнейшим образом в весьма пьяном виде. Результат будет тот еще, уверяю. А вот пацан без видимых усилий принял офигительную позу ожидания и ухмыльнулся.

- У нас разговор к твоей спутнице. Оставь нас.

- А ха-ха не хо-хо? – парнишка растет на глазах!

- Ну ты, слизень, вали отсюда!– рванулся в бой рыженький.

- Я пришел с дамой, и намереваюсь уйти с ней, – рычащий Драко потянул меня назад.

А мне вдруг стало интересно, что им могло понадобиться.

- Иди, солнце, я еще приду пожелать тебе спокойной ночи, – я подмигнула обалдевшему Малфою, и двинулась к троице.

- Ты уверена? – вышел из состояния прострации Драко.

– В чем, что приду пожелать тебе хороших снов? На все сто, – кивнула я. – Ну что, карапузы, куда пойдем базарить?

Карапузы, видимо, растерялись, потому как топтались на месте. Тут инициативу в свои руки взяла барышня.

– Идем к Миртл! – развернувшись, она боевым шагом направилась к незнакомой мне Миртл, полностью уверенная в том, что все следуют за ней. Мне бы ее самомнение…

***

Вы мне не поверите! Миртл оказалась слезливым приведением, живущим в… в общем, там не живут. Б-р-р-р!!! Как только мы вошли в девчачий туалет, эта плакса накинулась на нашу компанию и начала немилосердно приставать с жалобами. Не обращая внимания на привидение, вся троица накинулась на меня. – Что ты сделала с Сириусом?

Батюшки, и всего-то? Я думала, чего поинтересней случится. Вздохнув, я сложила руки на груди и выдала:

– Нихт фирштейн, граждане. Не понимай, о чем, собственно, речь? Кто ест Сириус? Я не знать никакой Сириус.

Второй парнишка, с черными волосами, напряженно буравил меня взглядом прокурора из-под очков:

– Мы знаем, что ты его обидела. В столовой, та черная собака – это и был Сириус.

- Да?!! – моему удивлению не было предела. – Слушайте, а кто Вы вообще такие? По-моему, совершенно невежливо, когда стая молокососов терроризирует старого больного человека.

Детишки ушли в аут переваривать мои издевательства. Секунд через …цать, барышня процедила.

– Меня зовут Гермиона Грейнджер, он, – мотнула она головой в сторону темненького, – Гарри Поттер, а это Рон Уизли, – кивнула она на конопатого. – Мы из Гриффиндора.

- Очень приятно, – скептически оглядела я всех троих. – Ну и что дальше?

- Нас интересует, что ты сделала с его опекуном, – барышня снова мотнула головой на Гарри.

Однако… Парню просто повезло с попечителем. А если яблочко от яблоньки? Я на всякий пожарный отодвинулась подальше. – Ладно, мы можем поговорить с тобой наедине? – кивнула я Грейнджер. – Думаю, то, что ты услышишь, не для их ушей.

Мальчишки взбрыкнули было, но я зыркнула на них взглядом голодного дракона и щелкнула зубками:

– Валите малыши, здесь играют настоящие проффи.

- Герми, ты уверена? – взволнованно прошептал Рон, косясь на меня, как на Бабу-Ягу.

- Идите! – кивнула девица, не спуская с меня глаз и палочки. Как же они мне надоели со своими палочками! Вот так бы взяла, собрала их все и устроила большой пионерский костер.

- Ну что, подруга, – ухмыльнулась я. – Ворон ворону глаз не выклюет?

Девица моего юмористического настроя не оценила и шутку не поддержала.

– Так что же произошло с Блеком? Ты скажешь или нет? Моему терпению приходит конец. Я ведь могу применить заклинание, – девчонка угрожающе махнула палочкой. А вот это была ее большая ошибка. Натренированная Северусом, я мгновенно выдала самый тонкий визг, на который была способна.

***

Хлипкая оказалась барышня, рухнула на пятой секунде, так и не сумев воспользоваться своим чудом. Но вот кто меня удивил, так это Миртл. Согласитесь, увидеть привидение, застывшее с открытым ртом и выпученными глазами - ради этого стоит жить.

Когда Гермиона пришла в себя, я сидела на умывальнике, насвистывая «Ведь у тебя есть палочка-выручалочка», и дирижировала грейнджеровской деревяшкой. Девушка смотрела на меня голодным волком.

– Итак, рыба моя, поправь меня, если я собьюсь с курса партии! – радостно пророкотала я, разглядывая малышку. – Вы хотите знать, что я сделала с вашим замечательным, великолепным, неподражаемым висельником Сириусом? – Гермиона зарычала.

- Стоп! Не надо драматизма, – я остановила барышню жестом. – Вы, умнички, сообразили спросить ЧТО? Но не доперли спросить ПОЧЕМУ?

- Почему? – автоматически повторила Гермиона, малость отступившая от моего задора и напора.

- Да потому, что Сириус ваш – кобель!!! В прямом и переносном смысле!!! – рявкнула я, пуская пар из ушей. – Господи, слепая щенячья любовь! Да мы за препода моргалы выколем! Поинтересовались бы, чем ваш ненаглядный в свободное от преподавания время занимается! – распалялась я все больше.

Гермиона осуждающе глянула на меня:

- У тебя что, острый приступ мужененавистничества?

- Мужененавистничества? - праведно возмутилась я. – Я те щас расскажу про мужененавистничество! – выложив всю историю, я удовлетворенно осмотрела результаты работы. Герми резко сникла, пытаясь совершить грандиозную переоценку ценностей. Спустя несколько минут на меня смотрела сестра по несчастью.

– Сволочь! Из-за таких вот волей-неволей в феминистки пойдешь! – вздохнула она, бросая мне сочувственный взгляд.

- Феминизм есть сексуальная неудовлетворенность, плюс гомиконизация всей страны, – флегматично выдала я, чем окончательно сразила бедняжку.

выйдя из «переговорной» мы наткнулись на слегка оглоушенных молодых людей, тупо смотрящих в даль и не сразу заметивших наше появление.

- Короче, - я сразу взяла быка за рога. - Мы тут перетерли на досуге и пришли к мирному соглашению. Если Гермиона захочет, она вам все расскажет, а мне тут больше оставаться неохота. Чао, бамбини! – я рванула в спасительное подземелье.

***

- Мать вашу! Понагородили диванов - не пройти! Да здесь черт ногу сломит! Какому муфлону удалось так зае…но расставить мебель? – ломилась я в темноте (почти, но не окончательно протрезвевшая) по комнате профессора. Мой гениальный монолог был прерван зловещим шипением и припечатыванием меня к вышеупомянутому дивану с мирно почивавшим на нем до этой роковой минуты Северусом.

– Алекс, можно узнать - ГДЕ ВЫ ШЛЯЛИСЬ? КОГДА ВЕСЬ ХОГВАРТС СПИТ СНОМ ПРАВЕДНИКОВ! – то, что началось зловещим шипением, закончилось львиным рыком в одну из моих барабанных перепонок.

Винные пары как-то сами собой мгновенно испарились, и я осталась один на один с озлобленным профессором.

– А-а-а-а!!! Чтоб Вас черти в аду на сковородке жарили и без масла! Да что же Вы орете-то, труба иерихонская! Да чтобы Вы всю жизнь мною в кошмарах мучились!!! – мой ор был надежно припечатан его ладонью. Ам!!! Я его тяпнула, не утерпела (а пусть не сует в рот всякую, ну не гадость, конечно, но пусть не сует!).

Меня снова скрутили, словно калач на продажу, и ткнули носом в подушку.

– Вы хоть изредка, можете не выражаться? – тону профессора, мог позавидовать самый ярый проповедник.

- Могу, наверное, – лучезарно улыбнулась я в подушку (эх, жаль, не оценит она моих стараний). – Когда сплю!

- Я так примерно и подумал, – скептицизма в голосе хватило бы на целый стакан. – А если и во время бодрствования? Хотя бы поменьше, а?

- Между прочим, – тут же возмутилась я, пытаясь вывернуться так, чтобы с праведным гневом в глазах взглянуть на этого осквернителя святого, – сквернословие - грех, конечно, но развивающий воображение!

Северус всхлипнул и отпустил меня. Я в ужасе уставилась на дело рук своих:

– Сэр, профессор, Вы что плачете?

- Да! – фыркнул он.

Я задала второй, не менее идиотский, чем первый, вопрос:

– Почему?

- По своей спокойной жизни, которая канула в Лету! – он криво усмехнулся.

- Сам такой! – тут же надулась я.

- Выпороть бы Вас как следует! – угрожающе начал было Северус.

- Не надо! - я мгновенно подняла руки на манер пленного фашиста. - Гитлер капут! Айн, цвай, сдаюсь, руссиш зольдатн...

Северус лишь сплюнул в сердцах и молча указал мне на дверь спальни, куда я и поплелась, строя из себя невинную жертву.



Глава 6. Ладушки, ладушки, где были, у бабушки, или ловкость рук и никакого мошенничества

Утром я, не обнаружив своего соседа ни в гостиной на диване, ни в ванной (на что втайне надеялась), обиженно выбралась в коридор и попыталась добраться до столовой, но была остановлена черногривым гриффиндорским очкариком.

- Чего тебе? – когда я голодная, ко мне лучше не соваться.

- Мисс Смит, – парень явно волновался. – С Вами хотел поговорить директор Дамблдор. Он ждет Вас у себя. Это срочно! – добавил парнишка, заглянув в мои глаза.

АЛЕКСАХИНА!!! Вон из класса!!! К директору, немедленно!!! Меня просто заколбасило от вспыхнувшей ностальгии.

- Ладно, - буркнула я, – веди, Сусанин.

Похоже, расплаты не миновать. Конечно, если учесть, сколько я здесь наверетенила, хватит на три пожизненных. Подрывала учительский авторитет, научила детей ругаться (Слюшай, какие дети? Сплошное волшебное хулиганье! Так и норовят своей палочкой в глаз ткнуть), находилась в нетрезвом состоянии на территории школы, спаивала молодежь, грубила старшим. У-у-у… расстрелять негодную прямо на месте.

- Мы пришли! – оглядевшись по сторонам, я увидела каменную горгулью, ухмыляющуюся мне улыбкой Сириуса. О, и этот, наверное, не преминул заложить. Мол, напала, изнасиловала и зельем отравила! Гарри брякнул что-то похожее на «клюквенную пастилу» и втолкнул меня в проход за каменным изваянием.

- Ай! - я бладжером влетела в кабинет.

- Рад, что Вы приняли мое приглашение, Александра. Я правильно произнес Ваше имя? – на меня смотрела пара самых добродушных и всепонимающих глаз на свете.

- Угу! – радостно согласилась я и совершенно перестала бояться.

- Итак, не пробыв у нас и нескольких дней, Вы уже стали своеобразной легендой Хогвартса, – добродушный тон и мягкая улыбка, сопровождающие речь, произвели на меня ободряющее действие. Значит, выгонять еще не собираются.

- Скорее кошмаром, сэр, – хмыкнула я, пожав плечами.

- Ну уж и кошмаром. По-моему, Вы устроили нам незабываемое представление во время матча по квиддитчу. Признаю, грешен, я сам пару раз прокричал Ваши «стихотворения», – усмехнулся великовозрастный проказник и подмигнул мне.

- Я скромно потупилась:

– Да чего уж там. Ерунда какая! Всегда пожалуйста!

- Видите ли, сейчас в волшебном мире сложилась очень непростая ситуация. Мы на пороге кровопролитной войны с силами зла, а потому...

Я широко распахнула глаза.

– Что-то по Вам не заметно. А где окопы? Противотанковые ежи? Почему, наконец, студенты и преподаватели не носят касок? А хотите, – осенила меня гениальная идея. – Я побуду у Вас сиреной? Устроим учебную тревогу. Я визжу и, если кто не добежит за десять секунд до убежища, считается условно убитым!

Дамблдор поперхнулся карамелькой, и я участливо хлопнула старикана пару раз по спине.

- Благодарю! – откашлявшись и приняв нормальный оттенок, директор серьезно взглянул в мою сторону. – Простите, Александра, но я имел в виду несколько другое. Не могли бы Вы задержаться у нас подольше? К тому же, Вы, кажется, еще не закончили свои дела с профессором Снейпом (дедуля подмигнул так, что я мгновенно покраснела). Ваш непередаваемый и ничем неистребимый задор и оптимизм благотворно влияют на студентов.

В возникшей паузе, можно было услышать как моя челюсть с лязгом отвисла до самого пола. – Мои что? Влияют, простите как?

***

- С тех пор как Вы у нас, - вздохнул волшебник, – Хогвартс просто заходится смехом. Веселье - это очень мощная волшебная сила!

- Ну да, - важно кивнула я, - смех – это не оружие, это – обезоруживание. Так мне что - можно остаться?

- И даже нужно, – кивнул Дамблдор, – можете не волноваться о работе и доме, я обо всем позабочусь. Но если Вы не хотите подвергать себя риску, то я немедленно отправлю Вас домой. Я хочу, чтобы Вы оценили реальную опасность. Вы же из магглов, моя дорогая. При желании любой волшебник может…

Я плотоядно ощерилась:

– Съесть-то он съест, да кто ж ему даст? Некоторые уже попробовали, и…

Дамблдор рассмеялся задорным, почти мальчишеским смехом:

– Ваши успехи в области алхимии просто поразительны. И прошу Вас, простите Сириуса. У мальчика, как бы это помягче сказать, было трудное детство и тяжелая юность.

Я уж было собралась убегать, но на пороге застыла:

– Мальчика? Да я зуб даю, он перестал быть мальчиком, когда я пешком под стол ходила!

***

Вылетев от директора, я уткнулась во что-то твердое и упругое.

– Ап, попалась, птичка! – на меня глядели насмешливые глаза Сириуса, а сама я трепыхалась в железных тисках, именуемыми объятиями.

Блин!!! Не сказать бы больше. Помяни черта на ночь, он и появится. Правда, сейчас был день, но легче от этого не становилось.

- Чего тебе? – зашипела я как можно страшнее. Всегда есть шанс, что противник струхнет и уберется восвояси. – Неужели уже вылечился? А я думала, еще как минимум, с неделю тебя не увижу! Что, вся шерсть сошла?

- Показать? – ухмыльнулся гад и потянулся к робе.

- Иди ты на хрен со своим стриптизом, – от яростного сопротивления я перекинулась к вялому поскуливанию. – Ну что тебе надо, а? Что ты пристал ко мне, как репей к подолу?

- К подолу? Интересная мысль, и как мне это раньше в голову не приходило? – он притянул меня к стенке и начал приподнимать края моего одеяния. – Репей говоришь? И где же мне прилепиться? – его рука завораживающе скользила по моей маленькой миленькой ножке. Я замерла, как таракан при виде тапочка.

Взвизгнуть что ли? Из глубин подсознания вяло выплыла запоздалая мысль. Но было уже поздно - он меня целовал.

- Расслабься, и получай удовольствие, детка, – шепнул он. Удовольствие? Грр!!! Терпеть не могу таких самоуверенных. И ненавижу, когда меня называют деткой. А удовольствия, я, между прочим, не испытала. После его поцелуя все мое волнение как рукой сняло. Извернувшись, словно угорь, я выскользнула из его объятий и нырнула в тень коридора. Обернувшись, я процедила:

- Если у тебя так остро стоит проблема разрядки, запишись в кружок «Умелые руки». Говорят, помогает.

- Сириус!!! Дамблдор выглянул из кабинета и поманил к себе сразу сникшего Блека. – Ты мне нужен, загляни на минутку!

- Я все же не прощаюсь! – пробормотал Сириус и нырнул за горгулью, а я сползла по стене, и перевела дух.

- Эй, все в порядке? - из-за угла выглянули три головы.

- А, старые знакомые, святая троица, – кивнула я. – Чем обязана?

Гермиона возмущенно уставилась на ребят:

– Я же Вам говорила, что это правда!

- Но, Герми, - Поттер явно испытывал смущение. – Это не наше дело, они же взрослые, и могут сами разобраться! – Уизли кивнул, поддерживая приятеля.

Гермиона презрительно фыркнула на мальчишек и подошла ко мне:

– Помощь требуется?

- Смотря в чем, – хмыкнула я, поднимаясь. – Если обучишь меня паре-тройке заклинаний, чтобы лишить кое-кого кое-чего, клянусь, буду признательна всю оставшуюся жизнь.

- Извини, – вздохнула Гермиона. – но ты маггла и заклинания тебе не помогут.

- Значица так! – я оглядела всю троицу и прорычала. – Объяснит мне кто-нибудь, наконец, что у Вас тут происходит и кто такие магглы, и какого…

Гермиона не дала мне договорить (хотя мальчишки, по-моему, готовы были записывать за мной), предложив проследовать в обиталище Миртл для беседы (странные места ребята выбирают, но о вкусах не спорят).

Когда беседа закончилась, у меня голова пошла кругом от всей этой лабуды. Ну и делишки тут у ребят творятся. Послушаешь их, так вся троица не один раз мир спасала. А Поттер, так вообще, что-то типа национального героя. Нда…

- А что у тебя с Малфоем? Ты дружишь со всем Слизерином или только с ним? – мальчишки подозрительно смотрели на меня. – Они на другой стороне. Учти, Малфой первый предаст тебя!

- Вы всегда так агрессивно настроены? Ребята, Вы тут, кажется, совсем свихнулись со своей войной. Ладно, спасибо за информацию. Мне таперича переварить все надо, – я махнула ручкой и вылетела в коридор.

- Алекс! – я обернулась и увидела догоняющего меня Малфоя. – Привет, обманщица! Ты так и не появилась, чтобы пожелать мне спокойной ночи, по твоей милости я не сомкнул глаз всю ночь.

- Сочувствую, – буркнула я, косо оглядывая парнишку. Сейчас мне было не до него.

- Что? Не в настроении беседовать? Неужто Гриффиндор прельстил тебя больше, чем Слизерин? Ты теперь в фаворе у святой троицы?– парень явно чувствовал себя не в своей тарелке.

- Да что Вы ко мне привязались? Вы совсем не можете существовать в мире, а? У Вас, что, руки чешутся помахать своими палочками? Можете думать хоть о чем-то, кроме потасовки?

Драко отпрянул, ошарашенный моей яростью:

– Эй, сестричка, полегче. Я не хотел тебя обидеть. Что произошло?

- Не знаю, – свирепела я на глазах. – У меня сегодня очень тяжелый день. Все норовят втянуть меня в свои игры. Выбирай! Выбирай! Выбирай! Ненавижу это слово!

Малфой пожал плечами:

– Каждому приходится чем-то жертвовать, из чего-то выбирать. Ты на земле, очнись, дорогая!

- Глупости! – я не на шутку разошлась и начала орать. – Это вы зависли на небесах и не видите, что у вас тут творится! Я думала, что волшебники более разумные, но вы ничуть не лучше нас! – я развернулась и помчалась по коридору в сторону подземелья с твердым намерением собрать свои вещички и свалить от этих сумасшедших куда подальше. Утренний настрой от разговора с директором улетучился, как не бывало. Я бежала и бубнила себе под нос, еще больше распаляясь.

- Волшебные палочки, сексуально озабоченные собаки, оборотни, заклинания! За каким хреном мне все это сдалось? Буду сидеть в своем уютном офисе, выслушивать шуточки коллег и попивать чаек, да вспоминать это как страшный сон! – с последними словами я влетела в подземелье и, споткнувшись прямо на пороге, упала на что-то. Кого-то… Я упала на Северуса, растянувшегося прямо у двери. От неожиданности я взвизгнула:

– Ой!..

Он лишь глухо застонал в ответ.

- Профессор! Северус! – я тормошила его, пытаясь привести в чувство. – Что с Вами? – мысли об отъезде выветрились из головы со скоростью кометы. – Я могу что-нибудь сделать для Вас, а? – я всхлипнула.

- Слезть с меня, если можно! – прохрипел он, сверля меня взглядом.

- О! Ну да, конечно… - становясь малиновой от ушей до пяток, я аккуратно сползла с профессора. – Ну может, я могу помочь, хоть чем-то? – с надеждой выдохнула я, преданно всматриваясь в предмет мечтаний.

- О да! Закрыть Ваш маленький, но очень громкий рот! – попытался он съязвить, но тут же снова скорчился от боли.

Я зажала пасть обеими руками и выскочила в коридор, где нос к носу столкнулась с Малфоем. – Какого…? Ты что, ходишь за мной по пятам? – рыкнула я на парня.

- Успокойся, можно подумать, что ты просто пуп земли. Я пришел к профессору, – парень фыркнул и попытался пройти мимо меня.

- Стой! Туда нельзя сейчас, – я поймала его за воротник и потянула на себя.

- Так, это все же произошло! Ты его убила, да? – парень закатил глаза. – Вас вообще нельзя оставлять вместе. Вы оба чокнутые!

- Слушай, не время болтать. Ему нужна помощь. Покажи, где найти Люпина? – Выпалила я на одном дыхании.

- Интересно, чем ему поможет оборотень? – брови Малфоя взлетели вверх. Но, взглянув в мои глаза, кивнул. – Пошли, - и мы побежали.

***

Ремус довольно быстро разобрался с проблемой, и вскоре Северус, напичканный снадобьями, мирно заснул в спальне.

- Уф! – я плюхнулась в кресло и уставилась на Ремуса. – Ну что? По-моему, пора нам покалякать насчет этого происшествия. Считайте у нас совет в Филях, а я ваш доблестный фельдмаршал Кутузов. Для полного сходства я прищурилась на правый глаз. – Итак, возникает резонный вопрос. Какого… у вас здесь происходит?

После объяснений, занявших не менее двух часов, я громко выдохнула, ругнулась и выдала свое понимание проблемы.

- Так… общую концепцию я уловила, можно дальше не разжевывать. И как часто этот подпольный революционер, - кивнула я на спальню, – выполняет задания любимой партии?

Ремус пожал плечами:

– Так часто, как этого требует директор или Темный лорд.

- А…

Люпин остановил поток моего любопытства. – Вам лучше поговорить с ним, когда он придет в себя. Возможно, он расскажет больше, если сочтет нужным.

- У… - надулась я как мышь на крупу. – А до этого мне что, от любопытства умирать? Все вы тут садисты! – я выпроводила оборотня за дверь.

– Не забудьте! – улыбнулся Рем на прощание. – Вы обещали позаботиться о нем.

- Яволь, майн Фюрер! – гаркнула я и захлопнула дверь. – Ну и что мне теперь со всем этим делать? - обернувшись, я застыла как каменное изваяние. Из-за кресла на меня смотрели два глаза размером с блюдце.

- Тебе чего? – заворчала я, неприязненно разглядывая ушастого. Чебурашка, по сравнению с ним, просто эталон красоты.

- Только не бейте меня, госпожа, – заверещало существо, а в спальне беспокойно зашевелились.

- Значит так, - я надвигалась на чебурана с угрожающей поспешностью. – Ты захлопываешь свой громкоговоритель, а я тебя не трогаю, ладушки?

Ушастый с лязгом закрыл рот и, выразительно дрожа, выпучил и без того огромные глазищи, преданно рассматривая меня.

- Смотреть в глаза. Отвечай на поставленные вопросы четко и ясно! Где твой передатчик? Как ты сюда пробрался? Имена, пароли, явки! – окончательно войдя в роль гестаповца я прохаживалась из угла в угол, злобно зыркая на ушастика.

- Я, я, я…

- Ага! – радостно потерла я ладоши. – Значит, не хочешь отвечать?

Ответом мне послужил грохот рухнувшего в обморок тела. Видимо, хрупкая натура эльфа не выдержала моего черного юмора. Да я - не подарок, увлеклась, миль пардон! – Эй, ушастый? Ты живой? – я подергала эльфа за лапу. Подскочив, словно ужаленный, он рванул за кресло, и вскоре раздались всхлипывания:

– Я такой несчастный, хозяин не любит меня, ругает… На кухне все смеются надо мной. А теперь Вы хотите меня убить…

Я почесала в затылке. Однако, с самооценкой у парня фигово, а о паранойе я вообще умолчу. Просто ходячий мешок с комплексами. Да…

- Слышь? Ты не серчай! Я не со зла, честное пионерское, век свободы не видать! – я попыталась подойти поближе, но эльф в ужасе отпрыгнул.

- Только не бейте! – он, зажмурясь, в ужасе прикрылся лапками. Я спрятала руки за спину и кивнула.

– Не трону. А, собственно, каким ветром тебя сюда занесло? – я хотела уже сурово сдвинуть брови, но вовремя удержалась. Если он снова рухнет в обморок, не выдержит уже моя психика.

- Я принес хозяину поесть! – один глаз открылся и с опаской поглядел в мою сторону. – Вот! – Эльф протянул поднос дрожащими лапами.

Я немедленно сунула нос в приготовленные блюда.

– И этим ты собирался травить хозяина? – зловеще зашипела я, глядя на прижавшего уши чебурашку. На подносе покоилась тарелка с отвратительного вида кашей и уже набивший оскомину тыквенный сок.

Ушастик снова захныкал:

– Я не виноват. Эльфы не любят профессора. Они не дают мне приготовить ему что-нибудь вкусное…

- Не реви! – процедила я. – А ты-то сам профессора любишь?

- Я его уважаю, – всхлипнул эльф.

- Ясно, а звать-то тебя как, чудо?

- Тиллоу, мэм, – пискнул эльф и сам себя испугался.

- Вот что, Тиллоу, - я вздохнула. Опять все приходится брать в свои руки. – Идем на кухню, – видя его сомнение и ужас, я гаркнула. – Разговорчики в строю! С начальством не спорят! Веди!!!

***

Мы оказались в гигантской комнате с высокими потолками. Горы блестящих медных кастрюль и сковородок громоздились у каменных стен, а с противоположной стороны топилась громадная кирпичная печь. Плотоядно облизнувшись, я огляделась. Похоже, мы произвели фурор с Тили, появившись вот так, вдвоем. Семейство ушастых жалось по стенкам и кидало на меня затравленные взгляды.

Я сочла нужным усилить впечатление.

– Баста карапузики! Кончилися танцы! – эльфы прижали уши и заскулили.

- Ну и кто здесь отказывается кормить моего доброго друга профессора Снейпа? – желающих ответить почему-то не нашлось.

Я порычала немного для острастки и принялась за дело:

- Значится так, уважаемые ушаны! Если я еще хоть раз узнаю, что кто-нибудь из вас обижает Тилика и не дает ему спокойно готовить для хозяина что-то вкусное… Ну, вы меня поняли! У вас на кухне несчастные случаи были? Нет? Значит будут! Учтите, посажу на лопату и в печь, вместо жаркого! Да вам здесь Баба-Яга Василисой Прекрасной покажется! Поняли?

Из-за спин перепуганных до смерти пучеглазиков выглянула маленькая любопытная мордочка:

- Мэм, а кто такая Баба-Яга?

У меня опустились руки.

- Тьфу на Вас! Темнота! Не знать Бабу-Ягу. Она примерно вот такая! - скорчила я рожу, - и у нее костяная нога, и ей сто лет в обед, еще она питается заезжими молодцами и малышней! И она, моя родная бабушка! - несколько особо впечатлительных эльфов рухнули в обморок.

- Ну вот, приехали! - обиделась я. – С вами каши не сваришь, – и тут я поняла, что страшно хочу оладушек. – А уж тем более оладушек не испечешь!

- Мэм, - на этот раз меня окружили все лопоухие (видимо еда их больное место), – что такое оладушки?

Через час весь кухонный коллектив, возглавляемый мной, горланил на чистейшем русском. – Ладушки, ладушки! Где были? У бабушки! – кухня была сплошь усеяна мукой, разлитым маслом, и в воздухе носился ни с чем не сравнимый аромат теста.

***

Вскоре все было готово, и, сопровождаемая Тиллоу, я вернулась в комнату с громадным подносом, на котором высилась гора оладушек для Северуса, ну и для меня, конечно.

Поднос едва не выпал из моих рук, когда в кресле у камина я увидела улыбающуюся физиономию Блека.

– Привет! – мурлыкнул он на моем родном языке. - А где…?

- Ты напрашиваешься на рифму! – рявкнула я, слегка обалдевшая от русского, и с грохотом поставила поднос на стол. – Что ты здесь забыл?

- Наверное, он пришел пожелать нам спокойной ночи! – в дверях спальни возник взъерошенный Северус, критически оглядывая нас обоих.

- Посмотрите, что я принес. Водочка! Разливаем на троих?! - с ходу предложил Блек. - На двоих, - поправил Снейп, недобро оглядывая Сириуса. - Лично я пить не буду и Вам, Алекс, не советую...

- Не слушай его! - подмигнул мне брюнет. - Давай по маленькой. Кровь разогреем, а этот зануда пусть завидует...

- Нет! Я сегодня играю в трезвенника и язвенника, – буркнула я, а в моей голове начал складываться хулиганский план. – Если уж этот вредитель приперся сюда, пускай расплачивается за свою бестактность.

- Может, срежемся в картишки, а? – предложила я, глядя абсолютно невинными глазами на Блека.

Северус страдальчески вздохнул:

– Вы еще и в карты играете?

Я кивнула:

– Играем помаленьку.

Блек ухмыльнулся:

– Сыграем на тебя?

Я радостно кивнула. Сам предложил, за язык никто не тянул.

– Идет дружок, если ты выиграешь – твоя взяла. Но в случае моей победы, ты выполнишь мое желание.

Сириус ухмыльнулся:

– Знаешь, я заядлый картежник. Боюсь, девочка, у тебя нет шансов.

- Алекс! – Северус сурово свел брови у переносицы. - Вы сошли с ума? Или Ваше отношение к этой собаке переменилось? Учтите, он шулер, каких мало!

Я весело поглядела на профессора.

– Ничего, сэр. Я уж как-нибудь справлюсь. Лучше держите за меня кулаки. И, кстати, Вас ждет еда. Если Вы не съедите все, что я для Вас приготовила, – я прищурилась. – Клянусь, я буду кормить Вас с ложечки!

Сириус зашелся от смеха, а Северус передернул плечами и буркнул.

– Нет уж, увольте! – он гордо удалился в спальню, но мне почему-то кажется, что он подглядывал за нами.

- Итак, во что ты хочешь играть? – ухмыльнулся Сириус, виртуозно тасуя колоду карт, появившуюся из воздуха.

- А в дурачка! – брякнула я, разминая пальцы. Может ты и шулер, но и мы, знаете ли, не лаптем щи хлебать будем. Эту школу я прошла еще в детстве. Ловкость рук и никакого мошенничества!

***

Когда Сириус в десятый раз остался в дураках в прямом и переносном смысле, он хмуро уставился на огонь в камине и процедил:

– Нда.. Отыграться, конечно, не позволишь…

Я покачала головой:

– Дорогой, слушай, откуда ты такой умный, а? Замазали, значит замазали и не отпирайся, давай!

Из спальни донеслось легкое покашливание. Не иначе любимый подавился. Надеюсь, что от смеха и не сильно.

- Ну и чего же ты хочешь, чудовище? – воззрился на меня, осознавший весь ужас своего положения, а потому теперь уже бывший безумно влюбленный.

- Крови! – мстительно зашипела я. – Не боись, Тузик, это я образно! – успокоила я псину, но продолжала глядеть на него взглядом серийного убийцы.

- Давай, закончим поскорее, – страдальчески закатил глаза Сириус.

- Надо же, а мне казалось, ты готов преследовать меня всю жизнь, – ухмыльнулась я и показала ему язык. – Мы могли разойтись по-хорошему, но ты не захотел… Значица так! Мое желание остается за мной. Ты исполнишь его в тот момент, когда я попрошу тебя!

- Мы так не договаривались! – взвился Сириус, глядя на меня, словно обиженный ребенок.

- Ша! Не будем устраивать драматических сцен, – развела я руками. – Уговор дороже денег. А ты впредь запомни: "С кем поведешься - так тебе и надо!"

- Слушай, ну не надо ля-ля! - зыркнул на меня сердитым оком Мохнатик.

- Жухало! – процедила я, с презрением глядя на Блека.

- Кто? Я? – Блек сжал зубы. – Ладно, хрен с тобой!

- С тобой ты хотел сказать, – невозмутимо поправила я, сосредоточенно разглядывая свои руки.



Глава 7. Романтическая прогулка в Хогсмит, или Профессор, зачем Вам такой большой нос?

Выпроводив неудачливого картежника, я помчалась в сторону спальни:

– Сэр, к Вам можно?

- Если я скажу нельзя, вряд ли это Вас остановит, – ядовитый тон профессора пролился бальзамом на мое переживающее за Северуса сердце. Раз с сарказмом все в порядке, то и профессор идет на поправку.

- Хозяин, барин! – процедила я, и отправилась почивать на диван. Не знаю, хотел бы он, чтобы я заглянула, я могла бы это проверить, но моя природная вредность взяла верх. Утрамбовав подушку, я провалилась в спасительный сон.

***

- Бр-р-р-р! Холодно и мокро! Поливать-то меня зачем? Я Вам не морковка! Что Вы хулиганичаетиетите… - открыв глаза, я обнаружила локально расположившуюся тучку над моей буйной головушкой и вполне здорового, а также ухмыляющегося Северуса у окна:

– Вставайте, Алекс! Вас ждут великие дела (нагло спер фразу, о чем я и пробубнила, жутко зевая).

- Вполне возможно, но встать Вам придется.

- Как оладушки? – поинтересовалась я.

- Терпимо, – буркнул Северус.

Завернувшись в одеяло, я проскочила в спальню. На подносе ровным счетом ничего не осталось.

– Значит терпимо? – прищурилась я. – И всю эту гору слопал Тиллоу, надо полагать, а Вы так, присоседились слегка?

Взгляд великомученика был мне ответом:

– Признаю, что несмотря на ваше кошмарное воспитание или полное отсутствие оного, а также возмутительное поведение, готовите Вы сносно.

- Это комплимент или наезд? – не поняла я.

Северус лишь хмыкнул и срочно перевел стрелки:

– Поскольку сегодня суббота, мне бы хотелось заняться, наконец, нашими проблемами.

- Вашими! У меня проблем нет. Это у Вас палочки глохнут наряду с волшебниками! – уточнила я.

***

После завтрака мы приступили к занятиям. Я бы, если честно, с большей охотой прогулялась с Драко, приглашавшим меня за завтраком присоединиться к его компании. Тем более что снега на улице было уже предостаточно, и у меня чесались руки закидать его снежками. Но, вздохнув, я отказалась от такого замечательного предложения и направилась к моему мучителю. Вот интересно, он думает о том, что мое горло не казенное? Я люблю повизжать под настроение. Но чтоб на заказ, да в течение четырех часов подряд, с короткими передышками? И, между прочим, кто делал всю грязную работу для приготовления зелья, позволяющего палочкам противостоять моему визгу? К середине четвертого часа, мои руки стали красными и покрылись язвочками и порезами, а голос напоминал карканье вороны. Я выдохлась, уважаемые.

В конце концов, Снейп понял, что я уже не в состоянии орать, да и вообще говорить.

- Что же, можно и закончить на сегодня, – удовлетворенно хмыкнул он, разглядывая мое позеленевшее лицо. В мою душу, если честно, стали закрадываться подозрения. Уж не издевался ли он надо мной? Кивнув в сторону окна, профессор предложил:

– Метель утихла, может, прогуляемся в Хогсмит? Пожалуй, Вашему горлу требуется передышка и лекарство. Я не поклонник горячительного, но в данной ситуации Вам не помешает немного глинтвейна. А лучший глинтвейн подают в «Трех метлах».

- Обеими ногами «за»! – устало прохрипела я.

- Почему ногами? – Северус, похоже, никак не привыкнет к моим оборотам.

- Потому что руки уже не действуют, так же как и голос, – закашлялась я снова.

Выйдя на улицу, я немедленно закружилась вокруг Северуса, радостно заглядывая в его глаза.

- Вы напоминаете мне щенка, первый раз вышедшего на прогулку, – усмехнулся профессор.

Я показала ему язык, так как более достойного ответа найти не могла по причине совсем отказавшего горла.

Северус закатил глаза и притворно застонал:

– Вы и без голоса любого заткнете за пояс, да?

Я энергично закивала головой и поплелась за Снейпом.

«Три метлы» оказались на поверку милым заведением, шумным, тесным, но очень уютным.

Усадив меня за столик, Северус ушел делать заказ. Я поуютнее устроилась и, прикрыв глаза, попыталась дать отдых утомленному телу. Я почти засыпала, когда до моего сознания донесся изумительный аромат пряностей и вина.

- М-м… - потянулась я, мечтательно улыбаясь. Протянув руки, я обхватила бокал, протянутый профессором и, согревая им ладони, глубоко вдохнула живительное тепло. Определенно, отсутствие возможности срезать Северуса своим жалом, настроило меня на романтический лад.

Хрупкая прелесть чудесного мгновения была нарушена моим шипением. Руки согрелись, но вместе с теплом вернулась способность ощущать боль. Ранки и язвы с удвоенной силой засаднили.

Я поднесла ладони к лицу и вздохнула, рассматривая безвозвратно утраченную белизну изящных пальчиков.

- Вытяните руки! – приказному тону Северуса невозможно было противиться. – Будет немного больно, – предупредил он и достал палочку.

Я зашипела. Немного, это мягко сказано. Мне показалось, что в руки впились тысячи маленьких хорьков, немилосердно кусая и царапая и без того уже истерзанную плоть.

- Тш-ш… - Северус легонько подул на мои измученные руки и, сведя мои ладони, ласково прошелся большими пальцами по костяшкам. – Вот и все. Прошу простить меня за сегодняшнее испытание. Я слишком увлекся, забыв, что Вы не моя студентка, – что-то в его тоне, заставило меня покрыться красными пятнами. Я высвободила руки и уткнулась в глинтвейн. Северус задумчиво потягивал свою порцию, а я впала в состояние эйфории, смешанной с отчаянием.

Подливая масла в огонь, влезло мое второе я:

– Ты могла не вырывать свои грабли столь поспешно, а? Господи, у тебя никогда не будет приличного мужика! Ты хоть помнишь, когда?..

- Заткнись, пожалуйста, а? Без тебя тошно! – рыкнула я на наглую половину, прекрасно понимая, что она, к сожалению, права. Ну почему я такая дура? Я в состоянии флиртовать на грани фола с мужчинами, мало меня привлекающими, меня это забавляет. Но когда на горизонте появляется достойный объект, я зашориваюсь, будто рабочая лошадь, прячусь в панцирь, словно черепаха, я изображаю из себя улитку, яростно не желающую выползать на божий свет. В общем, веду себя как настоящая дипломированная дура. Пытаясь заставить замолчать мое орущее в голос второе, я, рискуя обжечь горло, залпом выпила оставшийся глинтвейн, и просящим взглядом уставилась на Северуса.

Усмехнувшись, он кивнул:

– Возможно, нам обоим не помешает еще один стаканчик.

Пока он ходил за второй порцией, я откинулась на стуле, и попыталась прокашляться. Услышав свой голос, я слегка обалдела. Говорить громко я еще не могла, а потому у меня получался весьма сексуальный полушепот с легкой грудной хрипотцой.

Появившийся профессор, вернул меня к действительности:

– Ваш заказ, мэм, – на стол скользнул еще один бокал с божественной влагой.

- Благодарю Вас, – я кивнула.

Северус удивленно воззрился на меня и засмеялся:

– Алекс, прошу Вас, прекратите использовать этот тон, иначе у Вас будут проблемы не только с Блеком, но и с Вашим окружением, – он указал взглядом на соседние столики.

Я прижала ладонь к губам и начала беззвучно смеяться.

Северус сделал серьезное лицо и буравил меня взглядом, от которого я захохотала в голос.

- Все, все. Сижу как мышка, - покаялась я все тем же сексуальным хрипом и снова, не сдержавшись, захихикала.

- По-моему, нам пора уходить, – Северус с шутливой обеспокоенностью огляделся по сторонам. – Иначе проблемы будут не только у Вас, но и у меня. Мой имидж мрачного и сурового преподавателя трещит по швам. Обычно, хорошенькие женщины не смеются в моем присутствии.

Я из последних сил закусила губы в безуспешной попытке сдержать рвущийся хохот.

– Северус, по-моему, Вам уже хватит. Вы начинаете отпускать мне комплименты, а это точно не в вашем стиле.

- Если Вы не прекратите произносить мое имя этим бессовестным голосом, – он посмотрел на меня с притворной угрозой, - я не берусь отвечать за последствия!

- Все, поняла, осознала и вырезала большими буквами на доске моей памяти, – я больше не могла сдерживать рвущийся наружу смех и кивнула на дверь. – Всё, нам пора, иначе посетители вздрогнут от моего непередаваемого хохота.

- Не сомневаюсь, - буркнул профессор, иронично наблюдая за моими попытками принять вертикальное положение.

- Помощь требуется? – хмыкнул он, протягивая руку. Я благодарно вцепилась в его локоть с твердым намерением не выпускать ценный трофей всю дорогу до Хогвартса. Кто бы мог подумать, что всего два несчастных стакана так сильно ударят в голову. Про ноги я молчу. Мне казалось, что их стало как минимум на три больше, и все они переплелись между собой.

- Ну что? Можем идти? – поинтересовался Северус.

Я задумчиво покачала головой:

– Еще пару секунд. Кажется, третья и пятая поссорились.

- Кто? – похоже, я в очередной раз удивила профессора.

- Мои ноги, похоже, что сейчас их у меня слишком много!

- Вы просто совершенно невероятное существо. Там, откуда Вы родом, все такие? – усмехнулся профессор, с интересом следя за моими попытками приструнить зарвавшиеся ноги.

Я прищурилась:

– Я далеко не лучший представитель своего народа, сэр.

- Самокритичность? Ценное качество, – ухмыляясь, отметил Снейп.

- Угу, особенно в моем исполнении, да? – хрюкнула я, и мы вышли на улицу.

Несмотря на легкий морозец, мозги, затуманенные винными парами и мечтами о герое, совершенно отказывались соображать нормально, а ноги расшалились вконец. Это и привело к моему неминуемому падению на пушистый снежный ковер. Я рухнула навзничь, увлекая за собой своего галантного кавалера. Я засмеялась и слепив снежок кинула его в профессора. Северус не остался в долгу, и скоро мы были облеплены снегом с головы до ног. - Вы позволите? – он осторожно прикоснулся к моим волосам, стряхивая налипшие снежинки и придвигаясь все ближе.

- Вы пахнете корицей, Алекс, – улыбаясь, прошептал Северус, наклоняясь к моему лицу.

- Нет, Вы, – пробормотала я, снова начиная смеяться.

- Нет, Вы, – передразнил он, и его губы оказались совсем рядом, а я поняла, что окончательно пропала.


There’s such sad love
Deep in your eyes, a kind of pale jewel
Open and closed within your eyes
I’ll place the sky within you eyes
There’s such a fooled heart
Beating so fast in search of new dreams
A love that will last within your heart
I’ll place the moon within your heart
As the pain sweeps through
Makes no sense for you
Every thrill has gone
Wasn’t too much fun at all
But I’ll be there for you
As the world falls down
Falling in love…



Я готова была обороняться, привыкшая к ураганным стычкам с Сириусом со сметавшей все на своем пути страстью. Но то, что произошло, не было похоже на Сириуса, да и на Северуса, как ни странно…

Легкий, как крылья мотылька, поцелуй коснулся моих губ. Нежный, почти грустный, но в глубине своей обещающий затаившуюся страсть. Дрожащее на ветру пламя свечи, грозящее перерасти в яростное пламя пожара. Оторвавшись от моих губ, он вопросительно заглянул в мои глаза и прочел там ответ.

Северус помог мне подняться, и, держась за руки, словно на первом свидании, мы отправились в Хогвартс.

Когда мы переступили порог его жилища, он привлек меня к себе, и хрипло пробормотал:

– Алекс, я не знаю, что…

Я улыбнулась и накрыла ладонью его губы:

- Вы привлекательны, я чертовски привлекательна. Так чего же зря время терять? Поправьте меня, если я не так Вас поняла.

- Вы неисправимы, – ухмыльнулся Северус. – Похоже, заставить Вас замолчать, может только это, – он придвинулся еще ближе.

- Что? – меня просто распирало от смеха. – Осторожнее, сэр, не покалечьте меня, у Вас ведь такой большой… нос.

- Берегитесь, леди, а не то я покажу, как его можно использовать! – шутливо пригрозил Северус.

- Я само нетерпение и любопытство! – промурлыкала я, позволив своему герою увлечь меня в сторону спальни.



Глава 8. Братство домов, или великолепная пятерка и вратарь.

Проснувшись, я обнаружила, что утро безнадежно пропущено, а Северуса давно нет. Сладко потягиваясь, я нехотя встала и двинулась в ванную, где меня встретило привычной уже бранью зеркало:

– Ну че? Всю ночь не спала, черте чем занималась и вид у тебя с утра, как будто ты всю ночь…

Я проигнорировала нахальную стекляшку, и принялась плескаться, мурлыкая что-то себе под нос.

В дверь постучали, и я ринулась открывать. На пороге стоял Малфой и нахально пялился на меня с обворожительной улыбкой.

– Проснулась? Я тут с утра стучу, а ты дрыхнешь, как сурок, родственница… – он насмешливо уставился на мои опухшие губы.

Я насупилась и приготовилась повизжать маленько. Благо настроение у меня было самое боевое, голос пришел в нормальное состояние...

Драко, защищаясь, выставил руки.

- О нет, только не ори, я тебя очень прошу. Пойдем, прогуляемся? Может, в квиддитч срежемся? Я и метелку принес! – знает, гад, против чего мне не устоять. Я ухмыльнулась:

– Сей момент, только биту захвачу…

Однако вскоре мне надоело носиться в ледяном воздухе и морозить конечности. Со свистом приземлившись, я махнула Драко:

– Баста!!! Я хочу хоккей!!!

- Чего? – уставился на меня Малфой. – Что еще за извращение?

- Балда! Ты ничего не понимаешь в колбасных обрезках! – хмыкнула я. – Нам нужны игроки! Чур, набираю я. Обегав весь Хогвартс, я наскребла народу на две команды. Удалось затащить даже неразлучную троицу, главным образом, благодаря Гермионе, оказавшейся рисковой барышней, если ее немножечко подтолкнуть.

Выстроив народ в две шеренги, я критически рассматривала свою добычу.

– Ладно, - скривилась я. – Квиддичные щитки, конечно, сойдут, но каски… - объяснить олухам, что такое каски довольно трудно, а потому я подошла к этому делу творчески. Я развела кухню на кастрюли. Теперь представляете себе это зрелище? В срочном порядке метлы были переколдованы в клюшки, шайбу смастерили из деревяшки и началось…

Последующие три часа протекали примерно как в песне Леонида Сергеева.

Игра в хоккей
Начинается игра, у вас уж за полночь,
Без волнения ее смотреть нельзя.
Вот как раз в который раз выходят на поле
Мы и наши постоянные друзья.
Хейя, хейя, до-то-го!
Шайбу, шайбу, кто кого!
Шайба вброшена! Пошли в атаку, соколы!
Пас налево, пас направо, взад, вперед!

Сделал вид судья, что не заметил,
Стал быть, понимает, что к чему!
Эх, ведь раз живем на белом свете,
Надо было в лоб с ноги ему!
Так защищаться можно, так защищаться нужно,
Конечно, осторожно, конечно, очень дружно!
Играют наши страстно, атаки их опасны,
Покамест все прекрасно, игра проходит классно!

Игра приобретает интерес,
Какой накал, по всей площадке бой!
Их правый крайний на табло полез,
Ну неспортивно, ведь еще ж живой!
И все ж в физподготовке мы сильней,
Состав у нас стабильный, боевой!
И в тактике мы будем похитрей...
Ребята, вы чего, ведь я же свой!.. А-а-а!!!


Матч закончился боевой ничьей. Взмыленные и разгоряченные ребята тяжело сопели, но были жутко довольны. Все смешалось в Хогвартсе. Слизерин братался с Гриффиндором, и в этом была и моя заслуга! J

***

Да, что спорт с людьми делает, а? Кто бы мог подумать, что Драко и Гарри будут, ухмыляясь, вспоминать, как замечательно они пасовали друг другу. А Герми будет хихикать, вспоминая, как засандалила Рону шайбой прямо в котелок, медный конечно, а не его собственный. Идея по смешиванию команд была рисковой. Но кто не рискует, тот не пьет, а выпить хотелось…

Счастливые и веселые мы двинулись в Хогсмит, отмечать победу коммунизма.

К окончанию бурного банкета, продолжившегося практически до ужина, за столом осталась только небольшая, но проверенная градусом, компания, включающая в себя вашу непокорную слугу, Гермиону, Драко, Поттера и Уизли. Выпивка с моим непосредственным участием, она объединяет, господа. Похоже, в Хогвартсе начинается новая эпоха. Эпоха хаоса имени Алексахиной.

- Пора двигать, – вздохнула я оглядываясь, - иначе вам влетит, а меня точно разложат на атомы.

Гарри и Рон, пытаясь оторвать головы от стола, согласно замычали. Однако… Слабая нонче молодежь пошла... Господи…

Драко меня тоже разочаровал, едва держась на ногах, он, ухмыляясь, требовал стриптиз и выпивки.

Гермиона покосилась на парня тяжелым взглядом: явно назревал конфликт.

- Да ладно, чего там, – хмыкнула я, отводя ее дрожащую руку, с направленной на Малфоя палочкой. - Непьющих мужиков мало, да и те не мужики

Нам пришлось тащить на себе два бесчувственных тела и подгонять третье, мало соображающее.

- Уф!!! – свалив трупы и полутрупы в гриффиндорской гостиной, я с хрустом разогнула позвоночник. – Похоже, это входит у меня в привычку, – хмыкнула я, разглядывая мирно сопящих гриффиндорцев и практически сразу же присоединившегося к ним слизеринца.

- Что? - с трудом принимая вертикальное положение, и хватаясь за поясницу, поинтересовалась Герми.

- Таскать на себе бесчувственных мужчин, – процедила я, пиная беззащитные тела. – Знаешь, у меня родилась небольшая шутка. Экспромт так сказать.

Герми взглянула на малышей, на меня, и ухмыльнулась:

– Я вся внимание.

Совершив свою маленькую женскую месть, мы, неприлично фыркая и давясь от смеха, присели отдохнуть от трудов праведных.

- Может, переночуешь у нас? – предложила Гермиона, когда мы немного отдышались. – Заодно сможешь увидеть воочию, что здесь будет твориться утром.

Я покачала головой:

– Заманчивое предложение, но…

Герми усмехнулась:

– Похоже, то, что не удалось провернуть Сириусу, оказалось вполне по силам С…

- Тсс, – я приложила палец к губам. – Все может быть.

- Ну и как он…

- Мисс Грейнджер, – я округлила глаза в притворном удивлении, – а я то думала, что вы маленькая, занудная гриффиндорская отличница.

Плечи Гермионы вздрагивали от еле сдерживаемого смеха.

- Понятно, – весело резюмировала я, – все мы люди, все мы человеки!

Добравшись, наконец, до родной обители, я с удивлением и растущим беспокойством обнаружила, что Северуса нет. Произведя нехитрую разведку, я поняла, что он отсутствовал весь сегодняшний день.

Промаявшись пару часов в ожидании чуда, я устроилась в кресле с одной из многочисленных книг. Пришлось завернуться в шерстяной плед, так как начинало холодать, а разводить огонь мне не хотелось.

Устав от бесплодного ожидания, я бессовестно вырубилась.

***

Растревоженная первыми солнечными лучами, нахально колобродящими по мне, я вскочила, нервно озираясь в надежде увидеть профессора. Северуса, по-прежнему, не было.

Раздавшийся стук в дверь заставил сердце екнуть, и я кинулась открывать.

На пороге стояла Гермиона.

– Прости, что так рано, – шепнула она и подмигнула. – Надеюсь, я не разбудила Самого Страшного и Свирепого профессора?

- Нет, к сожалению, только меня, – процедила я. – Меня интересует всего один вопрос. Где он провел эту ночь?

- Не волнуйся, – Гермиона пожала плечами. – Это нормальное состояние для Снейпа. Взять и исчезнуть.

- Ни фига себе, утешила, называется! Мне от этого не легче, – буркнула я. – Ладно, не будем о грустном. Что стряслось?

- Я подумала ты захочешь взглянуть на результаты ночного хулиганства, – улыбаясь, Герми поманила меня за собой. – Идем. Это тебя развеет. Честно говоря, такого я не ожидала.

Прокравшись в гриффиндорскую гостиную, я едва сдержала рвущийся хохот. На полу, переплетясь в самых неприличных позах, спала очаровательная троица.

- Погляди на них. Просто шведская семья извращенцев, – прошипела я, кусая губы, чтобы не рассмеяться.

Гермиона издала хлюпающий звук и, вытянув трясущийся палец, указала на Драко:

– Ты только посмотри, как он прильнул к Гарри!

Поняв, что больше мне не выдержать, я гаргнула:

– Рота, подъем!!!

Три взлохмаченных головы тут же взметнулись с пола, чтобы с грохотом столкнуться в воздухе. Непонимание в их глазах быстро переросло в осознание сложившейся ситуации и ужас от невозможности вспомнить было ли что-нибудь? Что может быть хуже для гриффиндорца, чем увидеть полураздетого слизеринца, спавшего на твоем плече? Что может быть хуже для слизеринца, чем понять, что его всю ночь нежно обнимали гриффиндорцы? Думаю, их еще долго будет преследовать этот кошмар. Честное слово, на такое мы с Герм даже не надеялись. Наше хулиганство было простым и невинным. Гермиона всего лишь воспользовалась спутывающим заклинанием, после моего предложения связать ребячьи шнурки.

- И чем вы тут занимались? – елейным голосом поинтересовалась я, оглядывая нахохлившихся мальчишек.

Рон хлопал глазами, тщетно пытаясь скрыть малиновые пятна, разливающиеся по его физиономии, а Гарри, впившись взглядом в Драко, процедил:

– Убери свои лапы, Малфой!

Мы с Герми уже приготовились разнимать назревающую драку, но тут вмешался слизеринец. Признаюсь, Драко меня удивил. Невинно захлопав длиннющими ресницами, он шлепнул Поттера по руке, и пропищал.

- Да ладно, противный, ты сам всю ночь ко мне приставал! – вышло до того уморительно, что собиравшийся было двинуть Малфою в глаз, Поттер расхохотался. Замирившиеся недруги попытались встать, но не тут-то было. Шнурки были надежно скручены, а потому вся скульптурная группа снова живописно растянулась на полу. Гермиона и я потихоньку пятились к выходу. Гарри, водружая на нос свалившиеся очки, сверкнул озорным взглядом и проворчал:

- Бегите быстрее, девочки…

Малфой продолжил начатое:

– Потому что как только мы распутаемся…

Все трое ухмыльнулись и прорычали:

– Вам хана!!!

И мы помчались как стадо лосей на водопой.

***

Вдоволь нарезвившись, мы приступили к завтраку. Похоже, наша компания предоставила местным сплетникам возможность почесать языки. В процессе поглощения пищи слизеринский стол перемигивался с гриффиндорским. Смешки и ухмылки перемежались веселыми воскликами. Я украдкой поглядывала на ребят. Они действительно от души веселились. Посмотрев на преподавательский стол, я заработала одобрительный взгляд Дамблдора, и подмигнула старику. Однако мое веселое настроение тут же улетучилось, когда я заметила, что профессор не явился и к завтраку. Я начала серьезно тревожиться.

К обеду я уже изнывала от безделья и металась, словно тигр в клетке. Ребята были на занятиях, некому было помочь мне. Вцепившись в очередной фолиант, я решила потешить себя приготовлением зелья. А что? Пора бы сварганить что-то грандиозное, так чтобы весь Хогвартс на уши встал. Я даже придумала, для кого я состряпаю свое варево. Утром, когда мы с воем и улюлюканьем неслись на завтрак, мы столкнулись с полтергейстом. Ну и мерзостное существо, надо вам доложить. Просто редиска! А самое неприятное заключалось в том, что эта поганка самопроизвольно появлялась и исчезала, и поймать ее не представлялось возможным. Вот на этом я и решила сыграть.

Изготовив гремучую смесь, я вышла на тропу войны. Размалевавшись, как заправский индеец, я посетила совятню и выдрала несколько перьев у зазевавшихся сов.

Вооружившись смоченной в зелье простыней, я совершила вылазку в коридор. Пытаясь привлечь внимание полтергейста, я применила боевую тактику Карлсона. Противника нужно низводить и курощать. Начнем с низведения! Я громко загорланила сочиненную на ходу песню, разносящуюся на всю Ивановскую.



У Пивза полтергейста отвалилось окончание!!!

Теперь он будет полтер гей, до мира окончания!!!



Не прошло и минуты, как в воздухе раздался возмущенный хлопок, и виновник торжества проявился:

– Издеваешься? Вот я тебе…

Я не удосужилась дослушать, чем он мне там грозил. Размахнувшись, я набросила на Пивза простыню и стала ждать результатов.

Как я и предполагала, простыня пролетела сквозь него, но влага на этом поросенке задержалась. На моих глазах мерзкий полтергейст приобретал все более явные очертания. И вот он проявился во всей красе. Размахнувшись простыней, я попробовала еще раз достать его. И мне это удалось. ХА!!! Кажется, снова возник неожиданный побочный эффект в моем творении. Я планировала лишить его возможности становиться невидимым, но шагнула намного дальше. Пивз не только не мог стать невидимым, он стал осязаемым. Потуже свернув простыню, я с нечеловеческим удовольствием размахнулась и засандалила ею прямо промеж пивзовских глаз. Следующие полчаса Хогвартс трясло от дикого смеха. Повизгивая от удовольствия, я гнала этого паразита по местным закоулкам. Наши салочки не остались незамеченными. К сожалению (ни фига мне не жалко!), я сорвала занятия, но устроила взамен целое шоу.

Студенты вперемешку с преподавателями утирали слезы от смеха, глядя как Пивз, издавая неприличные звуки, тужится исчезнуть.

Пробегая мимо стонущего Малфоя, я успела крикнуть:

– Солнце мое, я опять чего-то упустила в зелье, но мамой клянусь, это просто находка!

Драко проскулил, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха:

– Я же говорил, руки у тебя золотые, хоть и кривоватые!!!

Честное слово, если бы не отсутствие Северуса, я была бы полностью счастлива.

***

Через полчаса после случившегося, я была вызвана в кабинет директора. Малфой, Поттер, Уизли и Гермиона хмуро взирали на меня.

– Мы пойдем с тобой! – ответила за всех Герми.

- Да вы что? – округлила я глаза. – Меня же к Дамблдору вызывают, а не на казнь ведут. Идите на занятия, я уж как-нибудь выкручусь, знаете ли! - весело насвистывая, я отправилась к горгулье.

Как всегда, ураганом ворвавшись в кабинет, я с визгом затормозила у стола.

– Сэр, честное слово, я не виновата. Пивз первый начал… - затараторила я, но моя речь была прервана директором. – Александра, утихомирьте свой пыл. Сейчас я хочу от вас только одного, чтобы вы потрудились взять на себя заботу о Северусе.

- Заботиться о Северусе? – я пожала плечами. – Это даже не смешно, сэр. Профессор слишком независимая личность.

- Послушайте меня, Алекс. Вы ведь в курсе его дел, не так ли? Он сейчас не в лучшей форме. С ним Ремус, но он врачует тело, а кто излечит душу? Попытайтесь помочь ему, я надеюсь на Вас.

Я ринулась из кабинета директора, словно с низкого старта, сбивая все, что попадалось мне на пути, включая зазевавшихся первокурсников. Влетев в подземелье, я едва не опрокинула Ремуса.

- Где он? - выдохнула я, пытаясь привести в норму пульс и сердце, бешено колотящиеся в унисон.

Ремус молча кивнул на кресло, позади меня.

Обернувшись, я обеими руками зажала рот, чтобы не закричать в голос. Зрелище, представшее перед моими глазами, не для слабонервных. Определенно над ним кто-то очень постарался. Северус сидел, полуоткинувшись, и сквозь грязные пряди спутавшихся волос, прилипших к лицу, виднелись струйки крови. Я кинулась к нему, но профессор предупреждающе выставил руку:

– Не приближайся ко мне, женщина! Убирайся! – он закашлялся и снова откинулся в кресле.

Я обиженно закусила губу, но отошла. Ремус, проходя мимо, шепнул мне на ухо.

- Прогуляйтесь немного, пока я закончу. Вам лучше побыть порознь немного. Прошу вас, на полчаса, не более, – он заглянул в мои глаза, и я сдалась:

– Ладно. Пойду рюмочку чайку вздребздану.

Ремус закашлялся и переспросил:

– Что сделаете?

Я невозмутимо повторила:

– В з д р е б з д а н у!!! То есть хлебну, хряпну, тяпну, выдую, клюкну, дерну, дербалызну, далее смотри по списку.

- Мог бы и не спрашивать, – пробормотал Люпин.

- И то верно! – хмыкнула я, выходя из комнаты.




Глава 9. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда, или зачем Хогвартсу маггловедение?

Выскользнув в темноту коридора, я присела на корточки, и прикрыла руками голову:

– Господи, что здесь творится? За что ты меня, а? И каким только ветром меня занесло в этот сумасшедший дом?

- Если это дурдом, то таким как ты вполне подходит, – из мрака выскользнул блондин и опустился рядом со мой. – Неужто, опять поцапались?

- Если бы! – процедила я. – Когда цапаешься, хоть моральное удовлетворение получаешь. А тут фейсом об тейбл, как кота носом в ссаный тапочек, и все без права ответного удара.

- Бывает, – философски кивнул Драко и протянул мне конфету.

Схрумкав шоколадную лягушку, я облизала пальцы и встала:

– Мне велено прогуляться. Может, составишь мне компанию?

Выскочив на улицу, мы попали под снежный артобстрел, и немедленно присоединились к баталии. Вскоре подоспела и троица. Впятером мы оглоушили противника и заставили его постоять на ушах. Мой демонический хохот витал над полем боя. Как бы хреново мне сейчас не было, показывать я этого не собиралась. Когда мы закидали противника снежками и шапками, отвоевав себе приличную территорию, ребята слегка заскучали, а я принялась лепить снежную бабу, точнее мужика. К делу я подошла творчески, и вскоре над нами возвышался огроменный снеговик. Немного подумав, я попросила у ребятишек морковки и была страшно удивлена, когда получила только одну.

– Это что, все? – я вытаращилась на начавшую покрываться красными пятнами Герми. – а вторую?

Гарри непонимающе уставился на меня.

- А зачем тебе…? – через секунду до него дошло, и он присоединился к загоготавшему Малфою, понявшему мою мысль секундой раньше. Рон, изо всех сил сдерживая рвущийся наружу хохот, опустился на сугроб, плечи его тряслись.

– Вот тебе еще одна, – парень протянул мне вторую морковку и я продолжила свое шоу.

С сомнением покрутив их в руках, я прикинула вес и длину. Четверка сгрудилась у моих ног и тихонько выла.

- Спокуха, спиногрызы. Мастер еще не закончил! – попросив Гермиону наколдовать мне моток черной пряжи, я принялась за дальнейшее безобразие. Воткнув морковки на положенное место, я размотала клубок и сотворила из него некое подобие парика. Приладив все это, я обернулась к затаившей дыхание публике.

– Вуаля, Церетели отдыхает! – и театрально поклонилась, под восторженный свист и рукоплескания. Отойдя на несколько шагов, мы разглядывали моего снежного Галатея.

Драко ухмыльнулся:

– Он тебя убьет. Теперь уже наверняка.

Я пожала плечами.

- Чему быть, того не миновать. Эта жопа случалась и раньше. А знаете, не хватает еще одной детали, – под барабанную дробь я подбежала к снеговику и обмотала его шею зеленым шарфиком. Ребята зааплодировали. Я уж совсем собралась уходить, но взгляд мой упал на нос снеговика.

– Хм, он гораздо длиннее в жизни, – пробормотала я, мстительно выдернув более крупную нижнюю морковку, и поменяла их местами. Хлюпанье, стоны и икота послышавшиеся позади меня, были мне наградой.

***

За ужином, я старательно делала вид, что никогда не слышала ни о каком снеговике, поразительно напоминавшем одного профессора. А что я? Я ничего! У меня и свидетели найдутся, что я ничем таким не занималась. Не была, не участвовала, не привлекалась. Не пойман, как говорится, не вор!

Смех смехом, а профессор к ужину не вышел, значит, дело плохо. Наступив на горло собственной песне гордости, я потопала к казематам.

Пробравшись в темную спальню, я осторожно присела рядом с кроватью. Судя по прерывистому дыханию, профессор спал, и видел далеко не розовые сны. Вздохнув, я решила переместиться в кресло, чтобы не потревожить сон своего героя. Внезапно Северус вскочил, больно вцепившись в мое предплечье. Я зашипела от боли и попыталась высвободиться, но его хватка была просто железной. И это, не смотря на то, что он казался таким больным недавно. С испугом заглядывая в эти безумные глаза, я погладила его по рукам.

– Профессор! Сэр! Северус!!! – от боли я перешла на крик. – Это я, Алекс, да очнитесь Вы, наконец! – я дотронулась до его предплечья. Что-то разумное засветилось в глубине его глаз, но тут же пропало. Он с шипением оттолкнул меня, и я упала на пол.

– Не смей прикасаться ко мне, слышишь? – ярость в его голосе была неподдельной. Я с ужасом уставилась на незнакомца, сверлящего меня пронзительным взглядом.

- Убирайся отсюда! – рыкнул он и со стоном опустился на подушку. Наша дуэль вымотала его окончательно, но я сдаваться не собиралась. Подобравшись поближе, я тихо опустилась на пол, и положила голову на кровать.

– Можешь выгнать меня утром, если захочешь, - прошептала я, натягивая на Северуса одеяло, – но сегодня я останусь здесь. Успокойся, я больше не буду тревожить тебя.

То ли он смирился, то ли заснул. Но, так или иначе, ответа не последовало.

***

Я проснулась от жуткого холода и ощущения ломоты во всем теле. Открыв глаза, я поняла, что все еще сижу на полу, скорчившись возле кровати Северуса. Пытаясь прийти в себя, я осторожно пошевелилась.

- Не трудитесь изображать из себя мышь, уважаемая, я уже встал, – от ледяного тона Снейпа, стоящего у окна, мне стало еще хуже. Похоже, его отчуждение стало глубже и шире как Днепр. Редкая птичка долетит до середины, а если и долетит, то фигакнется с матюгами вниз! Я поежилась:

– Что с вами произошло, а? Я наступила на вашу любимую мозоль?

- Я обдумываю ваше любезное предложение, – хмыкнул профессор, все еще отказываясь поворачиваться ко мне лицом.

- Какое из? – буркнула я, пытаясь прожечь взглядом дыру в этой надменной спине.

Северус, наконец, обернулся, но стало еще хуже. Глядя в чужие и холодные глаза профессора, его плотно сжатый рот, без намека на улыбку, я с трудом могла поверить, что между нами была ночь любви. Да и вообще было ли хоть что-то? Похоже, я спала все это время, и мне снился забавный сон. Сильно обхватив руками колени, я с недоумением и обидой смотрела на Северуса. Видно все эти мысли отразились на моем лице, потому что он усмехнулся и продолжил:

– Вы любезно разрешили мне возвратить вас домой. Я считаю, сейчас, самое подходящее время.

- Прекрасно, - процедила я. – Как здорово, взять и потешиться маленькой магглой и вышвырнуть ее обратно. Закончили свои опыты, профессор? Зачем Вам все это?

Он хрипло рассмеялся:

– Вы же взрослая женщина, Алекс. Ну что такого произошло? Мы слегка увлеклись нашими взаимоотношениями и позволили себе расслабиться. Никакой любви, простое удовольствие. У такой истории продолжения быть не может. И потом, я практически разрешил вопрос с Вашим необыкновенным голосом, так что Вы смело можете отправляться домой.

Я с хрустом сжала кулаки, рискуя переломать суставы. – Благодарю за запоздалую откровенность, сэр.

- Не за что! – он легко пожал плечами. – Вам пора возвращаться к своей жизни, Алекс. Считайте нашу встречу кратковременным отпуском.

Я взглянула на него так, что он должен был мгновенно воспламениться. Ничего. Он даже не вспотел.

- Я помогу вам добраться до дома, – сделал он шаг по направлению ко мне.

Я вскочила на ноги и кинулась к двери:

– Благодарю вас, я доберусь сама!

- Алекс, прекратите изображать ребенка! – повысил голос Северус, хмуро провожая меня взглядом.

- Клянусь всеми святыми, если Вы сделаете еще хоть шаг, я завизжу так, что стены этого замка обрушатся на Вашу голову! – прошипела я и вылетела из подземелья.

Я неслась по коридорам, не разбирая дороги, однако ноги сами собою привели меня к старой знакомой – горгулье. Я поскреблась под дверью, не особенно надеясь на ответ, но та все же открылась. Проскользнув в кабинет, я застыла, оглядываясь в поисках хозяина. Директор, скорее всего, завтракал, и я присела на диванчик, дабы дождаться его. Уставшая и умом и телом и сердцем, я не заметила, как уснула.

- Александра! – тихий ласковый голос донесся до моего сознания, и я открыла глаза.

– Простите директор, я плохо спала сегодня, – вздохнув, я встала с дивана. – У вас так спокойно и уютно.

- Что стряслось? – Дамблдор внимательно смотрел на меня, ожидая моей исповеди, и я его не разочаровала.

***

Когда мои излияния были окончены, я пожала плечами:

– Теперь, по логике вещей, Вы должны вернуть меня домой. Мои каникулы окончены, пора вернуться к реальной жизни.

- А как Вы посмотрите на то, чтобы остаться в Хогвартсе? – Дамблдор прошел к своему столу и опустился в кресло.

Я поглядела на старикана, как на сумасшедшего. - Сэр, извините, но мне ясно дали понять, что мое присутствие здесь нежелательно.

- Если кого-то не устраивает Ваше общество, это целиком и полностью его проблема. Я бы очень хотел, чтобы Вы остались, Александра. Во-первых, по ранее известной Вам причине. Мне нравится происходящее в школе. Слизерин и Гриффиндор, постоянные враги в жизни, вдруг начали делать шаги по направлению друг к другу. Может быть, Вы не идеальный педагог, слишком импульсивны и экспрессивны, но Ваши методы действуют, а нам сейчас выбирать не приходится. И потом, может, профессор Снейп и закончил свои наблюдения и опыты, а я нет. Меня живо интересуют Ваши способности. Я думаю, что за последние столетия наши миры совсем отдалились друг от друга, а это не правильно. Так вот, чтобы исправить столь явное упущение, я хочу предоставить Вам ставку учителя маггловедения.

Я мысленно дала себе зарок, пришить ко рту тесемочки, слишком часто приходится его раскрывать, это вредно для горла. Холодный воздух и прочее…

- Ставку кого, простите?

- Ставку учителя магловедения, – директор смотрел на меня, словно на маленького ребенка. – И еще, я не настаиваю, но мне бы хотелось, чтобы Вы посещали нашу библиотеку. А если у Вас возникнет желание присоединиться к учащимся на некоторых лекциях, я только поприветствую такое рвение.

- Смеетесь? Да за возможность проникновения в вашу библиотеку я полжизни отдам, – подпрыгнула я от радости. Не знаю, как насчет всего остального… Могу я подумать немного, а?

- Без сомнения, Алекс. А теперь, не хотите ли чаю?

Голодный желудок тут же напомнил о себе, и я согласилась.

***

Уставшая, но сытая и малость повеселевшая, я выбралась из кабинета директора, дабы найти спокойное место и обкумекать сложившуюся ситуацию. С одной стороны, все во мне вопило за скорейшее улепетывание от этого волшебства, и тем более, от этих волшебников. А с другой, почему я должна возвращаться к нудной серой действительности, необходимости просиживания в офисе энного количества часов, дежурного обеда с коллегами, и полному отсутствию интересных дел вечерами? Здесь у меня, по крайней мере, появились приятели и шанс узнать много нового. Так что пусть кто-то там фырчит и пыхтит, а я, пожалуй, останусь! Приведя мысли в порядок, я отправилась на поиски молодежи. Просто не терпится глянуть на их вытянутые лица, когда они узнают, что я их новый преподаватель!

***

- Кто ты теперь? – Драко аж согнулся от смеха. – Ну директор дает! По-моему, ты и преподавание две вещи несовместимые! – остальная братва, хихикая, присоединилась к нему.

- Двадцать очков со Слизерина, за неподобающие речи о преподавателе!!! – гаркнула я, и, глядя на все еще веселые мордочки троицы, продолжила начатое. – И за поддакивание зачинщику, двадцать очков с Гриффиндора!!!

Ребята припухли и хмуро взирали на меня.

- Ну что, теперь я похожа на препода, а? – я ухмыльнулась.

Герми с Роном переглянувшись вздохнули, а Гарри пробормотал:

– Я всегда говорил, что общение со Снейпом губительно для психики.

Я показала ему кулак:

– Хорошо, что я еще не вступила в должность, а то бы Гриффиндор лишился еще нескольких очков!

***

Вечером я заскочила к директору, обсудить кое-какие вопросы, касающиеся моего пребывания в Хогвартсе. В частности, где я буду жить, где преподавать, и можно ли мне оставаться за столом слизеринцев во время еды. Перебираться за преподавательский стол я категорически отказывалась. Проблемы разрешились быстро, и я рванула осматривать свою новую норку, не забыв прихватить с собой малышей.

Как оказалось, мне выделили один из старых классов. К нему очень удачно прилегали две комнаты, в которых я и разместилась. В самый разгар уборки, когда я, вооруженная тряпками, а мои коллеги, палочками, изгоняли из комнат запах затхлости и пыль веков, прямо из воздуха возник дрожащий Тиллоу.

– Мэм, могу я помочь чем-нибудь? – он посмотрел на меня печальными лемурьими глазами.

- Иди помогай своему хозяину, – рявкнула я, но, увидев слезы чебурана, опомнилась. Хозяин у него конечно гад, но ушан ни в чем не виноват. Вот паразит, до чего довел, я из-за него почти стихами заговорила!

Протянув Тиллоу тряпку, я буркнула:

– Не реви! Хочешь помочь? Принимайся за дело!

Благодарно высморкавшись в предложенную тряпку (хм... я вообще-то думала, что он ею пыль вытирать будет), Тилли принялся усердно выгребать мусор.

Когда мы закончили, комната стала чистой, но приняла довольно странный вид. Мои юные махатели палочками явно перетрудились. Яркая индивидуальность каждого проявилась в нагромождении в комнате вещей, друг с дружкой не состыкующихся.

От всего этого великолепия стилей, направлений, цветов и красок, я слегка прибалдела.

- Эй, вы, м-маги недоучки, а ну д-давайте-ка вык-кидывайте все н-на фиг! – я аж заикаться начала. Когда в комнате остался минимум вещей, и стало возможно дышать, я обратилась к массам. – Ну что? В субботу я проставляюсь. Мне выделили небольшой аванс в счет будущих заслуг перед чужбиной, так что… - я многозначительно похлопала себя по карману. – Гуляем, господа волшебники!

Ребята и даже Гермиона радостно заулыбались.

***

Оставшись одна, я принялась обживать вверенную мне территорию. Попрыгав немного на диванчике в гостиной, я уже собралась разжечь огонь, но из камина с шуршанием

выскользнул небольшой свиток. Развернув его, я прочла.


Поздравляю коллегу с новосельем.

Если Вы не возражаете против маленького презента, просто верните свиток обратно в камин.

С уважением,

Ремус Люпин.



Я быстренько сгоняла за пером и приписала в уголке.

Возражать не буду. Но лишь в том случае, если Вы будете эскортировать свой подарок.

Через минуту из камина показался отфыркивающийся от золы, но улыбающийся Ремус. В руках он держал коробочку чая с бергамотом.

– Кажется, этот ваш любимый? Я не ошибся?

- У Вас потрясающая память, – захлопала я в ладоши. – Будем пить чай с бубликами!

- С кем? – Ремус удивленно посмотрел вокруг. – А кто такие бублики?

- Бублики, Рем, это смертельно раненные колобки, – хрюкнула я весело глядя на озадаченного волшебника. – Да не пугайтесь Вы, я пошутила! Но если бы Вы знали, чего мне стоило втолковать вашим эльфам, кто такой колобок…

- Однако... – вздохнул Ремус и присел на диван.

Когда чай был выпит, бублики съедены, а гость покинул хозяйку, я совершенно вымотанная направилась в спальню. Моя голова еще не успела окончательно упасть на подушку, как я уже заснула.

Утро встретило меня воплями будильника. Да-да, вы не ослышались именно воплями. Потому как эта сволочь прыгала на двух кривеньких ножках вокруг моей кровати и орала:

– Доброго утречка! Пора вставать у вас сегодня первый рабочий день. Встретьте его достойно!

- Угу, буркнула я. – Заройтесь под одеяло и продолжайте невозмутимо дрыхнуть. Что может быть лучше?

- Вставайте!!! – верещал будильник, забираясь на кровать и тренькая мне в ухо. Я зарычала и смахнула его на пол. Будильник лишь зло рассмеялся:

- Можете не стараться, любезнейшая, я - противоударный!

Я сплюнула:

– Ну ё… Вот так всегда! И что, неужели каждое утро ты будешь трындеть мне про новые свершения и карьерную лестницу?

- Практически каждый, – радостно закивал тикающий нахал.

Вздохнув, я поплелась умываться.

Глава третья
Худой мир лучше доброй войны, или волшебники тоже человеки.

Приведя себя в божеский вид, я отправилась на завтрак. Эльфы, молодчинки, вняли моим настойчивым увещеваниям и перевели меня на нормальное питание. Я с аппетитом стрескала пару блинчиков с вишневым вареньем и принялась за чай. Когда я, жмурясь от удовольствия, словно кошка на солнцепеке, приканчивала второй стаканчик, ко мне подошел Рем и протянул свиток.

– Директор просил передать расписание Ваших часов. Сегодня у Вас боевое крещение! – Люпин, улыбаясь, развернул листок, и я, поперхнувшись, узрела, что у меня занятие с выпускниками Слизерина и Гриффиндора.

В голове проносились различные мысли от «Ну, директор, удружил старый…», до «А как же учебный план?». Посмотрев в сторону преподавательского стола, я наткнулась на три совершенно разных взгляда: добродушно-веселого - от Дамблдора, презрительно-отчужденного - от Северуса, и насмешливо-издевательского - от Сириуса.

- Ладно, господа волшебнички, - процедила я, – вызов принят, так и знайте!

Вскочив из-за стола, я направилась к своему кабинету и, оглянувшись, поймала еще один взгляд. Люпин смотрел на меня с пониманием и сочувствием. Подняв над головой правую руку, я отсалютовала ему серией коротких знаков от «ОК», до «виктории» (а не то, что вы подумали). До начала моего первого занятия оставалось чуть больше часа.

***

Прохаживаясь по кабинету, я пыталась выработать схемы поведения с малолетними преступниками и ход ведения занятий.

Такс, выпускники это тебе не первоклашки! Эти бобры не одного препода на своем веку загрызли. У них шесть лет строгого режима за плечами. Отсюда следует, что мы будем играть в царя горы. Кто смел, тот и съел. Расправив плечи и придав взгляду побольше беспощадности, я присела на стол и стала ждать.

Не прошло и нескольких минут, как в аудиторию ворвалось стадо бешеных кабанов. У… Школяры везде одинаковы. В моей голове проплыли картинки из собственной школьной поры. Подождав для приличия пару минут, я кашлянула.

– Уважаемые, пора бы утихомириться, не находите? – ответом мне по-прежнему был общий гул.

Дав им последнюю возможность одуматься, я встала со стола, и обвела глазами:

- Может, начнем, наконец?

- А нам магглы не указ! – осклабился с дальнего стола нагловатый вьюнош бледный с взором горящим. – Что Вы нам такое продемонстрировать можете, чего мы не умеем? С волшебной палочкой я любого на место поставлю!

- Детки, быстренько сдали волшебные палочки на стол преподавателя и я вам все покажу! – рыкнула я и нахмурилась. Бесполезно, они, посмеиваясь, наблюдали за мной. Одна из девиц, явно ошибочно считающая себя суперпривлекательной, хихикнула:

– А маггловедение, это лженаука!!!

Я вздохнула:

– Ну хорошо, если вы не хотите по-человечески, будем по-моему! Как вы все, наверное, уже догадались, я запаслась приличным количеством кислорода и завизжала…

Парочка сообразительных слизеринцев и несколько гриффиндорцев быстренько заткнули уши и нырнули под парты (стоит отметить не совсем безнадежные головы). А вот остальные… Осоловевшие детишки сидели с открытыми ртами и остекленевшими взглядами. Довольно потерев ладони, я гаркнула:

– Нус, мои дорогие, милости просим к учительскому столу на разоружение. Быстро! Строем! Раз, два, левой! Копытами не загребать, животы втянуть!

После часа, проведенного в моем обществе, присмиревшая молодежь довольно быстро въехала в тему и начала бойко задавать вопросы и не менее живо отвечать на мои.

Проводив последнего ученика добрым напутствием и пожеланиеми «Спешите учиться, уважаемые! Успехов в этом нелегком деле. Бог в помощь, барабан в руки и флаг в ж..», - я устало опустилась на стул. Ощущались легкая тошнота и головокружение, да и руки тряслись. Не ожидала, что будет так тяжко.

В дверь поскреблись, и я обернулась на звук. В дверях торчали четыре мордочки.

- Ну, как успехи в преподавании? – ухмыльнулся Драко, первым проскользнув в кабинет и устраиваясь на моем столе.

- Подожди, – прищурилась я, – у тебя маггловедение в пятницу, успеешь насладиться!

Рон захихикал, но был остановлен Поттером. Гарри молча достал расписание и ткнул ему под нос:

- Видишь? У нас маггловедение в пятницу вместе со Слизерином, так что мучиться вместе будем.

- Умный мальчик, сообразил, – я беззлобно пихнула Поттера в бок. – Чего носы повесили, не съем же я вас.

Малфой иронично взглянул на меня из-под ресниц:

– Ну да! Пожуешь и выплюнешь!

- Да о вас все зубы переломаешь, пока жевать будешь! – ухмыльнулась я, оглядывая всю честную компанию. – Придется завести протезы.

***

Вечером, проверяя тесты, заполненные моими учениками, я хохотала над их потрясающими ответами. Но вскоре поймала себя на мысли, что ни за что не буду писать контрольные сама. Иначе мои проверяющие скончаются от инфаркта.

Потянувшись, я скинула исчерканные красными чернилами работы на стол и задумалась. Времени до сна еще вагон и маленькая тележка, а заняться нечем.

- Эх, королевство маловато… - протянула я. – Разгуляться негде!

- Куда это ты гулять собралась? Поздно уже и маленькие девочки давно уже должны быть в своих постельках, или не своих… – послышалось насмешливое со стороны камина.

- Вот ведь, ядрена кочерыжка! Все время забываю спросить Малфоя, как обезопасить камин от всяких там извращенцев, – я с рыком обернулась на голос Блека.

Сириус весело разглядывал мою хмурую физиономию:

– Успокойся, насиловать в зюзю тебя никто не собирается!

- От ведь успокоил, так успокоил! – рявкнула я, продвигаясь поближе к двери.

- А что ты уже сожалеешь? Так ты только намекни, я весь твой!

- Не доводи до греха, собака!!! – прорычала я, хватая стакан и запуская им в голову этого проходимца. Но он, ловко увернувшись, лишь ухмыльнулся. – Потрясающий темперамент, детка. Порох, да и только! Эту бы энергию, да в постель!

Я не выдержала и расхохоталась:

– Сириус, ты способен думать о чем-нибудь кроме постели или это в принципе невозможно?

- Ну, если поднапрячься… - задумался он. – Нет, наверное, не могу.

- Я так и подумала.

- Я вообще-то за перемирием. Может, закопаем топор войны? – Сириус наклонил голову и слегка прищурился. – Я не с пустыми руками, знаешь ли, – улыбаясь, он протянул небольшую бутылочку.

- Ладно, уговорил, бледнолицая собака! Считай, что томагавк покладен в мешок, закопан, зарыт и забыт. Только сбегай за Серым волком! Если уж разливать, то на троих! – Сириус помчался за Ремусом, а я начала собирать на стол.

***

Однако посиделки вышли забавные. Ремус сделал всего пару глотков, я почему-то вообще не пила, а Сириус, немного покочевряжившись, вскоре, к своему тихому удовольствию, уединился с бутылочкой у камина. Мы с Ремусом вели неспешную беседу.

- Похоже, вы с Сириусом пришли к разумному соглашению? – улыбаясь, Рем кивнул на Блека, приканчивающего третий стаканчик.

- Ну да, у меня стало на одного поклонника меньше, но появился один беспокойный приятель, – пожала я плечами. – Худой мир лучше, доброй войны.

- А мне показалось, что война Ваша стихия. Простите меня, Алекс, но Вы, словно валькирия, проноситесь по Хогвартсу, сметая все на своем пути, – Люпин добродушно улыбнулся. – По-моему, Вы вполне адаптировались к здешним условиям.

- Вы думаете, что я чувствую себя в вашей школе как рыба в воде или слон в посудной лавке? Одной – все по кайфу, другому – по барабану? Простите, но вынуждена Вас разочаровать. Я не очень рада тому, что попала сюда. Хотя, у меня появились приятели и это большой плюс. В остальном же, я чувствую себя маленькой мышкой среди оравы голодных котов.

- Нда, а почему бы не уточнить, что эта мышка дерется как тигр и орет как сирена? – хмыкнул Блек, пытаясь привстать. – Кажется, я немного перебрал?

- Нет, что ты, - я притворно озабоченно оглядела Сириуса с ног до головы, – ты просто надрался до поросячьего визга.

- Язва! – резюмировал Блек и упал в кресло.

- Ну так, – согласилась я, – сибирская, морозоустойчивая! Еще прозвище найдется? – ответом мне послужил мощный храп.

Ремус вздохнул и поднялся из-за стола.

– Пожалуй, нам пора. Сириус совсем потерял над собой контроль. – словно услышав эти слова, Блек потянулся, сполз с кресла поближе к камину и обернулся собакой. Пес зевнул, положил голову на пустую бутылку и снова вырубился.

Люпин тяжело вздохнул:

– Иногда я спрашиваю себя, что нас связывает? Не беспокойтесь, Алекс, я сейчас заберу эту шелудивую псину.

- Не переживайте, Рем. Он вполне может провести эту ночь на коврике, кажется, ему там очень удобно, – кивнула я на развалившегося в блаженной истоме Сириуса.

- Не боитесь? Вдруг он… - Рем смущенно кашлянул. – Ну…

- Сириус прекрасно знает, чем ему грозит любое движение в сторону моей спальни, – ухмыльнулась я, – даже в пьяном угаре.

Утром, разбуженная тикающим садистом, я помчалась проверить Сириуса. Как я и предполагала, пьянчужка дрых без задних ног. Пробравшись на кухню, я выпросила у эльфов стаканчик спасительной влаги и вернулась к Блохастику. Ухмыльнувшись, я наклонилась и громко постучала по каминному экрану, рядом с которым и растянулся принявший человеческий облик Блек.

- Кто там? – хрипло промычал Сириус, пытаясь сфокусировать взгляд на моей персоне.

- Сто грамм! – бодренько рявкнула я.

Блек со стоном схватился за голову:

– Чудовище, ну помолчи немного, а? Голова…

- Ай, какой нехороший мальчик! Вот не буду тебя лечить, – я демонстративно убрала руку со стаканом.

- Э, погоди, чего у тебя там? – Сириус принюхался. – Чем это пахнет?

- Утро вечера бодунее, – ухмыльнулась я, разглядывая похмельного волшебника. – Подлечиться не желаете? Огуречный рассол – нового дня глоток

- ЧТО?!! – глаза Сириуса распахнулись в изумлении. – Я не пью всякую гадость!

- Как хочешь, – хмыкнула я, поставив стакан на пол.

- Подожди! – Блек потянулся к стакану. – Я надеюсь, этим нельзя отравиться?

- Ну не знаю… - протянула я. – В принципе, еще никто не жаловался. Хотя, что для маггла хорошо, для волшебника смерть.

Сириус, поперхнувшись, уставился на меня с выражением оскорбленной невинности и вселенской скорби.

– О, женщина, имя тебе Мегера!!! Да сохранят все святые и волшебники вместе взятые твоего будущего мужа! Если ты, конечно, выйдешь замуж… - процедил он.

Я плотоядно ощерилась:

– Не искушай меня без нужды! Забыл, солнышко мое ясное, что ты мне желание должен? При свидетелях обещал! Вот только посмей еще что-нибудь в таком же роде брякнуть и я тебя потащу расписываться!

Блек с большим трудом справился с очередным глотком и хмуро разглядывал мою физиономию.

– Благодарю покорнейше! Лучше отравиться твоим пойлом, – он залпом осушил оставшуюся часть рассола.

Я демонстративно вернулась к своим делам. Минут через дцать, я поинтересовалась:

– Жив, алкашка?

- Не знаю, – буркнул Сириус, явно прислушиваясь к тому, что происходит в его организме. – Трубы горят…

- Главное, чтобы сальники не вышибло, – брякнула я.

- У тебя есть хоть что-нибудь святое? – голосом праведника тихо спросил Сириус.

- Есть, но к тебе это не относится! – я махнула рукой. – Тебе пора. Насколько я помню, через полчаса у вас, уважаемый учитель анимагии, занятие!

Чертыхаясь, Сириус побрел к выходу.

- Эй, яхонтовый мой, далеко собрался? – моему терпению можно только позавидовать. Другая бы давно вышвырнула его в окошко.

- А что, – с надеждой обернулся Барбос, – можно остаться?

- Я не это имела в виду, – буркнула я. – Ты в своем уме? Выпадать из моих апартаментов с утра и в таком виде? Там же полно студентов, ты подмочишь мне репутацию.

Блек сплюнул. – С каких это пор тебя волнует репутация? Ты же здесь столько наверетенила…

- А вот попрошу без оскорблений! – рыкнула я. – Мы барышни нервные, могем и завизжать, если что не так.

Сириус рванул к камину.



Глава 10. Трагикомедия в Хогсмите, или вновь обретенная любовь.

До субботы я прожила без каких-то особых приключений. Если не считать нескольких стычек, с не успевшими в полной мере оценить мои преподавательские таланты, студентами, в целом, все было замечательно.

Субботним утром я снова была разбужена своим будильником. Чертыхаясь и зевая словно лев, которому разрывает пасть Самсон, я клялась всеми известными мне клятвами, что найду способ избавиться от него. В красках представляя себе, что можно сделать с побудчиком, оторвать стрелки, вырвать звонок, сделать из него подводную лодку, потому как на корабль он не тянет, скормить его Блеку в собачьем обличии (вот последнее особенно аппетитно... сразу убиваем двух зайцев - и от будильника освобождаемся, и о подходе Шавки всегда предупреждены)… я заметно повеселела. Насвистывая бодренький немецкий марш, грозная маггла отправилась вкушать завтрак.

Определенно эльфы задумали отомстить мне самым изящнейшим способом. Не подкопаешься. Искренняя забота, да и только. Они решили закормить меня вкусностями. Похоже, маленькие ушаны втайне надеялись, увидеть когда-нибудь, как я, отфыркиваясь и тяжело дыша, боком протискиваюсь в огромные двери зала. НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!!! Улыбаясь, я слопала десятый вареник, и облизалась. НЯМ! Поднявшись из-за стола, я подпрыгнула пару раз под ошалело-недоуменные взгляды слизеринцев и насмешливый от Драко. Парень подвинулся поближе и сунул нос в мою тарелку.

– Боюсь, что эльфы перемудрили с начинкой… - протянул парень, ковыряя вилкой в варениках. - Явно что-то возбуждающе улетное. Может и мне попробовать?

- Кыш, пернатый! – с возмущением рявкнула я. – Это моя добыча, и я буду ее трескать!

Наученный горьким опытом, Драко совершил прыжок в сторону. Прыжки прыжками, а зачем тарелку мою тырить? Зарычав, я топнула ногой и прошипела.

– Убью, студент! – и уже приготовилась стартовать за парнем, улепетывающим с моими варениками, но была поймана за воротник железной рукой. Как только над моим ухом раздалось шипение, я сразу поняла, что зарядки, и бега с препятствиями сегодня не будет.

- Посмотри на себя! – рыкнул мне в самую глубь нежного ушка Северус. – Ты же позоришь школу, преподавателей! О, боги! Дамблдор тронулся умом, не иначе! Позволить тебе ПРЕПОДАВАТЬ!!! Да мне в кошмарном сне не могло присниться такое! Будь проклят тот день, когда я решил привести тебя в Хогвартс! – он резко дернул меня за воротник и, прижав к себе, перехватил меня за локоть, вцепившись, как стальной капкан. – Идем!

Снейп выволок меня в коридор и, вжав в стену, продолжил шипение.

- Меня не интересует, о чем вы договорились с этим старым интриганом, но если ты не прекратишь вести себя как ребенок, я найду способ вышвырнуть тебя из школы! Запомни это хорошенько! – резко оттолкнувшись от стены, Снейп направился в сторону подземелий. Я показала удаляющейся спине язык.

- Тоже мне, теленок на веревочке выискался! Будь проклят тот день! – я скорчила рожу, передразнивая Северуса. - Я что ли испытываю удовольствие от происходящего? - смачно сплюнув, я выругалась и отправилась за молодежью. Все-таки я обещала им праздник. Обещания надо выполнять. А то, что я кое с кем поцапалась, не должно отразиться на малышах.

Как я и предполагала, ребятишки подпирали стены моего класса.

– Ну что, братцы кролики? Идем гулять! – похлопала я себя по карману. – Вперед и с песней!

Драко ухмыльнулся:

– Может, ты и вправду песню затянешь?

Гермиона и Гарри, не сговариваясь, зажали Малфою рот, а Рон многозначительно крутанул пальцем у виска:

– Ты что, она же и вправду споет, с нее станется.

Я ухмыльнулась:

– Поздно уважаемые, я вспомнила одну замечательную песню, одного из моих любимых бардов.

Ребята вздрогнули, а я скомандовала.

– Смело товарищи, в ногу! - и двинулась в сторону «Метел», помогая себе песней.



По длинному тракту идет караван,

Ведет его рюмочка водки.

За ней, чуть поодаль, усталый банан

И маленький ломтик селедки.

За корочкой хлеба помята слегка

Редисочка полусырая,

За ней чуть надкусанный зуб чеснока

И рюмочка водки вторая.

И сразу же третья - глоток на глоток,

И все позабыв о ранжире,

Идет, попивая желудочный сок,

Картофель в парадном мундире.

Яйцо с майонезом, два шпротных хвоста,

Салат "оливье" восемь ложек.

И снова она непорочно чиста

Журчит между бушевых ножек.

Секунда вторая и снова легка

Гуляет по тракту рюмашка,

Над ней кучевые парят облака

Последней глубокой затяжки.

Под ними, затмивши и Волгу и Рейн

Величьем и щедростью юга,

Неспешным верблюдом ступает портвейн

С горбами залитыми туго.

Меж ними покоятся два голубца,

Опять же чеснок с пепси-колой,

Полспички межзубной с остатком мясца,

Маслята ручного засола.

Все дальше и дальше идет караван,

Извилистый путь многотруден.

Рукавный занюх средь кишечных саванн

Столкнул на обочину студень.

Но бодро урчит караванный народ,

Хоть нёбо пока и дождливо.

Виднеется город торговый Живот,

Где будет раздел справедливый.

И кто-то, подсунув лежалый товар,

Фекальей уйдет аккуратной,

А кто-то, не выдержав внутренних свар,

По тракту вернется об...

Но тот, кто остался в нирване брюшной

И принял крещение пивом,

Запомнит навек, как из пены пивной

Рождается новое диво.

И снова готов для гостей дастархан,

И внутренний голос из глотки

Кричит: Эге-гей, к вам идет караван,

Ведет его рюмочка водки,

Ведет его рюмочка водки.



Дитяти подозрительно молчали. Слегка обеспокоившись, я обернулась и первое, что бросилось мне в глаза, были слезы, струящиеся по лицу Малфоя. Парня трясло как на электрическом стуле.

– Заткнись, пожалуйста! – прохрипел он. – Очень тебя прошу.

- А что такого случилось? – попытавшись возмутиться, я тут же наткнулась на взгляд Поттера, не предвещавший ничего хорошего. Устыдившись своего поведения, я примолкла, и всю оставшуюся часть пути не проронила ни слова. Так мы и шли отрядом трясунчиков, прямиком до Хогсмита.

Когда, наконец, мы, удобно расположившись за небольшим столиком в углу, подняли бокалы, Малфой с чувством произнес:

– За тебя, невыносимая ты наша! За твой непередаваемый язык!

Остальные дружно присоединились.

- Много бы вы понимали, – попыталась я оскорбиться.

- Много, много… - вздохнул Поттер. – Герми обнаружила одно замечательное заклинание, но мамой клянусь! – он жалобно взглянул на присутствующих, а я подпрыгнула от его клятвы на чистейшем русском.

– Гермиона, что за заклинание ты выудила из недр вашей библиотеки? – выдохнула я.

Девушка покраснела:

– Ну, я слегка модернизировала лингвистическое заклинание.

- Что ты с ним сделала? Вот ядрена кочерыжка! – поперхнулся Рон, и насупился. – Меня теперь постоянно тянет на русский.

- Волшебница, маму твою за ногу! - брякнул Драко и тут же зажал рот ладонью.

Гарри вздохнул.

- Ну ладно бы Рон опростоволосился... - парень с ужасом огляделся. – Чего я только что сказал?

Я невозмутимо перевела:

– Ты имел в виду…

Гарри заорал:

– Да понял я все, понял! Но я хочу говорить на своем родном языке!!!

Гермиона низко опустила голову и пробормотала:

– Ну, по-русски вы будете изъясняться только в присутствии Саши и то через раз.

Я снова дернулась. «Саша…» Уже стало забываться, как же меня зовут на самом деле.

Малфой неожиданно засмеялся.

– А мне нравится! Туды ее в качель! – он взял Гермиону за руку. – Не обижайся. Это так, - он прислушался к чему-то только ему одному слышному. – Прикольно…

Герми покраснела и улыбнулась.

Я тихо присвистнула про себя. Тили-тили тесто. А девочка созрела… Поттер и Уизли прозяпили снитч…

Вернувшись с облаков мечтаний и размышлений на грешную землю, я увидела вытянувшиеся лица Рона и Гарри, сидевших напротив меня и, обернувшись, едва не утонула в складках профессорской мантии.

– Вы что, вознамерились выслеживать меня? – фыркнула я и повернулась к столу.

Однако мой яд не оказал на Северуса должного эффекта.

- Мистер Малфой! – прошипел Снейп, яростно оглядывая нашу теплую во всех отношениях компашку. – Потрудитесь исчезнуть отсюда, или заставить испариться ваших спутников. Здесь ваш отец и он явно желает побеседовать с Вами! – последнее слово он произнес с таким нажимом, что даже я отпрянула.

Поттер немедленно вскочил на ноги.

– Вот уж с кем мне совсем неохота сталкиваться, – пробормотал он и потянул из-за стола Рона и Герми. – Идем отсюда.

Девушка с сомнением взглянула на слизеринца.

– У тебя все в порядке? - после секундного замешательства она продолжила. – Драко…

Парень нацепил свою фирменную ухмылку:

– Теперь все просто замечательно.

Я собралась выскользнуть вслед за троицей, но Драко остановил меня, поймав за руку:

– Останься, может, при тебе отец будет вести себя прилично.

Я с тяжелым вздохом снова опустилась на стул. Присутствовать при разборках родичей и отпрысков не самое лучшее занятие. Краешком глаза я заметила тяжелый взгляд Гермионы, брошенный мне от двери. О!!! Вот только сцен ревности мне не хватало! Придется сразу расставить все точки над i, как только вернусь в школу. Мои невеселые размышления были прерваны возникшими у нашего столика Снейпом и… папашкой Малфоя…

А… сглотнув, я быстренько подобрала отвисшую челюсть. Теперь понятно, в кого так удачно уродился Дракончик. Папаня и сынок, яблочко от яблоньки… с той только разницей, что, в данный момент, на меня с крейсерской скоростью надвигался целый Драконище.

Подняв голову, я с интересом взглянула на подошедших мужчин. Очаровательно. Малфой старший, с непередаваемой родовой улыбкой, и скрипящий зубами с риском раскрошить их, Северус. Оба поедают меня взглядами. Я слегка поежилась от обилия мужского внимания.

Драко, продолжая ухмыляться, обратился к отцу:

– С приездом, я не ждал тебя так рано.

Старшенький фыркнул:

– Безнадежен, как всегда. Где же твои манеры? Снова оставил их дома?

Драко пожал плечами:

– Наверняка, домовой эльф забыл упаковать их в чемодан. Досадная оплошность, отец...

Малфоевский папашка повернулся и окинул взглядом мою скромную персону. Судя по его ухмылке, я была оценена выше среднего. Он церемонно склонился в поклоне:

– Прошу прощения, леди. Мой сын никогда не отличался изяществом манер, а элементарная вежливость для него дремучий лес. Он не представил нас…

Я захлопала ресницами как дипломированная дура и выдала самую любезнейшую улыбку из своего арсенала. Сидящий рядом Драко захлебнулся выпивкой и принялся пускать пузыри в стакан.

Я уже собралась было назвать свое имя, как совершенно неожиданно меня опередил Северус. – Прости, Люциус. Это моя оплошность. Хочу представить тебе мисс Смит. Алекс Смит, мою родственницу, – рука Снейпа больно вцепилась в мое плечо, я протестующе дернулась, но была награждена еще более жестоким сжатием. Смирившись, я кивнула Малфою старшему и протянула руку.

Дракон склонился и, легонько сжав мою руку, запечатлел на ней безумно волнующий поцелуй. Наблюдая за моей реакцией насмешливым взглядом, он выпрямился, и продолжил.

– Люциус Малфой, к вашим услугам, Алекс. Вы ведь позволите мне… - этот нахал сделал паузу, - называть Вас Алекс?

Я с шумом выдохнула и вырвала свою лапку из опасного плена.

Переведя взгляд на Северуса, Люциус добавил:

– Счастливчик! У тебя очаровательная родственница…

Выражение лица Северуса, когда он бросил ответный взгляд сначала на Малфоя старшего, а затем на меня, сложно было передать словами…

Я еле удержалась от смеха, а Драко снова подавился…

Мужчины присели за наш стол и сделали заказ. Снейп продолжал буравить меня тяжелым взглядом, явно зверея от моих попыток улыбнуться старшему представителю семейства Малфоев.

Интересно, неужели профессор ревнует? Мы в восхищении… Вот теперь у меня есть шанс отыграться на черном котике за все крыскины слезки…

Повернувшись к Люциусу, я сосредоточилась на достижении своей цели. С этой минуты за столом кроме него и меня не было больше ни единой души. Я парила как феникс в облаках, окутывая Малфоя паутиной взглядов и улыбок.

Люциус, не теряя времени даром, тоже двинулся в наступление. Похоже, он принял весь этот спектакль, посвященный некоему зельевару, исключительно в свой адрес. И Снейп, видимо тоже… я просто таки физически ощущала, его тяжелое дыхание и каменный взгляд.

- Простите мне мою навязчивость Алекс, – Драконище улыбнулся голливудским оскалом в сорок два зуба. – Что здесь делает такое очаровательное создание, да еще в компании безобразия, ошибочно называющегося моим сыном?

Драко зашипел в стакан, а я наступила ему на ногу. «Родителей надо уважать! Даже таких…» – просигналила я взглядом. Парень ответил мне проникновенным взором, берущим за душу. Понимаю… молча посочувствовала я. Честно говоря, мне уже надоело играть роль божьего одуванчика. Снейп был доведен до кондиции, а малыш страдал от отцовского хамства. Хорошенько подумав, я решила показать свое истинное лицо, то есть рожицу.

Я снова открыла рот, дабы проинформировать Люциуса, куда ему следует отправляться со своими вопросами, но в этот момент наступили на ногу уже мне… Я сдавленно замычала…

- Что с Вами? – заботливо наклонился ко мне старший Малфой. – Вам нехорошо?

Северус, сидевший напротив меня, перегнулся через стол, еще сильнее вдавливая мою несчастную ногу в пол, и участливо заметил. – Ей определенно плохо.

Я усердно закивала головой, давая понять, что согласна с ними обоими. В голове проносились цветные картинки тех ужасов, которые я намеревалась произвести с Северусом в самое ближайшее время. Как только мои ласты снова станут ногами.

Снейп невозмутимо поднялся из-за стола.

– Прошу прощения, Люциус, но нам пора. Я вынужден сопроводить Алекс домой. Похоже, ее снова настиг приступ. Бедняжка с детства слаба сердцем, – хмыкнул он.

Мысленно пообещав себе сварить для профессора что-нибудь особенное, если я, конечно, доберусь живой до Хогвартса, я дала приказ своим конечностям подняться…

Переставляя негнущиеся ноги, я медленно двинулась к выходу. Северус, изображая галантного кавалера, подхватил меня под локоток и предупредительно распахнул дверь.

Малфои как-то незаметно нагнали нас. Младший сделал большие глаза, вывернувшись из-за отцовской спины и, скосившись по очереди на Снейпа и Люциуса, провел большим пальцем по горлу эффектно свесив язык.

В любое другое время я бы поддержала парнишку здоровым смехом, но сейчас… Ноги, к которым возвращалась чувствительность, нещадно гудели, болели и всячески требовали сатисфакции.

Старший Малфой снова завладел моей рукой и, настырно заглядывая прямо в душу, поинтересовался:

– Когда я увижу вас снова, маленькая Алекса?

Я содрогнулась. У них тут что, конкурс на лучший выверт моего имени?

- Да... – я уже заикнулась, чтобы послать Малфоя старшего в пеший эротический тур, но Северус опередил меня и, склонившись к моему уху, выдохнул. – Молчи, ради всех святых!

Я сглотнула, с недоверием покосилась на профессора, и театрально осела в его руках.

Северус обхватил меня за талию и, извинившись перед Люциусом, оставшимся стоять с вытянутой физиономией, вывел на свежий воздух.

Вопреки моим ожиданиям (или опасениям), мой спутник за всю дорогу не проронил ни слова. А я пыталась осмыслить новые веяния в Хогвартсе. Похоже, все собрались перейти на русский язык. Браво, брависсимо, но мне становится стыдно. Мой русский – он особенный, «especially for me», так сказать, и уж никак не может считаться эталоном… Ну и особенно странно было слышать родную речь из уст профессора. Или он решил поразить мое воображение переходом на ты?

Честное слово, от обилия мыслей, лихим эскадроном вытаптывающих мои неглубокие извилины, я начала медленно, но верно впадать в состояние ступора. Ноги продолжали болеть, голова гудела, предательское сердце, будто соглашаясь с диагнозом профессора, тоже начинало шалить.

Переступив порог школы, Снейп, все так же поддерживая меня за талию, направился к моим покоям, а я уж было понадеялась… Дура!!!

При подходе к моему жилищу он вдруг резко развернул меня и, прижав к стене, произнес согласно кивая:

– Дура!!! Маленькая, отчаянная, сумасшедшая маггла с полным отсутствием инстинкта самосохранения!!!

Я всхлипнула:

– Мои мысли пока еще моя собственность! Может, прекратишь выуживать их на свет божий? Сам хорош, нечего сказать! Что за представление ты устроил в «Трех метлах»?

Северус насмешливо фыркнул, еще сильнее вдавливая мою тушку в стену:

– Значит, это я устроил представление? Это, наверное, я бессовестно соблазнял Малфоя на глазах у его сыночка. Я чуть не оскорбил одного из особо приближенных к Волдеморту? Это я, едва не проговорился, что родился магглом, да еще и преподаю в Хогвартсе такой кошмарный предмет, как маггловедение…

- Ревнуешь? – выдохнула я прямо ему в лицо. – Неужели тебя волнует, что я строила глазки Малфою? И потом, он не показался мне опасным. Вполне милый, и, – я мечтательно улыбнулась, – очень привлекательный мужчина…

Северус встряхнул меня за плечи:

- Послушай, женщина! Люциус Малфой не из тех, кто способен ценить маглов. Счастье, что ты не успела поведать ему о своем происхождении. Иначе ты стала бы развлечением Малфоя и остальных Упивающихся во время их очередной оргии. И никто, понимаешь, даже я, не спас бы тебя из их лап! Подумай об этом хорошенько в следующий раз, когда тебе захочется показать мне свой характер.

- Можно подумать, тебя интересует мой характер. Как мне кажется, я интересую вас, профессор, только как лабораторная крыса, - судорожно всхлипнув, я спрятала нос в знакомом изгибе его шеи.

Северус вздохнул:

– Тебе опять понадобился носовой платок?

- Угу, - закивала я, еще раз всхлипнув. - И жилетка, чтобы поплакаться.

Отстранив меня, Северус достал платок и протянул мне:

– Ты когда-нибудь будешь иметь при себе свой?

Я покачала головой:

– И лишить себя удовольствия хлюпать исключительно в твой воротник? Никогда!

- Я так и подумал, – кивнул мой ядовитый профессор. Наклонившись ко мне, он аккуратным и легким движением пальцев стер одинокую слезинку, задержавшуюся на моей щеке. – Мне пора, маленькое чудовище. У меня рандеву с твоим новым обожателем.

- Кто бы говорил! – фыркнула я. – Чудовище! Про нас вполне можно было бы написать новую сказку «Чудовище и еще одно чудовище».

- Может, ты и права, – кивнул он и повернулся, чтобы уйти.

Сэр! – я вцепилась в его мантию.

Профессор оглянулся, изображая степень крайнего недовольства. – Что еще?

- Можно вопрос на минус тысячу баллов с одной надоедливой магглы?

Северус ухмыльнулся:

– Минус тысячу? Просто подарок! И?

- Ты вернешься?

Он пожал плечами:

– Похоже, у меня уже нет выбора. Лучше приглядывать за тобой, находясь поблизости. Хотя что-то мне подсказывает, что я еще очень пожалею.

Проводив взглядом развевающуюся мантию пока она не скрылась за поворотом, я взвизгнула и тут же, охнув, осела на пол. Все в свое жилище я попаду только ползком…

Открыв дверь банальным ключом (что поделаешь, ознакомиться с охранными заклинаниями я не успела, да и вряд ли мне это поможет), я перевалилась за порог и, поскуливая, прислонилась к стене.

- Что, неужели тебя так утомили мужские ухаживания? – голос, наполненный сарказмом и яростью, зазвенел над моей головой.

Кривая ухмылка тронула мои губы.

– О, Гермиона собралась отвоевывать у меня малолетнего Малфоя? – я подобрала свое бренное тело и, качнув им в качестве приветствия, поползла к любимому креслу.

Распластавшись в нем, словно медуза, я захрипела:

- Не сейчас, дорогая! Оставим дележ мужчин на десерт! Вырвать пару тройку волосинок из моей шевелюры, ты всегда успеешь!

Герми пожала плечами и присела на краешек дивана.

– Я думала, мы подруги… - протянула она жалобно. – Ты же старая!!! – рявкнула Грейнджер, не сдержав юношеский пыл.

Как всегда мой язык опередил мою голову, и я брякнула:

– Ну да, я решила разменять своего профессора на двух пацанов помоложе. Вот только не знаю, кем дополнить Драко? Роном или Гарри? Хотя Гарри определенно выгоднее. Просто ходячая реклама. Красив, богат. Родственничков не так уж много и к тому же они магглы. Впечатление портит только Сириус, но и на него управу можно найти. А вот Уизли… Беден как церковная мышь, дети от него будут рыжими, да и получить в свекрови настоящую ведьму… это, знаете ли, не для меня!

Война закончилась, так и не развязавшись. Герми сотрясали приступы смеха:

– Какая же ты все-таки…

- Старая! – подытожила я и вспомнила, что по сценарию мне положено страдать.

- Воды!!! – застонала я, и с отвращением отодвинула стакан, протянутый Гермионой.

- Да не хочу я пить. Ноги!!! - бессвязно лепетала я, пытаясь выскоблить из ботинок то, что когда-то было парой изящных ножек. Из воздуха появился Тиллоу.

– Мэм, - он преданно затрепетал ушами. – Профессор прислал меня к вам. Он сказал, что вам плохо и... – с ужасом взглянув на мои лапы, Тилик, щелкнув пальцами, пробормотал. - Думаю вам необходимо вот это!

Я с радостью обнаружила тазик в его лапках и потянулась к нему:

– Кайф!!! Какой экстаз! Таз!

Когда, опустив лапы в вожделенную емкость, наполненную теплой водичкой с добавлением каких-то травок и масел, я замерла, с наслаждением шевеля пальчиками,

- О-о-о!!! Да-а-а-а!!! - в мой монолог снова вклинилась Гермиона. – Что с тобой произошло?

Еще раз блаженно вздохнув, я сосредоточилась на малышке:

– Пострадала в военных действиях! Три волшебника не могли поделить одну маленькую, но дюже вредную магглу. И вот результат!

Гермиона снова напряглась. Покосившись на ее палочку, я поспешно добавила:

- Детка, расслабься, я не собираюсь отнимать у тебя Дракончика. Делай с ним что хочешь! Мне бы разобраться со своим Зверем.

Гермиона спокойно окинула меня прохладным взглядом и фыркнула:

– Зверем? Не дави на жалость. Я склонна пожалеть скорее его, чем тебя!

Теперь настал мой черед обиженно выпячивать губы. – Я думала мы подруги… - всхлипнула я. – Вот не буду тебе рассказывать, как Драко смотрел тебе вслед.

Девушка аж подпрыгнула:
– А он смотрел?

- Угу… - протянула я. – Смотрел своим фирменным взглядом, как кот на сметану. Сие означает его крайнюю заинтересованность, уж поверь бабушке.

Герми зарумянилась, но тут же изобразив степень абсолютного безразличия, стала собираться и прощаться.

Я лишь тихо посмеивалась. Кругом лямур. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!



Глава 11. Женское счастье - профессор в доме, или молчание ягнят…

Оставленная один на один со своими мыслями и фантазиями, я не заметила, как провалилась в сладкий сон. И снилось мне общество одной вредной, но жутко привлекательной особи мужского пола…

- М-м-м… - потянулась я от наслаждения, еще не окончательно проснувшись, а потому считая ласковые руки, гуляющие по моим коленкам, чем-то вроде продолжения эротических фантазий. Из плена удивительных грез меня вернул ироничный голос:

- Когда ты научишься держать свои двери закрытыми?

Подскочив как ужаленная, я с придушенным визгом взбрыкнула, упала на пол, увлекая обладателя голоса вслед за собой, и открыла глаза…

Взлохмаченный Северус, ухмыляясь, примостырился рядом со мной и, удобно устроив голову на согнутой в локте руке, наблюдал за выражением моего лица.

Я с облегчением выдохнула:

– Ты меня напугал…

Его ухмылка стала еще шире:

– Я должен быть польщен, леди?

Показав ему язык, я попыталась вскарабкаться на диван, но тут же была перехвачена ловкими руками.

– Ты не ответила… - удобно устроив меня на коленях, он, смеясь, заглянул в мои глаза.

Я небрежно махнула рукой.

– Подумаешь, чего у меня брать-то? А уж на мою персону и подавно охотников не найти, – я прикусила губу чтобы не рассмеяться, и задумчиво добавила. – Вот разве только Блохастенького во хмелю занесет…

- Горбатого могила исправит! – фыркнул Северус, явно намереваясь меня поцеловать.

Я захихикала, сопротивляясь больше из вредности, и выдохнув.

- Горбатого исправит не могила, а спиногрыз! – с энтузиазмом приступила к разоблачению профессора.

***

Утром мне очень не хотелось открывать глаза, так как я боялась повторения печальной истории полного отсутствия всякого присутствия. Осторожно выпростав руку из-под теплого одеяла, я быстро ткнула пальцем в нечто, сопящее рядом.

– Руки! – остановили меня сонным ворчанием.

- Мыли? – ляпнула я первое, что пришло в голову, и, не в силах сдержать расплывающиеся в дурацкой улыбке губы, открыла глаза.

- Встава…- послышалось где-то в изголовье, и на постель взлетел мой тикающий стрелочник. Я взвыла:

– Есть у тебя совесть, а? Воскресенье как никак, можно хоть сегодня поваляться?

Северус повернул голову в направлении этого паразита и молча посмотрел на него.

- Грхк… Апс.. – вякнул побледневший стукач и рухнул на пол. Перегнувшись через любимого, я с непередаваемым наслаждением констатировала:

– В обмороке, гад. Минут десять проваляется, точно!

Пристроившись у Северуса на груди, я вздохнула.

– Как оказывается полезно иметь страшного и ужасного декана Слизерина... – вытаращив глаза, я с ужасом уставилась на Сева, поняв что я только что ляпнула.

Любимый поперхнулся, пристально посмотрел на меня и невозмутимо заметил:

– Мне казалось, что это было обоюдное действие.

Минуты через две я высунула голову из-под одеяла и обиженно продолжила.

– Я имела (да что же я к слову-то прицепилась)… - сжав зубы, чтобы снова продолжить, мое величие завершило, наконец, фразу. – Я хотела сказать, что ты своим видом разгонишь всех недоброжелателей.

- Быть твоим пугалом? Прекрасная перспектива! – фыркнул мой черноглазый герой и дернул меня за ухо.

Рассвирепев от такой фамильярности, я заорала:

– Ну, знаете, дергать приличных девушек за уши, это моветон, любезнейший!

Северус картинно изогнул бровь и усмехнулся:

– Если бы здесь была приличная, да еще девушка, тогда конечно я бы принес свои извинения, но где ее взять?

Вцепившись в подушку, я с яростным криком «Банзай!» кинулась на обидчика.


***
Полчаса спустя мы лежали на полу, тяжело дыша и отфыркиваясь от перьев, разодранной в клочья подушки. Чихнув пару раз, я вкратце описала ситуацию.

- Шиза косила наши ряды!

- Вполне возможно, - глубокомысленно изрек Северус и выдал жуткий взгляд а ля «Поттер и Уизли вон из класса и минус сто очков с Гриффиндора!!!» - Марш мыться!

- Где-то я уже все это слышала, – весело проворчала я. – Теперь нужен Блек, чтобы составить мне компанию.

- Еще раз увижу около тебя эту шавку, убью! – рыкнул Северус и потащил меня в душ.

- Кого именно? – успела пискнуть я, прежде чем окончательно потерять контроль над происходящим…

***

После позднего завтрака, или скорее раннего обеда, когда мы смаковали отличный кофе, любезно предоставленный Тиликом, в дверь тихо постучали. Буркнув, - Кого это нелегкая принесла? – я поплелась открывать. На пороге стоял Драко и с невозмутимым видом протягивал мне два конверта.

– Привет, – кивнул парнишка, – я тут совершенно официально. Мой отец планирует небольшой ужин для друзей сегодня вечером.

- Ну и? - я недоуменно скривила губы - Я-то тут причем?

- Да притом, - вздохнул парень, глядя на меня как на барана, пришедшего поглазеть на новые ворота замка Малфоев, – что отец приглашает тебя, и он не из тех, кто привык получать отказ.

- Ну, - покачала я головой, – с моей стороны нон проблем. А второй конверт кому?

- Вот только не строй из себя, - Драко покрутил рукой, – этакое невинное создание. У тебя плохо получается. Декану большой привет! – отсалютовав, парень ухмыльнулся и двинулся в… Я ему предложила несколько маршрутов, может и выберет один?

- Поросенок! – прошипела я вслед удаляющейся спине, и вернулась к столу. Протянув один из конвертов Северусу, я немедленно вскрыла свой.



Мистер Люциус Малфой имеет удовольствие пригласить вас…



Я оторвалась от приглашения и взглянула на Северуса:

– И что теперь?

Профессор критически осмотрел меня с ног до головы и произнес убойную фразу:

– Ты когда-нибудь носила платье?

- Ты это к чему? – насторожилась я, поглядывая на него с испугом. – Мало тебе что я по Хогвартсу в этой мешковине хожу? – я указала на валяющуюся на диване робу. – Ты хочешь, чтобы я под ней платья носила? Это, знаешь ли, уже стиль «когда мужчинам некогда» получается!

Нет, очередным глотком кофе Северус не подавился, но взглянул на меня весьма и весьма выразительно. Я опустила голову и прикусила губу:

– Да молчу я, молчу…

- Верится с трудом, – вздохнул Снейп и продолжил. – Сегодня вечером тебе предстоит побывать в гостях у Малфоев. Если бы ты слушала меня, скольких проблем мы могли избежать, – покачал головой профессор.

- Ой, вот только не надо нотаций, а то поссоримся… - вскинулась я. – А с какой это радости меня так ждут у Малфоев?

- А с такой, - фыркнул Сев, - Что твои пламенные взгляды не оставили Люциуса равнодушным и он настаивает на твоем появлении.

- И ему нельзя отказать? – нахмурилась я. Не могу сказать, что я горела желанием еще раз оказаться в обществе Малфоя старшего.

- Нужно, - кивнул профессор. – Вот этим ты сейчас и займешься.

- Ты, наверное, хотел сказать мы займемся? – покосилась я на задумавшегося Северуса.

- Я сказал то, что хотел сказать, – проворчал профессор и вернулся к приглашению.

Быстро отшвырнув от себя листок, я вскочила на ноги, и кинулась к Вредине:

– То есть ты собрался заглянуть на огонек к Люциусу, устроить там мальчишник, как я понимаю? А я тут буду сидеть, вся такая стойкая и верная, нацепив на себя паранджу, а на Сириуса для спокойствия намордник?

- Хватит паясничать! – рыкнул Северус, в свою очередь, отбрасывая приглашение. – Все уже решено! Я иду, ты остаешься!

- Попробуй только улизнуть без меня, и я разберу замок Малфоя, или что у него там, по камешку! – зарычала я, придвигаясь все ближе.

- Я должен расценивать это как сцену ревности? – Северус усмехнулся.

Я провела рукой по его волосам и тут же взъерошила их:

– Попробуй взглянуть на ситуацию иначе. Тебе не приходит в голову, что я могу переживать за тебя?

- Алекс, а тебе не приходит в голову, что я могу позаботиться о себе? – Северус сердито встряхнул головой, безуспешно пытаясь вернуть волосам прежнее состояние. – В отличие от тебя!

Я ухмыльнулась:

– У тебя на лбу большими буквами горит надпись: «Будь проклят тот день, когда я связался с ней!»

Северус рыкнул вставая:

– Женщина, твой язык хуже помела!

Я притворно вздохнула:

– Наверное, это потрясающий комплимент для ведьмы.

Профессор взглянул на меня тем особенным взглядом, появляющимся у него в момент крайнего раздражения. Поняв, что дальше экспериментировать не стоит, я сжала губы и сделала вид, что закрываю рот на ключ, который тут же и вручила Снейпу.

Северус, все еще хмурясь, кивнул.

– Просто великолепно! Я к директору, а это заберу с собой! – резко развернувшись, он шагнул к камину.

Я осталась стоять посреди комнаты с закрытым ртом, хотя очень хотелось разинуть его.

Поносившись по комнате с четверть часа маленьким, но оченно шустрым тайфунчиком, я поняла, что еще чуть-чуть и просто лопну, если не скажу что-нибудь. Героическим усилием я попыталась разверзнуть пасть, но все безуспешно. Вот профессор, вот паразит, удружил! Ну как они успевают заклинания свои творить? Я сжимала и разжимала кулаки. Вот приди только – я тебя… Раздался хлопок и я подпрыгнула от неожиданности.

- Мэм… - раздалось дрожаще знакомое.

- А-а-а-э… – выдохнула я. «Как же ты меня напугал! Что случилось?» Хотелось мне сказать, но ни одного слова так и не слетело с моего многострадального языка. Я постаралась как можно красноречивее посмотреть на эльфа и вытаращила глаза. Чего мол тебе?

Тилик расправил прижатые уши и произнес:

– Директор, мэм, он ждет Вас.

Заложив руки за спину, я кивнула в сторону двери. Вот так мы и шли, сопровождая друг друга почетным эскортом. Встречающиеся нам студенты шарахались от нас, словно от прокаженных. Авторитет, однако, растет. Глядишь, через несколько месяцев они будут вытягиваться по стойке смирно, преданно заглядывать в глаза и орать. «Здравия желаю!»

В кабинете у директора я застала рассерженного профессора:

- Я повторяю, сэр. Она никуда не двинется с территории школы. Неизвестно, что взбредет в голову Малфою! Оставьте ее здесь, под Вашей охраной, или отправьте ее домой! Чем скорее, тем лучше!

- Северус, поздно что-либо менять. Что сделано, то сделано. Я думаю, вы ее недооцениваете. Девочка в состоянии постоять за себя, при условии, что вы ей поможете... И она может оказать нам содействие. – Дамблдор повернулся к двери. – Александра? Рад вас видеть.

- Умф, – радостно поприветствовала я Альбуса в ответ.

- Что простите? – директор удивленно взглянул на меня, ожидая дальнейших объяснений.

- Фрх! – возмущенно добавила я, показывая глазами на собственный рот. – Мфр.

- Интересный ход, - ухмыльнулся Дамблдор. - Надо запомнить.

Такой подлянки я от директора не ожидала, а потому начала медленно, но верно закипать. В ярости я сверлила обоих гадов взглядом «Лучше сразу прикончите, потому как если великий вождь краснокожих все же освободится… будут реки крови!!!»

Как только Дамблдор освободил меня от заклятия, я немедленно завизжала. Нет, это не было местью, как вы, наверное, подумали. Просто так долго вынужденно молчать я не привыкла. Изведя весь запас кислорода, я замолчала, и судорожно вдохнула, прочищая натруженные легкие.

Поняв, что мой приступ закончился, волшебники облегченно вздохнули и расслабились, а зря. Кто знает, что мне еще в голову взбредет? Даже я этого не знаю…

Директор снял свои очки, протер их, водрузил обратно, и приступил к разговору:

– Александра, у нас возник небольшой спор с профессором Снейпом.

- Я слышала… - зловеще прошипела я.

- И что вы об этом думаете?

- Гррр…

Этого было вполне достаточно, чтобы Альбус продолжил:

– Мне кажется, что это не выход из создавшегося положения. Возможно, вы в большей безопасности под защитой Северуса.

Кивнув, я глянула на профессора, мрачно смотрящего в окно с видом «я по-прежнему настаиваю на отъезде».

Махнув на него рукой, я повернулась к Дамблдору:

– Что я могу сделать для Вас, господин директор?



Глава 12. Я старый солдат и не знаю слов любви, или зачем женщинам каблучки.

В очередной раз взглянув на себя в зеркало, я фыркнула:

– Ты не мог придумать что-нибудь еще более заковыристое? В этом же невозможно двигаться!

Северус придирчиво оглядывал меня. Расправив на моих плечах легкий плащ, он процедил:

- Дай тебе волю, и ты, собираясь на раут, напялишь свои любимые джинсы!

- Не вижу в этом ничего плохого! – пожала я плечами. – Куда удобнее этого! – тряхнула я длинным подолом. Приподняв платье, я полюбовалась на свои ботинки и быстренько прикрыла их. Не хватало еще, чтобы Северус вспомнил про туфли и наградил меня очередным шедевром на тонком каблуке. Нет. Платье, конечно, было изумительное, но… это уравнение Сашка + юбка = х, то есть полная неизвестность…

***

- Нус, так кем я тебе прихожусь? – бормотала я, пока мы направлялись к ближайшему от Хогвартса, возможному месту аппарирования (о, я новое слово выучила, хотя для меня все равно лес дремучий, как все это работает).

- Кузиной, пора бы уже запомнить! – раздраженно буркнул Северус, еще сильнее прижимая мою руку, словно боялся, что я сбегу.

- Мдямс…. – протянула я, критически оглядывая его с ног до головы. – Ну хорошо хоть кузиной, а не…

Красноречивый взгляд профессора заставил меня заткнуться. Ежели и дальше так пойдет, я с ним превращусь в немую...

Северус фыркнул:

– Могу только мечтать об этом!

- О чем? – заинтересованно ляпнула я, прежде чем я поняла, что он опять копается в моих мыслях. – Да прекратишь ты это, или нет? Блек ко мне в ванну лез, Дамблдор в душу, а ты еще дальше умудрился - в мысли!!! – рявкнула я, но Сев прижал меня к себе и прошипел на ухо:

– Для правильного аппарирования мне нужно сосредоточиться. Лучше бы тебе успокоиться, иначе ты рискуешь появиться на ужине в костюме Евы!

Хрюкнув, я уткнулась носом в его плащ и затихла.

***
- И всего-то, - скривила я губы, оглядевшись по прибытии. – Я думала у них, по меньшей мере, Бэкингемский дворец, а это... Тьфу! Я бы Мохнатенькому конуру и то больше забабахала! – но Северус тут же одернул меня, рыкнув что-то угрожающее.
- Ну ладно, умолкаю, прямо слова не скажи, – буркнула я, и, вздохнув, принялась скачками подниматься по лестнице, ведущей к дому. Кажется у домового эльфа, распахнувшего нам дверь, случился удар, когда он увидел, каким образом гостья взбирается по ступенькам… Что-то здоровье у них никудышное. Вернусь в Хогвартс, займусь ими вплотную! В голове роились различные идеи, обобщенные одним заголовком – «Как закалялся эльф!». Северус уничтожающим взглядом припечатал меня к полу, разбив мои светлые мечты. Я виновато покосилась на него и вздохнула: опять занесло.

Люциус встречал нас на ступеньках холла. Поприветствовав Малфоя в душе дружелюбным кивком «сквозь зубы», я вцепилась в профессора с явным намерением не отпускать его от себя ни на шаг. Малфой, сверкая зубами и бриллиантами, отвесил любезный поклон. Северус снова зашипел в мое ухо:

– Реверанс, любезнейшая…

Я послушно, словно заводная кукла присела в реверансе, мысленно показав любимому язык.
– Алекса, - многообещающе ухмыльнулся котяра, – как я рад, что вы приняли мое приглашение…

От его голоса у меня мороз по коже пошел. Взглянув на Северуса, я просигналила: «Может домой?»
«Поздно…» - покачал он головой, а я вздохнула. Сама виновата.

- Позвольте Вашу руку, леди, – в темпе вальса Малфой перехватил меня у Северуса, так что я даже слегка обалдела от такой резвости. Беспомощно оглядываясь на профессора, я, увлекаемая Люциком, вплыла в залу.

- Шарман, мон шери… - шептал мне на ухо коварный соблазнитель, оглядывая меня с ног до головы, а в моей голове завертелось: «Месье…же не ма па сис жур…». Вот как брякну счас, он и забудет напрочь свой французский. И тут меня словно током ударило. А-а-а!!! Я же французская кузина Сева... Зашибись! Я знаю английский, испанский, немного болтаю на итальянском, но французский… Однако я быстро взяла себя в руки, вовремя вспомнив, что я доблестный разведчик и дьявольски хитрый шпион! Нам, шпионам, все нипочем! Главное, уверенный взгляд и рожа кирпичом.

За столом уже восседало изысканное общество местных аристократов. Б-е-е!!! Тоже мне, голубая кровь! Я оглядела присутствующих ласковым взглядом исподлобья.

Люциус слегка подтолкнул меня заставив выйти на середину комнаты, словно выставляя напоказ, как картину, или породистую … (не буду продолжать, а то Северус опять взбеленится).

- Господа, позвольте представить мою очаровательную гостью, Алекс Смит. Алекс приходится кузиной нашему уважаемому профессору Снейпу.

Я предпочла не оглядываться, так как спинным мозгом почувствовала, что профессор думал по этому поводу.

Все, как по команде уставились на меня, разглядывая как инфузорию туфельку, то есть пристально и чуть ли не в микроскоп.

- Прошу к столу, – Люциус самым наглым образом усадил меня рядом с собой, а Северусу пришлось устроиться напротив меня. На всякий случай я подогнула ноги под стул, а то вдруг любимый снова будет их оттаптывать.

Нус, что тут у нас на столе из съестного? Фу… Совершенно не умеют готовить. Я с тоской смотрела на овощное безобразие.

Пожилая дама во главе стола видимо поймала мой взгляд и ядовито улыбнулась:

– Мы относим себя к вегетарианцам.

И тут из меня полезла французская мамзель. С чего я взяла, что она такая? Кто ж теперь разберет? Захлопав ресницами, словно фарфоровая кукла, я премило улыбнулась Люциусу и пропела:

- Как интересно… А мой папА всегда говорил, что вегетарианец в переводе с галльского, это криворукий охотник.

Глаза Люциуса сверкнули, и он попытался спрятать улыбку, скользнувшую по его губам.

– Мама, прошу прощения, надеюсь, ты не обиделась на невинную шутку Алексы? Француженки так милы и непосредственны… - повернулся он к даме. Ой, так это его мамашка… Кажется, я нажила себе врага. Взглянув на Северуса, я поняла, что мысль убрать свои конечности как можно дальше, разумна донельзя…

К концу ужина я уже изнывала от тоски, потому как моя французская часть бурлила и не давала прикрыть пасть, а остатки разума при взгляде на Сева, захлопывали ее.

Слава богу, вскоре это представление было окончено. Однако радоваться было рано… Общество, напичканное хлебом, требовало зрелищ, то бишь танцев.

Видя, что ко мне на всех парусах движется Люциус, я начала лихо отступать. Метнувшись в сторону зимнего сада, я попыталась затеряться среди зеленых растений.

Внезапно, в сад проскользнул Люциус, ведя под руку свою матушку. Старая карга! Тут я конечно, погорячилась – мне бы так выглядеть в ее годы.

Аккуратно притворив за собой двери, Люциус повернулся к матери, и произнес:

– Что ты о ней думаешь?

- Дерзкая маленькая нахалка! – фыркнула мадам и пожала плечами.

- Меня это не пугает, – ухмыльнулся Малфой и прислонился к стене, скрестив на груди руки. – Ты помнишь Нарциссу?

Миссис Малфой ответила сыну понимающим взглядом.

– Да, тебе удалось в кратчайший срок вышколить эту маленькую дурочку. Признаю, твои методы убеждения прекрасно работают. А теперь к делу. Похоже, она вполне здорова. Значит, есть шанс получить от нее приличное потомство. Твой сын, - она произнесла это слово так, словно ее сейчас стошнит, - стал совсем неисправим. Но я отвлеклась. У нее прекрасная родословная, и, кажется, ее семья достаточно богата. Она единственная наследница?

Люциус кивнул:

– Да, не стоит забывать о Северусе. Он ведь до сих пор одинок и владеет всем состоянием Снейпов. В случае если с ним…

Ведьма растянула губы в змеиной улыбке:

– Ну да, конечно… Автоматически его состояние перейдет к ней… Заманчиво…

Люциус засмеялся:

– Весьма, к тому же, мне просто не терпится объездить эту маленькую норовистую лошадку.

Мать притворно-укоризненным взглядом взглянула на сыночка, но в тот же момент расхохоталась мерзким колючим смехом и ударила его веером по плечу:

– Ты неисправим, малыш. Ну что же, пожалуй, стоит попробовать.

До меня постепенно начало доходить о ком они. Не знаю, как вы, а я теряюсь перед откровенным хамством. Просто слов не нахожу, разве что начинаю молча бить в морду... Я уже собиралась обнаружить свое присутствие, по меньшей мере, визгом, как до боли знакомая рука привычно легла на мой рот, в то время как вторая резво притянула меня к своему хозяину. Я наугад двинула пару раз локтем, но быстро обмякла. Удостоверившись, что я не собираюсь совершить ничего предосудительного, с его точки зрения, Северус слегка ослабил хватку.

- Что ты об этом думаешь? – ухмыляясь, прошептал он мне на ухо. – Кажется, я был прав?

Злобно кивнув на парочку, я прошипела:

- Какой пыл, какая патетика, какие спецэффекты… и все для меня?

Северус улыбнулся:

– Не правда ли, очаровательная пара?

- Да уж… - просвистела я, пытаясь не скрежетать зубами. – Они еще не догадываются, что хотят заполучить! У меня слабое здоровье и горькая наследственность, знаете ли!

Северус выдохнул мне в затылок, пытаясь сдержать смех:

– Да, мой добрый друг Люциус и не подозревает, какое счастье может ожидать его в будущем. Пьяница, гуляка и маггла ко всему прочему.

- Тебя это, однако, не остановило! – прошипела я и наступила ему на ногу. Северус издал придушенное мычание и в моем ухе раздался ответный свист. – Напомни мне в следующий раз отобрать у тебя ботинки!

- Да милый, сотвори для меня пару туфелек на шпильке, вот тогда мы позабавимся вволю, – ухмыльнулась я.

- Будешь ходить босиком! – командирским тоном заявил профессор и ущипнул меня.

- Запись в бортовом компьютере головного мозга, – пронеслась, словно бешеная блоха, мысль. – Не забыть убить профессора по приезде домой.

- Успеется… - Северус ущипнул меня еще раз.

- Извращенец! – выдохнула я и попыталась укусить его за руку.

- Кто бы говорил! – пропыхтел нахал, оттаскивая меня в глубь сада…

Через некоторое время, покинув гостеприимный садик, мы выскользнули в зал. Похоже, Люциус начал слегка волноваться, пытаясь отыскать меня. Побегай, побегай, зайчик мой, а то потом на костылях не до спорта будет!

- Алекса! Я уж было начал беспокоиться, что Вы покинули меня, так и не попрощавшись…

Ей Богу, крокодил перед обедом! Выдав ответный оскал, я лихорадочно соображала, как же отсюда смыться.

- О, что Вы, Люциус, разве я могу оставить столь интересного собеседника? – промурлыкала я, оглядываясь в поисках своего спутника. Вот так всегда. Когда в нем больше всего нуждаешься, он исчезает в неизвестном направлении.

- Алекса, мне нужно поговорить с Вами. Наедине… - Малфоище рьяно увлекал меня в сторону сада. Нда… Два раза за один вечер выслушивать его излияния? Я со вздохом смирившейся жертвы поплелась за Люциусом.

- Алекс. – рухнувший на колени Люцик, заставил меня прислушаться.

- Я… - вздохнул Люциус, поедая меня голодными глазами.

«Старый солдат, и не знаю слов любви…» закрутились в моей голове знакомые словечки, заставив меня вздрогнуть. Окучивание началось. Вздохнув, я ушла в себя, от всей души надеясь, что красноречивый монолог не затянется надолго. Как я была права и не права одновременно. Спич окончился довольно быстро, и в ход пошли более действенные способы убеждения. И тут, как говорится в одной рекламе, он попер на меня… а вот этого вот не надо! Вот этого я не люблю. Мысленно закатав рукава, я ринулась в бой.

Десять минут спустя я, пулей выскочив из сада, ринулась искать Северуса.
- Куда вы дели своего поклонника? Вы, по-моему, единственная из присутствующих здесь, кому он не успел поведать о своей пламенной любви.

Легок на помине! Поджав губы, я обиженно заметила:

- Он любит не меня, а мои миллионы!

Северус удивленно покосился на меня. – Вы, определенно, все больше входите в роль, любезнейшая!

- На Вас не угодишь! – пожала я плечами, меланхолично вгрызаясь в яблочко, предусмотрительно стыренное мною в саду.

- Вы не ответили на вопрос, – хмыкнул Сев, ловким движением руки отнимая мой трофей.

Я поморщилась и мрачно взглянула на профессора:

– Если Вас интересует Ваш друг, то можете пошерудить в саду. Он так рассыпался в любезностях, что, боюсь, его трудно будет собрать.

- Что произошло? – Северус шумно выдохнул и вцепился в мой локоть.
Я попыталась ослабить железную хватку, но, поняв всю бесполезность попыток, тяжело вздохнула, и продолжила:

- Мысль о женитьбе так сильно врезалась ему в голову, что он получил сотрясение мозга.

- Он что, сделал тебе предложение? – Северус поджал губы.

- Конечно, парень взял быка за рога. С места в карьер. Мол, ты да я, да мы с тобой…

Поток моих издевательств был прекращен тяжелым взглядом:

– Он жив хотя бы? Ты понимаешь, что с тобой будет, если…

– А что я? Я тут совсем не виновата! Не сдержалась… – надулась я как сыч, медленно начиная отступать к выходу. – Ну, обидно стало за себя. Понимаешь?

Но профессор уже подталкивал меня к выходу.

Вытащив меня на улицу, он прошипел:

– Стой здесь, пока я не выйду! Придется вернуться и взглянуть, что же ты натворила…

- Ни за что ни про что проломила бедняжке башку! – кривлялась я, подпрыгивая от холода на ледяном крыльце. – Волшебнички, мать вашу! Сколько же мне еще с вами мучиться? Я вот как щаз околею, на этом самом крылечке, а потом по ночам к вам являться буду! – я немного подумала и добавила. – Синяя! – поразмыслив еще какое-то время, я смачно чихнула, и ввернула. – Сопливая!!! – ухмыльнувшись, я представила себе, как шикарно это будет выглядеть со стороны, расхохоталась, но меня сразил жестокий приступ кашля.

Не зная, чем же еще заняться я начала прыгать со ступеньки на ступеньку, пытаясь хоть как-то согреться. Через четверть часа, я уже готова была наброситься на любого, кто откроет мне дверь, с объятиями, слезами умиления и облобызать его во все дырки (что холод с людьми делает).

Уткнув свой нос, синеющий просто на глазах, в плечо, я завыла песнь одинокого койота:

– Никто мене не любит, никто не приголубит. Пойду я до садочку, нажруся чевряков!

- Сомневаюсь, что даже твой луженый желудок выдержит такое пиршество! – услышала я позади себя иронично-язвительное.

Ежели б могла, просто убила бы. Я еще раз чихнула и обернулась к любимому.

Даже суровый волшебник дрогнул и сделал шаг назад.

Конечно, сейчас я напоминала василиска, только слегка подмороженного. Попытавшись произнести пару ласковых из своего словарного запаса, я смогла лишь просипеть:

– Сссво...

- Не напрягай горло! – спокойно заявил Северус и притянул меня к себе.

Остатки разума просигналили, что войну я могу начать и дома, а сейчас, разумнее было бы пригреться анакондой на груди любимого. Зашипев и обвив его руками, я затихла в ожидании аппарирования.

Вот как я собственно в Хогвартс попала, уже не помню. Простуда меня все-таки подкосила, и нормальное восприятие жизни вернулось не сразу. Хилая я оказалась, не иначе мамашка Люциуса порчу наслала, чтоб ей семьсот лет замуж не выходить!

С трудом разлепив тяжелые веки, я увидела пса, обеспокоенно глядящего в мое лицо. Собака повернулась к черноволосому мужчине и прорычала:

- За какое место ты ее укусил, маньяк сексопатолог? Что с ней такое?

- Говорящая собака? Бред… - со стоном моргнула я.

Глюк продолжал нагло вилять хвостом и призывно дышать в мое лицо:

– Привет, птичка! Что ты натворила в поместье Малфоев?

Я осторожно отодвинулась как можно дальше и рыкнула:

– Пошел вон!

- Вот теперь я тебя узнаю, – осклабился пес и превратился в человека.

Сознание дало сбой, и я радостно ушла в астрал.

Придя в себя в следующий раз, я постепенно начала вспоминать пережитые приключения.

– Сон не сон, а не сон - сон. Следовательно, если… - бормотала я себе под нос, окончательно запутавшись.

Северус присел рядом со мной и потрогал мой лоб. Одобрительно хмыкнув, он протянул мне стакан:

– Выпей!

Я отвернулась к стене:

– Не буду!

- Интересно, почему?

- Категорически отказываюсь лечиться волшебными способами!

- И что я в связи с этим заявлением должен предпринять? – вздохнул профессор, кинув на меня взгляд, говорящий «с больными не спорят».

- Банку малинового варенья, тазик с горячей водой и горчичники! – пропитым командирским голосом отстроила я любимого.

Если бы не Тилик, давно научившийся понимать меня с полуслова, я бы еще долго ждала свое малиновое варенье. Господи, дай мне только поправиться. Я их всех переведу на здоровый, питательный рацион!

Северус с интересом смотрел на мое шаманство с банкой. Я, словно Карлсон, любовно прижалась к литровой баночке и, замерев на несколько секунд в экстазе, принялась распатронивать ее.

Операция с баночкой не заняла много времени и вскоре ложка с немилосердным скрипом начала скрести по донышку.

Замурлыкав, словно кошка, я откинулась на подушки:

– Вот теперь я буду парить лапки!

Тиллоу быстренько притащиил горяченькой водички и я резво опустила ноги в тазик. Блаженно жмурясь, я, недолго думая, завела песенку.

– Жили у бабу-у-си два веселых гу-у-ся. Один се-е-е-рый!!! Другой бе-е-е-лай!!! – орала я уже во всю глотку. – Два весе-е-е-лых гуся!!!

Приоткрыв один глаз, я поняла, что Северус незаметно скрылся, пользуясь моим расслабленным состоянием.

- Конечно, – пожала я плечами. – Кто способен выдержать такое нечеловеческое обаяние и неземную красоту, – вздохнув, я сосредоточилась на кипятке.

***

Минут через пять мое уединение было нарушено толпой домашних эльфов, преданно заглядывающих мне в глаза и трепещущих ушами так, что в комнате образовался легкий сквознячок.

- Эй, любезнейшие, я только-только на поправку пошла, прекратите изображать вентиляторы! – запротестовала я, натягивая одеяло до ушей.

- Мэм, - выступил вперед Тиллоу, – я спросил всех. Простите, но мы не знаем, что такое горчичники…

Я облегченно выдохнула:

– И всего-то? Тилли, я думала, что-то случилось. Стоило из-за этакой малости тревожить ребят и собирать консилиум? В конце концов, у меня обычная простуда.

Ушастики облегченно вздохнули, но тут же начали наперебой предлагать способы лечения. Спустя несколько мгновений, я взмолилась.

– Прошу вас прекратите! У меня голова от вас кругом! – пристыженные эльфы переминались с лапы на лапу.

- Пардоньте, – хмыкнула я, выразительно глянув на малышей. - Не хочу вас обидеть, но спать очень хочется. Глаза и вправду слипались, и я откинулась на подушку, падая прямиком в объятия крылатого Гипноса.

Приснившийся мне бред оказался, мягко говоря, странным, даже для моей неуемной фантазии…

Ну вот представьте…

Я гуляю по летнему лужку, собираю цветочки, пинаю зазевавшихся шмелей и ос, и вдруг… На горизонте появляется старший Малфой, пикирующий на меня как немецкий бомбардировщик на русского партизана. Верхом на своей мамашке, извергающей пламя как заправский дракон в миниатюре. Спешившись, он отправил маман пастись и, преклонив колено, подсунул мне под нос букет росянок, клацающих перед моим лицом в предвкушении завтрака. - С тех пор, как я увидел Вас…

Он все бубнил и бубнил о своих чуйвствах, пока я, словно Геракл, сражалась с его вконец зарвавшимися цветочками. Этот фантастический букет просто исходил слюной на мои конечности, радостно пытаясь прихватить хотя бы за палец.

Вдруг под звуки реквиема Моцарта, путаясь в поповской рясе, появился Флитвик, болтающийся на согнутой в локте руке Минервы Мак-Гонагалл, вырядившейся в монашеское одеяние. Они дружно благословили меня на замужество портретом Дамблдора, весело мне подмигивающего, и прочли краткую напутственную речь минут на сорок. Умиленная толпа студентов помахивала мне волшебными палочками, а Драко даже назвал маменькой.

Апофигеем этого кошмара стал Северус, с нескрываемым наслаждением передающий меня с рук на руки вожделеющему жениху. Заорав что есть мочи, я принялась резво отпихиваться и отбрыкиваться, от сжимающего меня в объятиях Малфоя, внезапно заговорившего голосом Снейпа:

– Прекрати немедленно, или мне придется наложить на тебя заклинание пут. Что здесь происходит, в конце концов? Что еще ты принимала кроме малины?

Открыв глаза, я блаженно вздохнула:

– Так это все сон…

- Что именно? – поинтересовался Северус, устраивая меня на коленях. – У меня такое впечатление, что ваша русская малина, не что иное как сильнодействующий галлюциноген, я прав?

Фыркнув, я уткнулась в его мантию и пробурчала:

– Я не настолько испорчена, уважаемый. Так, могу, конечно, грибочков на ночь пожевать, но не более.

- Так что же тебе приснилось? – приподняв мою голову, Северус озабоченно провел ладонью по моему лбу. – Ты мокрая как мышь.

Вцепившись в профессора, я смущенно пробормотала:

– Мне приснилось, что Флитвик и Мак-Гоннагал благословили меня на брак с Малфоем, осенив портретом Дамблдора, а вся школа радовалась этому событию. Ну а ты вообще радостно передал меня в его наглые лапы.

- Неплохая идея, между прочим, – ухмыльнулся профессор, потирая подбородок. – Будешь себя плохо вести…

Я подняла лапы над головой:

– Не надо. Лучше сразу убей!

- Кого, Люциуса? Да уж, это был бы благородный жест, знаешь ли. Милосерднее убить врага, а не подвергать длительному заключению под надзором свирепой магглы, хотя, вряд ли его надолго хватит.

Я застонала:

– Ну какой же ты все таки гадкий!



Глава 13. Педсовет, или если женщины дерутся, в драку лучше не встревать.

Пропустив несколько дней из школьной жизни по причине болезни, я с энтузиазмом вернулась в процесс обучения магов людским премудростям. Эх, братцы кролики, может вы и хороши со своими палочками выручалочками, но попробуйте-ка вы пройтись без них по улицам, заполненными магглами…

Как ни странно, выдрессировать этих колдунов рецидивистов оказалось не столь сложно, как я предполагала вначале. Теперь при входе в аудиторию, народ спешно разоружался, не дожидаясь моего рычания, или не приведи господь, визга. И уж тем более никому уже не приходило в голову отпускать шуточки на моих занятиях. Сдирать очки я навострилась не хуже сурового мастера Зелий.

Постепенно я перестала испытывать какое-либо удивление от творящегося кругом беспредела, именующегося у них магией. Раздражение улеглось, уступив место привычке и пофигизму. Возвращаться к нормальной жизни хотелось все меньше и меньше...

Приближались каникулы, а вместе с ними и Рождество.

Я сидела в своей комнате, с головой погрузившись в изобретение заданий к зачету по окончанию семестра. Идей в голове было множество, но как отобрать из них те, что будут одобрены высшим руководством? Дамблдор еще куда ни шло… Уболтать директора, я считала плевым делом, но его заместитель Минерва Мак-Гонагалл… не скажу, что наши отношения сложились удачно… Энта тетка постоянно меня в чем-то подозревает. Конечно, она не кричит, не топочет ногами, но… на последнем педсовете, она в пух и прах разбила мои доводы, относительно проведения теста по маггловедению. И мои жалобные взгляды на нее абсолютно не действуют.

От усердия я даже высунула язык и скребла пером о бумагу. Да, я не Пушкин, я другая… как я скучаю по нормальной авторучке. Увлекшись процессом изобретения сложной системы обманок и уловок, я не заметила появления Северуса, а потому заорала от страха, когда его рука мягко легла на мое плечо.

Вот интересно, кто больше испугался? Отдышавшись, я укоризненно покачала головой.

- Есть у тебя совесть, а? Я так перепугалась! Решила, что у Сириуса снова проблемы с… - поток моих излияний ка-то сам сошел на нет, под взглядом профессора.

- Любезнейший, вы на меня так часто смотрите. Не боитесь дырку протереть? – вякнула я, начиная волноваться.

- Ты не забыла, что сегодня совещание? – снисходительно взглянул на меня Северус. – Надеюсь, сегодня ты поразишь всех своими идеями по проведению зачета. Я уже весь в предвкушении твоих словесных перепалок с Мак-Гонагалл.

- Фу-у-у! И всего-то? – я облегченно выдохнула, принявшись обмахиваться исписанными листами, на манер веера. – Кончено! Вот плоды моих трудов, – тряхнув листиками перед носом возлюбленного, я выдала победную ухмылку. – Все здесь!

- Разрешишь полюбоваться на сей шедевр? – усмехнулся Сев.

- Ну уж нет! – фыркнула я. – Твои комментарии еще хуже, чем замечания Минервы.

- А самое обидное, что я всегда прав, не так ли? – Северус уселся на диван и выхватил мои каракули. – Посмотрим, что тут у нас?

Я со вздохом закрыла глаза и заткнула уши..

- Я тебя не вижу, я тебя не слышу, я тебе ничего не скажу! – бормотала я себе под нос.

-Хватит дурачиться, - Северус в мгновение ока сграбастал меня в охапку, и, усадив рядом, принялся освобождать мои уши. – В целом, конечно, дрянь, но не лишено некоего скрытого смысла, только уж очень скрытого.

Я надулась и, заточив свой язык, приготовилась к бою.

Ухмыльнувшись, любимый прижал ладонь к моим губам:

– Побереги силы, в противном случае, я не смогу в полной мере насладиться твоей словесной дуэлью с уважаемой Минервой.

- Ладно, уговорил. Поберегу силенки, а то и вправду старушка замочит меня как слепого котенка уже в первом раунде.

***

На бой я шла подкованная, наблатыкавшись в педагогических терминах, и возбужденная предстоящим кровопролитием. Северусу периодически приходилось ловить меня за воротник, дабы на поворотах я не вклинивалась в толпы снующих туда сюда студентов, рискуя поломать ноги... студентам…

Юркнув в кабинет Дамблдора, я внутренне сжалась. Бр-р-р… Кто бы мог подумать, что Алексахина в трезвом уме и здравой памяти добровольно, ну или почти, примкнет к педагогическому совету?

Директор приветливо кивнул:

– Вот и вы. Осталось дождаться появления профессора Трелани и мы сможем, наконец, начать.

Я закатила глаза, мечтая стать невидимой, или хотя бы прозрачной. Трелани, только ее здесь не хватало… Эта Стрекоза успела достать меня по самые гланды. Она постоянно зазывала меня на сеанс гадания или, впав в очередной фальшивый транс, обещала, что мои отношения с (ну, не важно с кем именно) закончатся печально.

Я ей тоже много чего пообещала. И перелом гадальных косточек, и фокус с исчезающими картами Таро, причем в неизвестном направлении и навечно, и кофейную гущу заместо маски на лицо… да много еще чего. Однако Сибилла упорно продолжала свои происки, раскладывая тут и там составленные для меня гороскопы.

- Внемли мне, о неразумная дева…

Я сжала зубы. Началось… Инстинктивно я придвинулась ближе к Северусу.

К счастью, Дамблдор явно торопился, а потому эффектное появление Стрекозихи было смазано вежливым кашлем директора:

– Сибилла, дорогая, только вас ждем. Присаживайтесь.

Трелани с лязгом сцепила зубы и с вытянувшейся физиономией присела за стол.

- Начнем, – улыбаясь, кивнул Альбус.

Когда уважаемый ареопаг добрался до моего вопроса, я уже сладко посапывала, и снились мне…

- Мисс Смит! Вы заснули? – раздраженный голос Мак-Гонагалл гулким набатом прозвучал в моей буйной головушке. Локоть Северуса поддел мои ребра слева, в то время как справа оказался локоть Сириуса. Ойкнув, я угрожающе покосилась на обоих и, состроив любезную мину, обратилась к Минерве:

– Ну что вы, профессор Мак-Гонагалл, я не сплю, а всего лишь медленно моргаю.

Все, как по команде, наклонили головы, пряча улыбки. Минерва строгим взглядом свела все улыбки на нет, и спокойно продолжила:

– В таком случае, надеюсь, то, что вы представите нам сегодня, будет значительно лучше прошлого опуса…

Ремус через стол кинул мне, словно спасательный круг, сострадательный взгляд, пытаясь предупредить нарастающее во мне кипение. Сириус же, напротив, ухмыльнувшись, наклонился к моему уху:

- Один один! И ты это так оставишь?

Я с шумом втянула воздух:

- Мэм, да будет мне позволено заметить, что только уважение к вашим преклонным годам не дает мне высказаться в полной мере (Северус и Сириус тихо замычали, а Люпин приоткрыл рот, но тут же снова закрыл с невозмутимым видом). Признаю, что в прошлый раз я слегка перегнула палку, но ваша природная осторожность перебивает все мыслимые и немыслимые рекорды. Дети должны учиться!

- Учиться? – не выдержав, рыкнула Мак-Гонагалл. – Чему они у вас могут научиться?

Трелани радостно закивала:

– Вот-вот! Они ничему не успеют научиться! Она скоро погибнет, я видела это очень ясно сегодня, когда спускалась к вам.

- Я тебя спущу. Щаз я тебя спущу, – шипела я себе под нос. – Как воду в унитазе!

- Детка, не распыляйся на мелочь, – ухмыльнулся Сириус, подмигивая. Я зарычала…

Далее пошла непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений и сложных многоэтажных конструкций...

После долгих споров план мой приняли, но в таком усеченном виде, что только курам на смех.

***

- Да я ее убью!!! – выйдя из директорского кабинета. Орала я на весь коридор, раздраженно дергая мантию… Северуса… - Нет, я ее на стельки пущу, или нет… Я из нее валенки сваляю!

- Из кого? – лениво поинтересовался Северус, пытаясь высвободить свою многострадальную мантию из моих цепких лап. – Кто удостоен этой сомнительной чести, Минерва, или все же Сибилла?

- Обе!!! – прорычала я.

- Я так и подумал, – кивнул Северус.

- А, хорошо, что вы еще здесь, Северус, – из своего кабинета выглянул Альбус. – Алекс, вы позволите его ненадолго похитить? – и они скрылись за горгульей.

- Можно подумать, у меня есть выбор, – процедила я, направляясь в свои покои.

***

Спустя полчаса я уже начала по-настоящему волноваться, когда из камина появился мрачный профессор:

– Идем. Альбус ждет тебя. Поторопись.

- Что еще произошло? – я недоуменно уставилась на Северуса. – Он что, не мог переговорить с нами сразу?

- У него были на то свои причины, – отчеканил Северус и протянул мне руку. – Идем. Я провожу тебя.

- То же мне, утроили тут тайны мадридского двора, – пробурчала я, вставая и направляясь к камину. - Ну, погнали наши городских?

***

- Алекс, присаживайтесь, – Дамблдор кивнул, указывая на кресло, и взглянул на сопровождающего меня Северуса. – Ты готов?

Профессор кивнул и повернулся к камину.

Я переводила непонимающий взгляд с одного волшебника на другого:

– Что происходит, и в какие такие дали, собрался профессор, позвольте узнать?

Северус не оглядываясь, пробормотал, исчезая в зеленом пламени:

- Мне пора, директор тебе все пояснит.

- Александра не желаете чашку чая?.. – вздохнул директор, присаживаясь рядом со мной.

- Так, значит, разговор будет трудный и долгий… - хмыкнула я и кивнула. – Валяйте, давайте чай и дольки лимонные, раз уж на то пошло.

Обрадованный моей сговорчивостью директор моментально накрыл поляну, и мы приступили к трапезе и разговору.

- Александра, сегодня Северус получил письмо от матери Люциуса, с просьбой позволить вам погостить у них на выходные, – неожиданно произнес директор.

Я пыталась сообразить, как же умудрилась попасть в такую жопу.

- Вы должны принять предложение, Алекс.

Подняв голову, я посмотрела на Альбуса, все еще надеясь, что ослышалась. Однако, едва заглянув в его глаза, моя надежда понуро поплелась за веревкой, явно собираясь повеситься.

- Судя по вашему виду мне нельзя отказаться?

- Я подумал, что смогу уговорить Вас, – Дамблдор потянулся за долькой. – Понимаю, что это не самая приятная компания, но…

- Не самая приятная? – я хмыкнула. – Мягко сказано, сэр.

- У нас большие неприятности, дорогая, – директор вздохнул, явно пытаясь меня разжалобить. – Северусу становится все труднее добывать информацию. А с тех пор, как у него появились Вы… - Дамблдор выдержал эффектную паузу. – Он стал более уязвим.

Насупившись, я сурово взглянула директора. – Ну, знаете… Вы ведь сами меня оставили в Хогвартсе.

- Не поймите меня неправильно, – мгновенно открестился дедуля. – Я ничего не имею против, наоборот, с Вами он стал более живым и даже повеселел.

Я ухмыльнулась, представляя себе выражение лица любимого, доведись ему услышать откровения директора:

– Ну да, характер веселый и общительный. Сам в руки идет и нос у него холодный и мокрый. Вот я ему расскажу как Вы его характеризовали…

Альбус завис на несколько минут в состоянии прострации.

- Шутка, – пожала я плечами, и пригорюнилась.

- Ну не отчаивайтесь, Александра, – директор, по-видимому, уже вернулся из астрала и даже приобрел способность издеваться.

- Да я и не собираюсь, – скорчила я физиономию, – просто, когда будете ко мне на могилку цветочки носить, не забывайте, что я любила незабудки.

- Ну, зачем же так мрачно? – Дамблдор виновато прикрылся чашкой. – Не все так страшно. Вы проведете в поместье Малфоев всего два дня, да и поедете в компании Драко.

- Парня-то зачем травмировать? – я ужаснулась творящейся вокруг меня безнравственности. – Ему что, обязательно смотреть, как его папашка руки заламывает... мне... в надежде уговорить на замужество?

- Вы его плохо знаете, Алекс, – директор слопал сразу три дольки. – Драко гораздо сильнее, чем вы думаете. И потом, он с некоторых пор, как бы это помягче сказать, наш разведчик…
Я расплылась в кресле бесформенной лужей:

- Здрасти, уже детей впутывать начали!

Хлопнув по столу так, что Дамблдор подпрыгнул в своем кресле, я пошла собираться. Оглянувшись на пороге, я процедила. – Ежели я не вернусь, считайте меня настоящим слизеринцем.



Глава 14. Бриллианты, лучшие друзья девушки, или неприкрытый шантаж.

Вечером, когда мы с Драко тряслись в карете, любезно высланной за нами Люциусом (точнее за мной, так как приезд сына в его планы не входил, как мне кажется), я, помявшись немного, решила все же пристать к парню с расспросами. В конце концов, он был моей единственной помощью и поддержкой в этом враждебном мире, в отсутствие профессора.

Малыш, как ни странно, весьма стойко воспринял известие о желании папашки приобрести меня в качестве производительницы потомства и материальных выгод.

- Ладно, – покачала я головой. – Ты мне вот что скажи. Он в курсе, что я маггловедение преподаю, и что я, собственно, маггла?

Драко покачал головой:

– Да нет, что ты. Дамблдор обезопасил тебя заклинанием таинственности. Вне школы ты для всех, по-прежнему, французская кузина профессора, гостящая у него.

- Так, ладно. А что ты можешь сказать мне о Напивающихся или как их там?

Малфой расхохотался:

– Упивающиеся, Алекс, упивающиеся.

- Один хрен! – хмыкнула я. - А папенька твой тоже из этих алкоголиков?

- Ну да, – глаза мальчишки сверкнули словно клинки. – Из них...

- Значит, если Сев... хм… профессор ушел на дружеские посиделки с этим, как его, Волдемордой, то и твой папА не останется дома?

- Волдемортом, – автоматически поправил Драко. – Скорее всего, он будет отсутствовать.

Я расслабленно откинулась на подушки:

– Очень хорошо. Значит можно занять круговую оборону, осмотреться и окопаться…

Как мы и предполагали, Люциуса дома не оказалось, и нас встречала мадам, застывшая на пороге дома соляной глыбой.

- Мисс Смит, рада приветствовать, – процедила она сквозь тонкие губы.

- Бабуся!!! – Драко тенью выскользнул из-за моей спины, раскинув руки в приветственном жесте. – Ты и представить себе не можешь. Как я рад тебя видеть.

Мадам вздрогнула и сморщилась, словно отведала нечто чрезвычайно кислое:

– Сколько раз тебе повторять, негодный мальчишка. Не смей меня так называть!

- Извини, Глициния, - ухмыльнулся Драко. – Вырвалось…

Я спешно обрабатывала полученную информацию. Однако, Глициния… хе… то-то я думаю, кого же мне напоминает эта бодрая старушка. Точно. Натуральная лиана, извивающая паразитка… И, главное, от ее стряпни у меня наступало тяжелое расстройство желудка, как при отравлении плодами глицинии. Да… как вы лодку назовете, так она и поплывет…

Тем временем мадам уже нейтрализовала внука, отправив его в дом, и вплотную занялась мной. Вот интересно, она мне за сынульку глазоньки не выцарапает? Все же хорошо я его тогда приложила…

- Прошу вас, Алекса, – прошипела Глициния с приветливой улыбкой приглашая меня в свой змеюшник.

***

Домашний эльф проводил меня в отведенные мне покои и удалился, оставив в гордом одиночестве. Оглядевшись, я поежилась. Величие и великолепие комнаты подавляли и заставляли чувствовать себя не в своей тарелке. И холод, дикий холод, исходящий от всех предметов.

Присев на огромную кровать, убранную в черных тонах, я присвистнула.

- Ничего себе. Меня тут что, хоронить собрались? Может быть Люциус некрофил? Удавит на черных простынях и будет наслаждаться моей тушкой, бьющейся в агонических конвульсиях… - мрачные мысли настолько захватили смущенное воображение, что когда в комнату проскользнул Драко, я еле удержалась от испуганного крика.

– Уф… - облегченно выдохнув, я прижала обе руки к сердцу. – Солнце, нельзя же так пугать. Ты рискуешь остаться без преподавателя.

- Ага, – ухмыльнулся пацан. – И без мачехи, возможно.

Нахмурившись, я фыркнула:

– Не дождешься.

- Смерти, или замужества? – съехидничал парнишка, за что и получил легенький подзатыльник.

Потирая затылок, Драко покосился на меня:

– Бабуся тебя требует. Велено спускаться, как только в порядок себя приведешь.

Я нервно сглотнула.

- А вот и Вы, наконец-то, – холодно кивнула мне Глициния, приглашая присесть. – Сейчас подадут ужин.

Представив себе, что мне придется есть, я икнула и внутренне содрогнулась.

Глициния усмехнулась:

– Мы приготовили специально для вас мясные блюда.

Я содрогнулась еще раз. Кто знает, что она в них напихала. Придется срочно садиться на диету, или нет. Пост! Вот то, что нужно!

Скроив печальное выражение физиомордии, я, потупившись, пробормотала:

– О, мадам, вы просто сама любезность, но дело в том, что я пытаюсь развить в себе способности медиума, а для этого необходим строжайший пост.

Поджав и без того тонюсенькие губы, мадам процедила:

– Как угодно, надеюсь, Вам понравится у нас…

Я кивнула:

– Безусловно. А где же Люциус?

- Вы увидитесь в воскресенье.

- Как его драгоценное здоровье? – невинно полюбопытствовала я.

- Вашими молитвами, дорогая мисс Смит, – мне показалось, что ведьма сейчас набросится на меня, но она сдержалась и снова зазмеилась улыбкой.

Начиная пятиться, я пробормотала:

– Я так устала с дороги. Простите меня, миссис Малфой, но я бы хотела лечь спать.

- Глициния, моя дорогая, - прошелестела змея. – Называйте меня Глициния…

***

Утро застало меня злой и не выспавшейся, сидящей посередине кровати и нервно теребящей подушку. – Дамблдора убью первым за подставу, потом Сибиллу за мерзкие предсказания, потом Мак-Гонагалл за… да просто так, из вредности, потом… нет! Сначала здесь кое-кого замочу… - глухо рычала я в подушку. – Чтоб вам ни дна и ни покрышки! Вот ведь попала, так попала.

А дело было собственно в том, что я страшно проголодалась. Вы же знаете, как я люблю похрумкать чем-нибудь вкусненьким. Из комнаты выходить боязно, эльфы сами побаивались заглядывать ко мне, а Дракошка пропал, так и не появившись вечерком пожелать мне спокойных снов.

Желудок жалобно заурчал. Прижав подушку как можно крепче, я тихонечко завыла:

– Люди добрыя-я-я! Сами мы не местныя-я-я. В прошлом годе отстали от самолету, никак в себя прийти не могем. Подайте на пропитание жертвам Аэрофлота, потому как жрать сильно охота!

- А чего ж ты как все нормальные за столом не ела? Пост у нее, видите ли. Вот и сидишь теперь, голодающая, – в дверь просунулась растрепанная голова блондина. Я не упустила случая метнуть в него подушку. Но промазала, толи по доброте душевной, толи в связи с оголоданием, точно не знаю.

Драко, ухмыляясь, проскользнул в дверь:

– Сидишь? Голодаешь?

- Угу! – взвыла я. – Сижу-у-у! Голодна-я-я!!! – заискивающе глядя в его серые глазищи, я жалобно проскулила. – А покушать тете принес? Дай тете супчика, а? Она за твое здоровье выпьет.

- А зачет по маггловедению поставишь? – начал шантажировать белобрысый нахал.

- Ни вжисть! Да за кого ты меня принимаешь? – взъярилась я, провожая голодным взглядом уплывающую тарелочку с чем-то весьма аппетитным, судя по запаху.

- Хорошо подумала? – ухмыльнулся поросенок, и уселся в кресло. – Я могу и подождать…

Оскалившись, я прорычала:

– У меня от голода мозги глючит. Могу и тебя заместо пищи употребить. Вот, например, сейчас мне показалось, что у тебя вырос пятачок и хвостик появился…

- Фигушки, нету у меня никакого хвоста и нос нормальный, – для верности мальчишка даже потрогал его. - И потом, я страшно ядовитый, – пробурчал Малфой.

- Зараза к заразе не пристает! – оптимистично заверила я, и двинулась на поросенка. Облизнувшись, я прорычала. – Ух, какой аппетитный!

Мое утробное урчание способно хоть кого испугать. Да я сама себя боюсь, но есть-то, хочется.

Дракончик благоразумно направил ко мне тарелку и пересел в дальнее кресло.

***

Блаженно откинувшись на подушки, я вздохнула:

– Вот теперь можно и проинспектировать ваше поместье, а то вдруг.. нет, ну чисто теоретически… вдруг я за твоего папашку выскочу?

Драко закатил глаза:

– Могу себе представить…

***

Закончив утомительный обход Малфоевских владений, я решила размять старые кости как следует. Мы носились по дому, словно привидения, распугивая предков, при нашем появлении с воплями отскакивающих вглубь картин.

Когда мы разгоряченные, догоняли друг друга, играя в салочки, перед нами возник испуганный эльф. – Мисс, хозяин ждет в кабинете… Он вернулся. Он требует Вас…

- Требует? Каков наглец! – я просто зашлась от возмущения.

Драко вздохнув, кивнул эльфу:
– Передай отцу, что она будет через пять минут…
Я зашипела:

– Предатель!

Блондин пожал плечами:

– Лучше спуститься сейчас. Одному Мерлину известно, что он с тобой может сделать, если ты не подчинишься…

Вздохнув, я направилась в кабинет Люциуса.

***

Приоткрыв дверь, я скользнула в помещение, пытаясь держать себя в руках. Настроение было мерзопакостное, да и не знала я, чего ожидать от поклонника, так удачно пристукнутого мною в прошлый раз… Люциус встал из-за стола и протянул руки (мухобойкой бы, да по рукам, по наглым!).

- Вот и Вы, дорогая… - вкрадчивый змеиный голос завораживал. – Подойдите ко мне…

Сглотнув, я сделала пару шажков и застыла у стола.

- Алекса, посмотрите сюда. – Люциус придвинул ко мне небольшую шкатулку.

Я лениво заглянула в нее. – На бархатной подушечке холодным безжалостным блеском свекало бриллиантовое колье.

- Это мой подарок, свадебный подарок. Примерьте его, прошу Вас, – Люциус потянулся ко мне с явным намерением надеть этот ошейник.

Вздохнув, я отодвинула шкатулку и устало глянула на Малфоя:

– Сэр, не слишком ли много чести для меня? Моя шея может не выдержать веса малфоевских бриллиантов.

- Я не приму отказа, – глаза Люциуса опасно сверкнули, но он тут же улыбнулся. – Подумайте, Алекса. Я могу создать для Вас рай на земле…

«Ну да, заманчивая перспектива. Будем бегать по садику нагишом и трескать яблоки? А Ваша маман будет висеть на ветвях вниз головой и изображать змею искусительницу».

Нахмурившись, я пробормотала, прикидывая в уме пути отступления, или попросту позорного бегства. - Вы проявляете ко мне такое трогательное внимание, что я начинаю впадать в подозрения – что Вы во мне нашли?! Может, подышим друг на друга ровно до весны? Все же сейчас не май месяц и у меня совершенно отсутствует лямурный лад.

Люциус нахмурился и процедил:

– Я должен расценивать Ваш ответ как твердое «Нет»?

Я задумалась:

– Ну, можете считать, что это мое окончательное «Может быть».

- Алекс... - Малфой задумчиво крутил в руках колье. – Скажите, Вы любите Северуса?

Едва не подпрыгнув, я с шумом выдохнула:

– Ну конечно, он мой единственный родственник.

- Я не сомневался в Вашем ответе, – ухмыльнулся блондин. – А знаете ли Вы, что Ваш любезный братец рискует своей головой в данный момент?

Мое сердце пропустило удар:

– С ним все в порядке?

- Все хорошо, пока… - Люциус поигрывал бриллиантовой побрякушкой. – Видите ли, я выяснил любопытнейшую вещь. Наш уважаемый профессор, один из приближенных к самому темному лорду, оказывается шпион Дамблдора. Можете представить, что с ним случится, если об этом узнает Волдеморт? Мне почему-то кажется, что Вы не хотели бы потерять Северуса.

Я вздрогнула.

Малфой внимательно наблюдал за мной:

– О не волнуйтесь, Алекса. Я ничего не скажу Волдеморту…

Сложив руки на груди, я продолжила за него:

– Вы ничего не скажете, если…

- Браво, в Вас есть деловая жилка, мадемуазель. – Люциус зааплодировал.

- Может, покончим с этим фарсом? – я лихорадочно искала выход из сложившейся ситуации, но натыкалась на закрытые двери. – Что Вы хотите?

- По-моему, я предельно ясно выразил свои желания, – вздохнул Малфой. – Грядет Рождество и моя мать устраивает бал, на котором мне бы хотелось объявить о нашей помолвке.

Я, все еще надеясь найти возможность увильнуть, процедила:

– Мне нужно подумать.

- О, безусловно, моя дорогая, но не стоит мешкать, – он бросил мне колье. – Советую одеть его, когда соберетесь на бал, это будет Вашим ответом.

Я вылетела из кабинета, а в ушах все еще звенел его издевательский смех.

***

Взлетев по лестнице с такой скоростью, словно за мной гнались все силы ада, я распахнула двери моей спальни.

- А-а-а!!! – думаю, что от моего крика задрожали не только стены, но и обитатели дома. Совершенно забыв, о покинутом мною Драко, я на всех парах налетела на малыша и мы дружно рухнули на пол.

- Ты как? – невинно таращась на расплющенного мальчишку, пробормотала я.

Придавленный Малфой слабо прохрипел:

- Иногда счастье сваливается так неожиданно, что не успеваешь отскочить в сторону. Детка, я, конечно, очень тебя люблю, и даже согласен испытывать сыновьи чувства, но не до такой же степени…

- Мне казалось, что ты давно об этом мечтал, – я устроилась поудобнее, как следует поелозив.

- Предпочитаю быть сверху… - губы дьяволенка растянулись в улыбке.

- Все… - зловеще прошипела я поднимаясь. – На сегодня я сыта Малфоями по горло…

Мгновенно посерьезневший Драко вскочил и присел в облюбованное им кресло:

– Может, расскажешь, что между вами произошло?

- Ничего, если не считать того, что твой отец прекрасно осведомлен о шпионстве Северуса и виртуозно использует эти знания в своих целях. А также у тебя есть все шансы проявить свою сыновью любовь по отношению ко мне. Твой папА настаивает на свадьбе и, поверь, он умеет убеждать…

- Не сомневаюсь… - процедил Драко.

Я протянула ему колье. – Видишь? На балу у твоей бабуси, мне следует появиться в этом ошейнике, что и будет означать мое согласие на помолвку.

- Ты согласилась?.. – Драко рассматривал меня так, словно никогда прежде не видел. – А как же профессор?

- Во-первых, я еще ни на что не соглашалась. У меня есть время подумать до Рождества, а что касаемо профессора… - я сжала зубы, чтобы не расплакаться. Что-то я становлюсь сентиментальной… - Он же мне ничего не обещал. И вообще, мы с ним родственники.

- Какие же вы бараны, оба… - в сердцах рявкнул Малфой и я даже присела от неожиданности.

Зло прищурившись, я процедила:

– Не забывайся, мальчик. Мы твои преподаватели, как мне кажется. Может не стоит бросаться оскорблениями?

- Правда не оскорбление, – невозмутимо ответил Дракон. – И вообще, я бы на твоем месте не дулся, а решал этот ребус.

- На моем месте, – бурчала я, протаптывая в пушистом ковре основательную тропинку из угла в угол, – я бы очень удивилась, если бы ты оказался на моем месте.

Блондинчик со свистом выдохнул:

– Женщины… ну хватит, собирайся. Пора убираться отсюда.

- Слушаюсь и повинуюсь, товарищ начальник, – пробурчала я, поспешно накидывая плащ.

Прощание на пороге малфоевского особняка выглядело как театральное представление. Глициния смахивала несуществующие слезы и заявила, что если я откажусь присутствовать на рождественском балу, она не переживет этого. А Люциус, изображая преданного кавалера, усадил в карету, долго и нудно целуя мои руки.

Когда мы отъехали на приличное расстояние. Я первым делом вытерла руки о занавеску и громко выругалась.

Малфой восторженно замер:
– Ух ты, этого я еще не слышал. Повтори, а?
Я хмыкнула:

– Неча тетю слушать. Тетя тебя плохому научит.



Глава 15. Секрет полишинеля, или «счастливая» невеста.

Ворвавшись в школу, я словно ураган сметала все на своем пути. Благоразумный Дракончик счел за благо смыться в неизвестном направлении, так как уже намаялся со мной за время поездки.

Влетев в свои покои, я плюхнулась на диван и с отвращением вытащила из кармана сверкающий ошейник.

– Да чтоб ты сгорело вместе с твоим хозяином! – в сердцах рыкнула я, запустив побрякушкой в камин.

- У тебя точно не все дома, – послышалось ворчливое бормотание и из камина выполз Сириус, прикрывая лицо ладонью. – Вот ведь обязательно надо человека покалечить, да?

- Был бы человек хороший, – осклабилась я, – а уж кирпич на него всегда найдется.

Сириус сплюнул и, усевшись в кресло, мрачно поглядел на меня:

– Ну, и с чего бы тебе швыряться бриллиантами? Неужто Севви не угадал с подарочком?

- Заткнись, а? – жалобно проныла я, уткнувшись носом в диванную спинку. – У меня не то настроение.

- Поцапалась что ли? Милые бранятся, только тешатся, – пожал плечами Сириус. – Лучше бы гостя чайком напоила, или чем покрепче…

Мне вдруг захотелось завыть.

В камине раздался шорох и вежливое покашливание.

– Алекс, к вам можно?.. – показалась взъерошенная голова Люпина.

- Валяйте, – безнадежно махнула я рукой. – Можете весь Хогвартс с собой притащить. И я торжественно объявлю, что намерена заделаться благопристойной замужней мадамой.

Сириус присвистнул:

– Вот это да… Снейп наконец-то сподобился! Не ожидал. Хотя вы два сапога пара.

Люпин, улыбаясь, взял меня за руку:

– Я очень рад за вас, миссис Снейп.

- Миссис Люциус Малфой, если быть точной, - процедила я, вырывая руку.

Мое заявление произвело эффект разорвавшейся клизмы.

- Рем, у тебя настойки под рукой? – Блек почесал в затылке. – Похоже, у девочки сильный жар.

Люпин беспомощно переводил взгляд с меня, на Блека и обратно:

- Поправьте меня, если я ошибся… Вы действительно собираетесь…

- ДА!!! – проорала я – ДА!!! СОБИРАЮСЬ!!! Довольны?

Пулей вылетев из комнаты, я снова помчалась по коридору, направляясь к инициатору всей этой бредовой затеи.

Ворвавшись в директорский кабинет, я выдохнула:

– Лучше сразу прибейте, уважаемый…

Дамблдор удивленно взглянул на меня поверх очков:

– Что стряслось, Александра? Вы выглядите так, словно за Вами гонится дракон.

- Гонится, сэр, еще как гонится… - я приземлилась в кресло и жалобно замяукала. – Я не хочу замуж за Малфоя, сэр.

- Мне казалось, что Вам удалось весьма успешно водить его за нос, юная мисс, – усмехнулся директор.

- Удавалось, – внесла я поправку, – а теперь ему удается водить меня, и уже не за нос, а как щуку на спиннинге. Я в некотором роде на крючке, или под колпаком. Как Вам больше нравится…

Дамблдор вздохнул:

– Нельзя ли поподробнее…

***

Пересказав свое пребывание у прихвостня Волдеморта, я поглядела на директора как на деда родного:

- Сэр, неужели нельзя придумать что-нибудь?

- Алекс… - Дамблдор вздохнул. – А может быть, вы рассмотрите это предложение еще раз?

- Опаньки… - только и смогла я выговорить. – На предыдущем совещании, мне было указано всего лишь навестить врага в его логове, я Вам уступила… но вот жить в этом гадюшнике абсолютно не вписывается в мои планы на будущее, любезнейший…

- Сашенька, – мамой клянусь, в его голосе послышались заискивающие нотки. – Вы мужественная, смелая девочка…

Я ощерилась. - Знаете что, уважаемый… Я свое личное счастье из-за какого-то прыща буржуйского портить не намерена.

- Ну, как мне кажется, Вы достаточно удачливы, чтобы обмануть Малфоя и остаться при своем…

- Ндя? – я покосилась на директора. – Удача, конечно, улыбается смелым... но потом долго ржёт над ними!

- Я все же прошу Вас не горячиться, – Дамблдор вздохнул. – Подумайте о Северусе.

- А может быть это Вам пора подумать о профессоре? Вы же замучили его. То же мне нашли себе бессменного Штирлица. Отпустите его!

Директор покачал головой:

- Я не могу лишить нас точного и постоянного источника информации. Северус останется нашим шпионом при любом раскладе…

- Что? – я не верила своим ушам. – То есть Вы готовы им пожертвовать, если я не соглашусь на замужество?

- Я надеюсь, что Вы не дадите этому случиться, – жесткие складки залегли у губ директора. – Соглашайтесь на предложение Малфоя.

Я сглотнула:

– Но это же шантаж, сэр…

Дамблдор опустил глаза:

– Да, Александра. Простите меня, я бы предпочел, чтобы этого разговора никогда не было, но у меня нет выбора. На карту поставлено слишком много.

- Действительно… - пробормотала я, глядя как за окном издевательски светит луна, которой совершенно до лампочки все мои беды.

- Александра, Вы сделаете доброе дело. Вы спасете не только Северуса...

- Далеко пойдете, уважаемый, я даже могу подсказать парочку маршрутов… - я не смогла сдержаться от колкости.

- За то время пока я живу, меня посылали в такие дали, что Вам и не снилось, – усмехнулся директор.

- Не сомневаюсь… - пробурчала я и выскользнула из кабинета.

***

Судя по взглядам, которыми меня награждали коллеги во время ужина, моя маленькая тайна превратилась в секрет полишинеля. Я, сжавши зубы, попыталась проглотить хотя бы пару кусочков, но вскоре, извинившись, выскользнула из-за стола. Еда в горло не лезла, настроение на глазах становилось все паршивее. О разговоре с Северусом я даже не думала, ну что мне ему сказать? Что я сошла с ума? Очень похоже на правду, но вряд ли спасет. Бормоча себе под нос различные ругательства, я направилась к себе, но моим надеждам на спокойную ночь не суждено было оправдаться.

- Ты действительно собралась замуж за Люциуса Малфоя? – в коридоре меня настигла вездесущая троица.

- Мне татуировку на лбу сделать, что я за него замуж собираюсь? – зарычала я, распихивая ребят. – Ну что, проболтался? – зашипела я на блондина, крутящегося, словно хвостик, около Гермионы.

Драко невозмутимо покачал головой:

– Это не моя работа. Поверь, если бы за дело взялся такой профессионал как я, то через пару минут вся школа уже была бы в курсе.

Гарри вспыхнул:

– Это Сириус нам сказал, но ты же не…

- А, у нас уже и собаки в охотники до сенсаций подались… - зловеще прошипела я. – Передайте этой шавке, что я не Минздрав, сто раз предупреждать не буду. Пусть прекращает своим помелом мести, а то вмиг укорочу!



Вырвавшись из окружения, я удалилась зализывать раны и выдумывать коварные планы мести, жаждя обрушить ее на головы некоторых волшебников.

Вцепившись в подушку, я улеглась на диване, и принялась размышлять…

Конечно, директор мог и блефовать, но я мало в это верила. Дамблдор весьма серьезный старикан, хоть и прикидывается маразматиком. А потому, запросто может отправить Северуса в самое пекло. Ну, хорошо, стану я, положим, женой этого изверга. А ведь красиво звучит - миссис Малфой. Правда, еще более звучное, вдова Малфоя, мне больше по душе... Но кто мне даст гарантию, что Люциус не помчится, задеря хвостец, к Волдеморту, дабы известить того о наличии шпиона, сразу после свадьбы? Гарантии никто не даст, как мне кажется. Да и перспективка быть отравленной, задушенной, наконец, попросту затрах.., чего не хотелось бы, не греет мою душу. Охренительно… Просто картина «Приплыли» вырисовывается…

Вздохнув, я решила пообщаться с малышом. В конце концов, он хорошо знает своего отца. Решено, иду искать Дракончика. И потом, одна голова хорошо, а две, как известно, всегда ищут третью. Пожалуй, надо заглянуть и к Ремусу, у него, поди, шоколадка к чаю завалялась…

Не привыкшая подолгу меланхолиться и депрессироваться, я резво кинулась к слизеринскому общежитию.

- Петушок. Петушок, золотой гребешок, выгляни в окошко, дам тебе… Ничего тебе не дам! Открывайся скорее, а то бить буду! - я поскреблась о стенку, не замедлившую с ответом. – Это не пароль! Незаконное вторжение! Сейчас декана вызову!!! И прекрати щекотаться, я этого не люблю… - взвыла каменная кладка.

- Ага, говорящая стена… - ухмыльнулась я. – Значит, не любишь щекотки? Тогда открывай немедленно, а не то…

- Нет, не имею права! – из последних сил скрипела камнями стенка. – Отста-а-нь!!!

- А вот я здесь пощекочу немножко… - запустила я шаловливый палец в зазор между камнями. – Ути-пути! Сдаешься?

Дрожащая стена немедленно раскрылась, обнажая перед моим наглым взором недра подземелья.

Нырнув в проход, я оказалась в гостиной Слизерина.

- Такс, карапузики, куда ж вы подевались?.. Мальчики налево, девочки направо… - проскользнув в мальчишескую спальню и вычислив местонахождение объекта, я тихонечко придавила Малфоя к кровати, и ладонью зажала ему рот.

- Вставай, радость моя, мачеха с инспекцией нагрянула, – зашипела я в нежное ухо Малфоя, сонно вытаращившегося на меня в немом, в прямом смысле слова, изумлении.

- Ох, а зачем это тебе, милок, такие большие глазки? Ну, чего зыркаешь, а? – ласково продолжала я шептать. – Айда оборотня на шоколадки раскручивать. Да не боись, не поймают, я тебе как родственница и учительница разрешаю… Мальчишка не заставил упрашивать себя дважды и, вынырнув из-под одеяла, принялся спешно натягивать одежду. Его сосед справа зашевелился и зевнул:

– Куда это ты, Малфой?

Скользнув на голос, я выдохнула в слизеринское личико:

– С дементорами целоваться, А ежели ты прямо сейчас не заснешь, я и тебя с собой заберу!

Кажется, перемудрила… Парнишка, похоже, впал в состояние прострации. Ну да ничего - выспится как следует…

***

- Как ты смогла пройти, не зная пароля? – Драко непонимающе покосился на хранящую таинственное молчание стену.

- Применила пару приемчиков из запаса старины Мюллера, – загадочно ухмыльнулась я.

- Кого? – уставился на меня пацан.

- Был такой дядечка с добрыми глазами, – хрюкнула я. – Не отвлекайся. Мы идем к Люпину.

- Чтой-то мы у оборотня в лунную ночь позабыли? – насторожился Малфой. – Хотя… Ружьишко наколдовать?

Я молча погрозила ему кулаком. Крадучись, словно самураи на границе у реки, мы перемещались от стенки к стенке, стараясь не попасться на глаза Филтчу, или его кошарику.

Успешно добравшись до апартаментов Люпина, я постучала и, не ожидая столь быстрого ответа, едва не упала в распахнутую дверь, прямо на грудь Ремуса. Что-то я последнее время на мужиков часто падать стала… не к добру это…

Рем буквально выпер меня в коридор, заслоняя дверной проем.

- Эй, что случилось? Неужели я помешала? – полюбопытствовала я, вытягивая шею, в надежде усмотреть, с кем же развлекается волчишка.

- Э… Алекс, извините, но я немного занят. Северус вернулся... – улыбка сползла с моих губ, и я рванулась в дверь.

- Не надо, – Люпин снова остановил меня, – он только что заснул.

Я заскулила:

– Сильно его?

- Достаточно… - Ремус устало кивнул.

Повернувшись к Малфою, я прошипела:

– Хорошо, я выйду за твоего папочку, но боюсь, он не совсем понимает, что делает…

Рем переводил взгляд с меня на Драко:

– Э… Алекс, я понимаю, что это не мое дело, но что происходит? С чего это Вы удумали выходить за Люциуса?

- Вот об этом я и хотела поговорить, – хмыкнула я. – Жду вас у себя, как только Вы освободитесь.

Изображая прилежную хозяйку, я разлила по чашкам ароматный чай, и попинала Драко на предмет сотворения вкусностей. Вскоре к нам присоединился Ремус с неизменным шоколадом, и мы принялись за полночный файв о’клок.

- Итак, - я оглядела свою команду. – Что у нас на сегодняшний день, а вернее ночь, есть? У нас есть твой папашка, жаждущий заполучить богатую, как ему кажется, наследницу и быстренько заделать ей детишек, потому как, его отпрыск... Извини малыш, – я прижала ладонь к сердцу. – Это его слова. Его отпрыск не считается достойным наследником, ввиду непозволительной беспечности.

Драко махнул рукой:

– Не извиняйся, я это слышал сто раз, переживу и сто первый. Давай дальше.

Кивнув, я продолжила.

– У нас есть глупая маггла, попавшаяся на крючок шантажиста, и совершенно не соображающая, как же ей выбраться из этой, как бы помягче выразиться, задницы. Ну и конечно, у нас есть профессор, жизнь коего висит на волоске из-за одной бестолковой маглы. – я опустила голову. – Предложения есть?

Драко хмыкнул:

– Удавиться всем скопом…

- Отклоняется… - пробурчала я. – Это я уже пробовала, но природный оптимизм все время перегрызает веревку в самый последний момент.

Почесав в затылке, я скривилась:

– Может быть, вы трансглюкируете меня куда подальше? Все останутся довольны, нет человека – нет проблемы. Хотя предупреждаю, я буду сопротивляться.

- Отправить тебя куда подальше, мы не можем, – задумчиво протянул Драко. – Хотя иногда очень хочется… - и он огреб звонкий подзатыльник

Мальчишка проворчал, почесывая ушибленное место:

- Я только хотел сказать, что профессора тогда точно раскроют. Моему папаньке не резон его от Волдеморта укрывать. Выгоды никакой, разве что самого профессора шантажировать… за что лупить-то?

- За правду, – честно ответила я. – Я счаз такая агрессивная, что лучше держи свое драгоценное мнение при себе.

Ремус вздохнул:

– Похоже, Вам действительно придется выйти замуж.

Я угрюмо кивнула.

– Придется. Только вот сомнений у меня набралось вагон да маленькая тележка. Что если Люциус и рыбку съесть хочет и… - поглядев на замершего в ожидании продолжения Драко, только что не хватающего блокнот для записей, я рявкнула. – Рано тебе еще. А папке твоему, ерша бы в…

Ремус просительно заглянул в мои глаза, и я поспешила заткнуться. Оборотень вздохнул и продолжил:

– По-моему, Вы можете немного поправить свое положение. Заставьте Малфоя поклясться, что он не раскроет Северуса.

- Что-то я сомневаюсь, что его клятве можно верить, – покачала я головой, с сомнением глядя на Люпина.

Драко хлопнул себя по лбу и улыбнулся:

– Ну конечно, просто замечательно… Профессор Люпин, Вы гений! Мы просто воспользуемся клятвенным заклинанием, и у него не будет выбора… класс!!!

- Что еще за клятвенное заклинание? – пробурчала я. – Вы же знаете, что у меня с колдовством не очень, то есть очень не очень, то есть совсем никак…

Дракончик махнул рукой:

– Это все фигня. Я все беру на себя. Главное, если он произнесет клятву под заклинанием, то уже не сможет нарушить ее, даже, если его пытать будут.

Я ухмыльнулась и прикрыла глаза:

– Ну что же, как говорится, если Фортуна повернулась к вам задом, не теряйтесь, а используйте этот момент, и пристройтесь сзади...



Глава 16. Что скрывает ложь, или у каждого свой скелет в шкафу.

Теперь, когда я смирилась с неизбежной свадьбой, передо мной возник еще вопрос, на который я не нашла ответа. Что делать с Северусом? Не расскажешь - попадешь, и расскажешь - попадешь. Как в старом добром анекдоте. Налево пойдешь - получишь, направо пойдешь – получишь, прямо пойдешь - получишь, а будешь стоять размышлять, прямо тут получишь…

- Куда ни посмотри, - бормотала я себе под нос, – кругом я виновата.

Ремус и Драко помалкивали, с жалостью глядя на мои терзания.

- Ладно, – я хлопнула себя по коленям. – Слезами горю не поможешь. Отложу-ка я это дело в самый дальний ящик. Вы не могли бы устроить так, чтобы Северус ничего не узнал о грядущем событии? Ну там заклинание какое-нибудь? Пусть уж он от меня все узнает, а не через доброжелателей.

Рем кивнул:

– Сделаю все, что в моих силах, Алекс, но…

Я замотала головой:

– Никаких но, Рем. У осужденного на казнь должно быть последнее желание. Считайте, что у меня затянувшийся девичник.

Ремус вздохнул и замолчал, уткнувшись в чашку безнадежно остывшего чая.

- Ремус… - протянула я через некоторое время. – Как он там, а? Можно я посмотрю?..

Люпин вздохнул:

– Идем. Только осторожно, не разбудите его…

Я надулась:

– Я только посмотрю, а руками трогать не буду. Он для меня теперь как музейная ценность…

Задремавший было Драко, подавился чаем.

Хотя Ремус пытался устроить меня на кушетке, я долго не могла угомониться и просидела рядом с Северусом почти до рассвета. К тому времени как я продрала глазенки, профессор уже проснулся и беззлобно, в полголоса переругивался с Ремусом. Неужели, меня боятся разбудить? Я ухмыльнулась в подушку. Запугала волшебников... Еще бы, небось трясутся, что разбуженная я буду сердито визжать. На грешную землю из розовых мечтаний меня вернул увесистый шлепок по филейной части:

– А может быть, мы всего лишь заботимся о том, чтобы одна невоспитанная и вредная маггла выспалась?

- Изыди, Злыдня, – проворчала я, потирая шлепнутое место. – Сколько раз просила в мысли не лазить, – посерев, я скатилась с кровати. То, что профессор может читать мысли, совершенно выпало из моей садовой головушки.

- С тобой все в порядке? – Северус протянул мне руку, помогая подняться. – Как все прошло?

- Нормальненько. Распугала всех кого могла, насолила всем до кого дотянулась. Ну, ты меня знаешь, – моя натянутая улыбка могла обмануть кого угодно, только не профессора. Поймав меня за шкирку, он притянул мою бренную тушку поближе.

– А могу я попросить описать эту встречу в красочных подробностях? – выдохнул он в мой затылок.

- Нет, – пискнув, я рванулась на свободу, но не тут то было.

- Что ты еще натворила? – Северус слегка тряхнул меня, заглядывая в глаза. – Покалечила Малфоя, спалила усадьбу или устроила шабаш на кухне Глицинии?

- Да. Примерно так все и было, – моргнула я голубым, как у младенца взглядом.

Ремус постарался незаметно выскользнуть из комнаты, но я не дала ему такой возможности, вцепившись в его мантию.

- Между прочим, господа, пора бы и перекусить. Я голодна как волк, – покраснев, я глянула на Рема. – Ой. Простите… - оборотень усмехнулся:

– Ничего-ничего, я уже привык.

За завтраком я уминала все, что подавали мне эльфы, пытаясь занять свой рот чем угодно, но только не беседой. Северус периодически тихо фыркал, посматривая на мою свекольного цвета физиономию, но ничего не говорил.

Мысленно припомнив расписание занятий любимого, я вздохнула с облегчением. Сейчас у него урок, а потому поговорить не удастся.

Наконец, устав ждать мое ненасытное сиятельство, Северус встал и, наклонившись ко мне, тихо произнес:

– Надеюсь, к обеду твой аппетит поумерит свой пыл, и мы сможем спокойно поговорить?

Закашлявшись, я усердно закивала. Как только край профессорской мантии скрылся в коридоре, увлекаемый владельцем в подземелья, я вцепилась в Ремуса с твердым намерением получить, наконец, желанный способ избавления от неприятного разговора.

Рем со вздохом поплелся штудировать библиотечное многотомие на предмет выявления подходящего заклинания, а я помчалась к Дамблдору. Уж если он втравил меня в это дельце, пускай обеспечивает надлежащее прикрытие.

Директор, хитро поблескивая взглядом ученого хорька, мгновенно разрешил эту задачу. Вытащив Люпина из библиотеки, где бедный вервольф уже успел покрыться легким налетом пыли, Альбус, пощебетав с Ремусом не более десяти минут на их особенном птичьем языке, улыбнулся:

– Можете быть спокойны, Александра. До рождества ни один человек в Хогвартсе даже не заикнется о Вашем замужестве…

- А Северус?.. – я выжидающе глянула на старикана. – Он не будет выяснять подробности?..

- Уверяю, никто не потревожит Вас, – директор просто лучился от собственного великодушия. – И уж тем более профессор.

- Вашими бы устами… - хмыкнула я, и направилась на занятие.

Нынешнее положение вещей не прибавило мне сговорчивости и мягкости, а посему бедным студентам пришлось несладко. Мне явно нужно было найти козла отпущения, и я его обрела, точнее их - целое стадо... Студенты идеально подходили для этой роли. Содрав не менее семидесяти очков, я даже начала испытывать некое садистское наслаждение.

– А теперь задание на дом, – прорычала я в конце занятия, гневно оглядывая загудевший и застонавший класс. – У вас зачет на носу, а вы изволите прохлаждаться. Записывайте…

***

Прозвенел звонок, и ребят буквально вынесло из кабинета, как взрывной волной. По дороге они умудрились задеть Северуса, заглянувшего проведать свою ненормальную магглу.

- Мне казалось, что это моя привилегия, – хмыкнул профессор, провожая недоверчивым взглядом последнего замешкавшегося студента, который в ужасе пытался проскочить мимо него.

- Какая еще привилегия? – проворчала я, собирая свитки и книги.

- Студенты, вылетающие из аудитории с выражением ужаса на лице, – ухмыльнулся профессор и притянул меня поближе. – Что ты с ними делала? Неужели опять кошачий концерт?

Я фыркнула:

– У меня прекрасный учитель и я теперь в состоянии довести учеников до инфаркта одним лишь взглядом.

- Это каким же? – поинтересовался Северус, явно издевательским тоном.

- Василисковым, – хмыкнула я, и кинула в него свиток.

- Сдается мне, – протянул профессор, – кое-кого мало пороли в детстве…
- Не подходи! Визжать буду! – хрюкнула я, делая шаг назад.

Северус ухмыльнулся. – У меня есть масса способов заткнуть твой рот…

***

Чем меньше дней оставалось до Рождества, тем отчаянней я веселилась, пытаясь заглушить страх перед грядущим. Моя жизнь до ужаса напоминала пир во время чумы. Все это выглядело бы смешно, если не было бы так печально. Если бы еще месяц назад меня пытались бы убедить в том, что Алексахина ввергнет свое прекрасное я в пучину жесточайшей депрессии с элементами неконтролируемой ярости, я просто рассмеялась бы в лицо такому чудаку, но теперь…

Днем я отрывалась на учениках, а по вечерам, если Северус застревал в своей лаборатории, я, в окружении верной четверки, совершала налеты на кухню, кладовые, а также подшучивала над профессорским составом, студентами, и привидениями. На все попытки директора приструнить меня, я невозмутимо отвечала, что до свадьбы заживет, а точнее после свадьбы окончится...

***

За несколько дней до начала каникул, Северус привел в исполнение свои давнишние угрозы о защите моей драгоценной персоны и одарил картиной, мимо коей я теперь должна была пробираться в личные апартаменты.

- Миленькая картинка, – буркнула я, скептически разглядывая сжатые в неодобрительную складку губы и суровые глаза монахини. – И почему ты выбрал именно этот портрет?

- Кто же лучше нее присмотрит за тобой? – насмешливо фыркнул профессор.

- Будет блюсти мою невинность? – расхохоталась я. - Боюсь, с этим вы немного опоздали…

- Эта уважаемая дама будет указывать всякой мохнатой братии ее место. И с камином, пожалуй, пора поработать…

- Ну и что мне с ней делать? – скривилась я.

- Все, что Вам нужно леди, это всего лишь придумать пароль, – Северус притянул меня поближе. – Смелее.

- Ты сам попросил, – ухмыльнулась я, и, приблизившись к картине, прошептала пару слов.

Вздрогнув, аббатиса упала в обморок. Северус закрыл глаза и глубоко вздохнул. – Чего еще от тебя ожидать? Что ты ей сказала?

- Много будешь знать, скоро состаришься… - нахально улыбнулась я.

***

В последнее воскресенье перед праздником, я вознамерилась открыть карты, понимая, что тянуть далее нет никакой возможности, да и смысла мало. Я и так вела себя как эгоистка, наслаждаясь мирными денечками и водя Северуса за нос.

Проснувшись, я некоторое время оставалась в кровати, наблюдая за любимым.

Профессор, удобно устроившись в мягком кресле, наслаждался чтением и явно пребывал в хорошем настроении, даже не подозревая, что одна противная маггла уже вознамерилась испоганить его.

- Миледи, когда Вам надоест разглядывать меня? – опустив книгу, Северус насмешливо посмотрел в мою сторону.

- Никогда, – честно призналась я, резво скатываясь с кровати и нагло устраиваясь на его коленях. – Не люблю отказывать себе в маленьких пустяках.

- Так я для тебя пустяк? - угрожающе рыкнул Северус, стряхивая меня с колен как хлебные крошки.

- И весьма маленький, – я показала ему язык, и с приглушенным визгом кинулась в ванную комнату, спасаясь от летящей мне вслед подушки. Захлопнув за собой дверь, я отдышалась. Как же мне брякнуть про замужество, словно бы невзначай… ну не идет ничего в голову, а надо бы…

- Здрасьте, приехали! Опять приперлась. А я уж надеяться начало, что ты мне в кошмаре привиделась… - послышалось разочарованно-возмущенное.

Обернувшись, я выдала оскал хищника:

– А, стекляшка… давненько не отражались. Чего шипишь? Не с той стороны рамы встало?

Зеркало смачно сплюнуло и отвернулось:

– Вот и причесывайся теперь как хочешь. Не буду тебя отражать, хоть тресни!

Я ухмыльнулась, потирая шаловливые ладошки:

– Хорошая мысль. Тресни, стукни, расколошмать. Как ни назови, все равно приятно звучит.

Зеркало вздохнуло и повернулось, пристально глядя поверх моей головы.

- Слышь, ты… - сбавила я обороты. – Не обижайся. Я ж не со зла. Ты лучше за профессором присмотри, чтоб не натворил чего…

- Сама за ним смотри, ты ж у нас теперь главная, – все еще обидчиво фыркнуло зеркало.

- Была главная, да вся сдулась, – хмыкнув, я присела на край ванной. – Ты прости, если что не так.

- Что это ты словно перед отсидкой? – подозрительно уставилось на меня зеркало. – Что еще удумала?

- Ничего, ты почти угадало. Тюрьма мне светит. Строгого режима…

- Кого пришила? – без обиняков выпалило зеркало.

- Пока никого, но если будешь такими обвинениями бросаться, станешь претендентом.

- Понял не дурак, был бы дурак не понял, – прозвенело зеркало и затуманилось. – Ладно, присмотрю за твоим сокровищем. Только ты уж, давай… возвращайся в смысле быстрее. Скучно без тебя будет.

- Вот спасибочки! – я вздохнула и потопала на встречу с суровой действительностью.

***

Прохаживаясь по комнате, словно призрак коммунизма, я шерудила по полкам и ящичкам, чувствуя спинным мозгом (а у меня и такой имеется) хмурый профессорский взгляд.

- Любезнейший, что Вы на меня уставились? На мне узоров нет, и цветы не растут, – не оборачиваясь, пропела я, продолжая свои изыскания.

Северус фыркнул. – Ты можешь хотя бы минуту посидеть спокойно? У меня голова кругом от твоих перемещений.

- Кругом говорите? – притворно озабоченно покачала я головой. – Это вы съели что-нибудь…

Северус покачал головой. – Ты неисправима…
- Но в этом вся прелесть, – усмехнулась я, не прерывая интересного занятия. – Что это?

Повернувшись к профессору, я покрутила потрескавшейся палочкой:

– Запасная?

- Это просто старая палочка времен моего детства. Подарок отца, – словно нехотя произнес Северус.

- А ты оказывается сентиментален, – протянула я.

- Это преступление?

- Нет, это просто чудесно, – я улыбнулась. – Не думала, что тебе знакомо это чувство.

- Ну конечно, по-твоему, я бездушный сухарь? – пожал он плечами.

- Не переживай, и сухари бывают мягкими внутри. Особенно, если их размочить в чае, – облизнулась я, весело глядя на закипающего профессора. – Не сердись. Смотри, что у меня есть, – я вытащила из кармана обмылок.

- Зачем тебе мыло? – удивленно вскинул брови Северус, забыв, что только что сердился на меня.

- Можешь намылить мой грязный язык, – фыркнула я, и, не сдерживаясь более, расхохоталась.

- Сумасшедшая! – в сердцах рявкнул Северус, сердито зарываясь носом в книгу.

- Я должна тебе кое-что сказать, – я вздохнула, собираясь с духом.

- Сегодня день признаний? – усмехнулся профессор, недоверчиво глядя на меня. – И что же ты собиралась мне сказать? Подожди, я сам угадаю. Ты тайный агент, заброшенный в Хогвартс для подрыва нравственных устоев этих стен. Ты развращаешь студентов и обольщаешь профессорский состав…

- Подожди, не перебивай меня. А то я опять струшу, – я продолжала теребить книжные корешки, рискуя повредить ценные экземпляры.

- Да что ты ищешь? Может быть проще спросить хозяина? – не выдержав такой тяжелой пытки как порча личного имущества, рявкнул Северус.

- Ну не знаю…. – нерешительно протянула я, в глубине души радуясь, что опасный разговор снова отложен. – Какие-нибудь ужасности и страшности…

- У меня только одна ужасность и страшность. – таинственно прошептал Северус. – Так и быть, я открою тебе этот секрет, – он поманил меня к себе.

Заинтригованная не на шутку, я подкралась поближе, замерев от любопытства. – Ну…

- Моя страшность и ужасность, это…

Я затаила дыхание. – Ну…

- Это ты, – ухмыльнулся профессор и шлепнул меня по мягкому месту.

- Какого!.. Приметы что ли не знаешь? Мне теперь семь лет ведь замуж не выйти… - сокрушенно качала я головой, хмуро глядя на его довольную физиономию.

- В таком случае я заслужил орден, – мечтательно прикрыл глаза Вредина. – Спасти в одиночку все мужское население нашего безумного мира, пускай на семь лет…

- Опоздали, уважаемый. Люциус сделал мне предложение и я согласилась, – выдохнула я и зажмурилась, ожидая взрыва.

Наступившая тишина напоминала затишье перед бурей, не замедлившей грянуть...

- Ты согласилась? – прошипел Северус, хватая меня за плечи. – И чем же вызвано это согласие? Просвети меня, похоже, я что-то упустил за последние дни… - он от души тряхнул меня. – Это что, любовь с первого взгляда?

- Причем тут любовь? Я могу быть полезна, могу стать шпионом… Я смогу… - бормотала я в свою защиту, чувствуя себя маленькой щепкой, затянутой в воронку смерча.

- Ты ничего не сможешь! Зачем ты ввязалась в эту игру, тролль тебя побери! Даже если тебе удастся каким-то чудом обмануть Люциуса, то как только ты попадешь в поле зрения Волдеморта... – он застонал. – Нет, надо было сразу отправить тебя домой. Лучше поздно, чем никогда. Я отправлю тебя сейчас!

- Нет!!! – я вцепилась в него мертвой хваткой. – Я останусь!!!

- Я и спрашивать тебя не буду! Ты же ничего не понимаешь в волшебстве! Как ты будешь защищаться? Что говорить, как вести себя? – рычал он, схватившись за голову. – Невозможная девчонка!

- Ты мне поможешь... а потом директор обещал позаботиться обо всем, – всхлипнула я.

- Дамблдор? Старый… - он сжал губы. – Как удобно бросить тебя в самое пекло. Если что и случится, пешкой не жалко пожертвовать.

Ты забываешь, что пешка всегда может стать ферзем, – я упрямо тряхнула головой.

- Может, – кивнул он. – Только для этого ей нужно выжить.

- Так помоги мне! – крикнула я.

- Я отправляюсь к Дамблдору. Похоже, пришла пора поговорить! – последние слова вспыхнули вместе с ним в пламени камина.




Глава 17. Визг - главное женское оружие, или Империо лайт.

Я прождала до вечера, но Северус так и не вернулся. Наконец, поняв, что в неведении сойду с ума, я поплелась к директорскому кабинету, надеясь найти ответы на мучавшие меня вопросы.

- Александра! – Альбус приветственно кивнул, окатив теплым взглядом. – Здравствуйте. Рад Вас видеть. Будто бы и вправду был рад меня видеть, но нас не проведешь. У… «Дед Мороз на пенсии»…

Буркнув в ответ «и вам не кашлять» я плюхнулась в кресло и застыла в позе «сурикат караулящий».

- Что случилось? – сверкнул окулярами старый пень, пристально вглядываясь в закоулки моей души.

- А Вы не знаете? Где Северус? – рыкнула я, сканируя кабинет на предмет потайных комнат, где вполне мог томиться любимый. Директор нравился мне все меньше, а происходящее вокруг не вызывало приливов здорового оптимизма.

- Ах, Северус (клянусь своим хвостом, он ухмыльнулся!)… – Северусу пришлось покинуть нас. Последнее время Волдеморт требует его к себе все чаще и чаще (мне показалось, или он хихикнул?)…

Насупившись, я сверлила его взглядом словно перфоратор бетонную стену. – Сэр, он ведь заглянул к Вам перед уходом? О чем вы говорили?

- Дело в том, что Северус выразил свою обеспокоенность из-за творящихся вокруг вас страстей, моя милая, а также сомневался в разумном выборе вами спутника жизни.

- И… - вопросительно протянула я, ожидая очередного подвоха, и он не замедлил появиться…

- И я ему объяснил, что вы добровольно и с большой охотой приняли предложение Люциуса. Решили, так сказать, все проблемы одним махом. Вы у нас и шпион, и счастливая замужняя женщина, причем очень богатая. У вас теперь свой счет в банке, как у представительницы французской ветви дома Снейпов.

Я зашипела:

– Да как вы смеете…

- Смею, милая моя! – директор резко сменил тон на ледяной. – В конце концов, я должен думать о благе волшебного мира! Северусу сейчас совершенно не нужны Ваши проблемы. Он сильный мальчик, справится. Через пару дней он забудет о вАс. Да и Вы вскоре успокоитесь. Ну зачем Вам понадобилось посвящать его в наш маленький план? Все шло просто замечательно, а теперь я вынужден причинять всем боль. Согласитесь со мной, Сашенька. Вы же добрая девочка и не позволите Северусу рисковать ради Вас. Поймите…

- Я человек редкой доброты, обычно я злая! – медленно поднялась я, закатывая рукава.

- Вы просто не оставляете мне выбора, – покачал головой Альбус и в его руке сверкнула палочка. – Империо!

- Ай!!! – взвизгнула я, но было уже поздно. Заклинание коснулось непутевой магглы.

- Вы слышите меня, Александра? – директор участливо склонился надо мной.

Я кивнула, мысленно посылая его туда, где и Макаровы телята не бегали.

- Вот и славно. Слушайте меня внимательно. Вы будете делать то, что я вам скажу!

Заскрипев зубами, я с усилием мотнула головой. НЕТ!

Очки Дамблдора, следуя за глазами, медленно поползли на лоб. Нахмурившись, он принялся бормотать себе под нос.

– Опять вмешались ваши феноменальные голосовые данные, я полагаю? Посмотрим... Александра! – он снова повернулся в мою сторону. – Вы выйдете замуж за Люциуса, как и было условлено?

Мой разум и богатое воображение выстроили пятиэтажную конструкцию увесистой матерщины, из-под которой торчали ноги бьющегося в предсмертных конвульсиях директора. Однако мне пришлось сказать ДА.

- Очень хорошо. Значит частично заклинание все же подействовало, – удовлетворенно кивнул Дамблдор, поглаживая бороду, – Вы также не будете пытаться поговорить с кем-либо об истинной причине этого брака.

И снова моя голова согнулась.

С этой минуты Вы счастливая невеста, не так ли?

Медленный кивок и ярость кобры во взгляде.

- Ну-ну, не принимайте все близко к сердцу. Это вынужденная мера, Сашенька. Вы же должны понимать, что иногда необходимо пожертвовать человеком во благо общества… Вам надо отдохнуть. Ступайте.

« Гад!!!» мысленно обливаясь слезами, твердила я про себя, как заклинание. « ГАД!!! УБЬЮ!!! Если, конечно, избавлюсь от Империо. Хотя надо радоваться жизни. Ведь могла стать настоящим зомби, а так хоть мозги работают. Хотя это слабое утешение, видеть, как собственное тело предает тебя, а язык выговаривает такое, что в обычном состоянии из меня и клещами не вытащишь даже под страхом смертной казни, это хуже зомбирования.»

Отправив аббатису в очередной обморок, я нырнула в свою берлогу зализывать раны. Похоже, мне требуется совет одной занудной, но ученой волшебницы… Только бы язык не отказал.

Накарябав на кусочке пергамента «SOS» и «HELP», я обернулась к сове, сидящей на подоконнике, с твердым намерением всучить ей записку. Эта зверюга была подарена мне Малышом, но я сомневалась, что меня воспринимают как хозяйку. С опаской приблизившись к живой мышеловке, я протянула письмо.

– Лететь! – усиленно замахала я руками, – К Гермионе Грейнджер, поняла? – для убедительности я легонько шлепнула ее по спине. – Топай, давай.

Сова прикрыла глаза и заклекотала:

– Майн Гот, получить в хозяйки умалишенный барышень. Фантастик!

Я тихо сползла на пол:

– А?

- Я ест специално обученный почтовый сова, то ест сов, а не итиот! – горделиво развела крылья сова, то есть сов… - Ферштейн?

- Я я, натюрлих… - пробормотала я, лихорадочно ища у себя пульс и сердцебиение. – Сказочники, волшебнички… - продолжала я причитать, пытаясь заодно нашарить и валидол. – Вот только чухонской совы мне не хватало.

Сова возмущенно ухнула, то есть ухнул:

- Я из лучшей семей Германии, я не чухон! Я ест элитный почтовый сов, Мой муттер работать с самим герром Мюллером.

Я зарычала:

– Гестаповщины не потерплю!

- Как это будет по-вашему… - сова нахохлилась, то есть нахохлился. – Темнота! Неуч! Герр Мюллер ест выдающийся биолог!

- Спасибо, успокоил. Так я не поняла, ты письмо доставишь или мне самой бежать?

- Я же сказать, я почтовый сов! – ухнул херр Мюллер, как я его для себя окрестила, и, схватив письмо, стартовал в окошко.

– Ви ест ждать ответ! – донеслось до меня с порывом ветра.

- Ви ест. Он ест. Я ест, – я облизнулась. – Неплохая идея. Война войной, а обед по расписанию…

***

Гермиона застала меня, уплетающей сырнички собственного приготовления.

- Уфофайся, – прочавкала я, придвигая тарелку поближе к ней. – Воф ефе скоко...

- Нет спасибо, – Герми отодвинула блюдо и уставилась на меня. – У тебя проблемы?

- Уфу, – согласилась я, с несчастным видом отправляя в рот сразу два сырника.

- А по виду не скажешь… - покачала головой юная волшебница, с ужасом глядя на стремительно пустеющее блюдо. – У тебя волчий аппетит.

- Не обижай Люпина, – фыркнула я, с сожалением дожевывая последний кусочек. – Хорошо, но мало…

- Ну так что? – вопрос Гермионы повис в воздухе. Я пыталась раскрыть рот, но ничего не получалось. Мысли путались, а фразы разбегались в разные стороны. В голове ясно прозвучал голос Дамблдора. – Вы ничего не скажете мисс Грейнджер.

- Нет, скажу!!! - мое второе я полезло в бутылку.

- Послушай, с тобой все в порядке? – нахмурившись, девочка следила за моими бесплодными попытками произнести хоть что-нибудь.

- Расскажи мне про Империо, – выдохнула я, пытаясь хоть как-то подобраться к интересующей меня теме.

- Империо? – Гермиона пожала плечами. – Очень сильное заклинание из раздела черной магии, полностью подавляющее волю. Ему можно противиться, если объект обладает твердым характером и силой воли, – прикрыв глаза, она словно читала со страницы учебника. – Но зачем тебе понадобилась эта информация?

- Да так, захотелось узнать для повышения уровня интеллекта… - буркнула я.

- Послушай, – Герми пристально посмотрела на меня, словно сомневаясь в моей вменяемости, – ты себя хорошо чувствуешь?

- Вполне, – кажется, я истратила годовой запас беспечности и жизнерадостности, произнося эти фразы. – У меня все о’кей.

Герми поднялась:

– Ну, тогда я пойду? У меня еще сочинение не готово.

- Да-да, иди, конечно… - мои мысли уже витали в заоблачной дали. Выпроводив Гермиону, я прилегла на диван и, нежно обняв суррогат любимого - подушку, принялась подводить неутешительные итоги. Итак, благодаря собственному визгу, я не подверглась воздействию настоящего Империо. Похоже, я сотворила этакое Империо Лайт, новое слово в истории заклятий, но легче почему-то не становилось.

Натянув на себя мягкий плед, я прижалась к подушке, все еще хранящей тонкий аромат одеколона Северуса, и заревела…

***

Мой прекрасно носатый принц не явился ни вечером, ни ночью, ни на следующий день. Я погибала под гнетом Империо и кроила список «КОГО УБИТЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ» Первое место поделили между собой мой будущий муж и покойник в одном флаконе, Люциус, и новоявленный Макиавелли волшебного мира Дамблдор. Принцип «Цель оправдывает средства» прочно обосновался в директорском кабинете.

Все, надо прекращать кукситься. Дамблдор хочет свадьбы? Их будет у него…сжав зубы до хруста, я двинулась к зеркалу. Придирчиво оглядев себя с головы до пят, я пришла к выводу, что белый цвет мне идет меньше, чем черный. Решено, начну шить подвенечное платье изысканно-черного цвета. Заодно не надо будет тратиться на траурное одеяние…

От интереснейшего занятия меня отвлекла возня за окошком. Сурово сдвинув брови в одну линию, я направилась выяснять, в чем же дело.

- Я не пережить такой обращений, – буквально рухнул на подоконник мой сов, вернувшийся из поместья Малфоев, куда я его посылала с запиской, едва я распахнула окно. – Это ест, - сов задохнулся от еле сдерживаемой ярости. - Полный надругателств над моей личност!!!

- А, добро пожаловать, – пробурчала я, с завистью глядя на крылья Мюллера. Вот ведь, счастливый. В любую секунду взмахнул крылом и был таков. И отчего это люди не летают? Однако его поведение вызвало у меня опасения за его душевное состояние. Сова закашивало то на один, то на другой бок, а глаза, обычно и так достаточно большие, сравнялись сейчас с эльфийскими…

Устав наблюдать за явно пьяным совом, я подхватила птицу на руки и легонечко потрясла. Мюллер прикрыл глаза и ухнул.

– Вы ест поставит меня на мест. Их бин болной. Совсем капут, – Мюллер печально опустил крылья и вздохнул. – Я отказывайс летать по этому адрес капитально!

Я шумно выдохнула:

- Стоп! Крути педали назад! Что случилось? Давай по порядку!

Начинающий понемногу успокаиваться сов, снова вытаращился на меня. Ошарашенно ухнув, он в испуге огляделся:

– Педал? Какой педал? Я ест живой!!! Я не имет педал!

Только сейчас, когда херр Мюллер повернулся ко мне кормой, я обнаружила причину его отчаяния и тревоги. У сова напрочь отсутствовал хвост…

Зашипев так, что сов свалился с моих рук в полуобморочном состоянии, я выдавила:

– Какая с.. сообразительная личность посмела позариться на твое оперение?

- Этот варвар! – Мюллер обиженно заклекотал. – Этот человек, к который Вы меня посылать. Я нихт, я ничего не сделать плохой. Он прочесть Ваш посыл и краснеть. Очень сильно, как томат. А потом он кричать. О, жуткий фраз! Я не хотеть повторят перед лицом женщина. Порядочный сов никогда не сказать таких.

Я с сожалением вздохнула:

– Жаль… у Люциуса тоже есть чему поучиться…

Сов возмущенно вздохнул и продолжил:

– Он раскручиват меня над головой и выкинут в окошко! Да, этот человек просил передат, что вас ждет незабываемый ден, и ноч. Вы вправду выходит за него замуж? Вы тоже болной, на вся голова…

Нда… Слов нет, одни буквы и те согласные. Я ведь всего лишь выразила свое предварительное согласие на свадьбу. Правда, в весьма вольной форме, но какова реакция...

Испытав нечто вроде стыда за свою хоть и косвенную, но все же причастность к потере хвоста моим совом, я попыталась исправить положение.

- Где же он у меня был? Точно помню, был. Завалился куда-то, не иначе, – бормотала я себе под нос, роясь в недрах комода. – А! Вот оно! – выхватив из нижнего ящика веер из страусиных перьев, стыренный недавно в порыве злобствований у стрекозихи Трелани, я победоносно потрясла им над головой. – Вуаля! Счаз будем тебе хвост пристраивать!

Кажется, я хватила лишку. Сов с тихим уханьем осел на пол.

- А как бы эффектно смотрелся… - вздохнула я с сожалением.



Глава 18. “Подарок” к рождеству, или брак по чужому расчету.

- Рождество! Рождество! С праздником Вас, мэм!!! Подъем! У Вас сегодня великий день! – прыгало по моему несчастному телу кривоногое чудовище. – Просыпайтесь и радуйтесь жизни!

Я укоризненно посмотрела на пустозвона:

– Какой же ты, однако. Когда человек в таком состоянии, его даже змея не жалит. У, бесчувственная железяка, иди отсюда!

Будильник оскорбленно фыркнул:

– Подумаешь, какая прима. Я ее будить пришел, хотел, чтобы она в честь праздника в порядок себя привести успела, а она еще и недовольна… Все, ухожу в отпуск, а еще лучше увольняюсь!

- Скатертью дорога! – пробурчала я, и повернулась на другой бок, но тут же принялась ворочаться. Вот ведь, гад, разбудил, а я такой сон видела! Лежать дальше не было смысла. Морфей улетел окончательно, а своей маковой настойки не оставил…

Вздохнув, я принялась выбираться из кровати, мысленно кляня всех и вся.

Проведя не менее часа в ванной, я пыталась смыть раздражение и усталость, а также все мысли, связанные с предстоящим балом…

Завернувшись в махровое полотенце, я подползла к зеркалу, и хмуро буркнула. - Кругом тупые уроды. Даже в зеркале.

Стекляшка попыталась было возмутиться, но я зашипела как настоящая слизеринская гадюка. – Мало мне твоего собрата у Северус-с-а-а? Лучше не зли меня. Зеркало осмотрительно затуманилось…

- Так-то лучше, – фыркнула я, и отправилась на поиски Тиллоу. Как хотите, а заставить меня отказаться от еды можно лишь одним способом, попросту убить…

***

Схрумкав обильный завтрак, я застучала коготками по столу, впадая в зеленую тоску, с вкраплениями серого уныния. Прямо слизеринская палитра…

- Мэм, чем мы можем Вам помочь? Вы такая грустная… - уши Тилика поникли. – Неужели вы не радуетесь Рождеству?

- Ну почему же? Радуюсь… – тускло пробурчала я.

- Мэм, наверное, просто не пришла в себя от счастья, потому что выходит замуж? – тихо пробормотал эльф, пытаясь хоть как-то поддержать угасающий разговор. Но даже Тилик не поверил в сказанное им.

- Я самая счастливая и довольная невеста, у меня прекрасный жених и классная свекровка, куча бабок и готовый сынишка в придачу, – монотонно нудила я заученную фразу. –Я такая счастливая, такая… до сих пор от счастья крыша едет. Выпить есть?

- Чай, кофе? – услужливые лапки наперебой тянули чашечки кофеино-никотинового безобразия, но разве ж это поможет?

- Потанцуем… - душераздирающе вздохнула я. – Пиво, водка, полежим… Я говорю выпить, а не пить... Улавливаете разницу?

- Вы хотите услад’эля? – морщил лоб Тиллоу прилагая все усилия, для того чтобы угодить мне.

- Я хочу самогонки... – устало произнесла я, с грустью вспоминая далекий военный городок, цветущую акацию, преферанс до утра под звуки старенького магнитофончика и самопальные ликеры, с которыми не сравнится ни один дорогостоящий продукт, добыча спирта из «летающего гастронома», в жизни именуемого МИГ-25, да много чего еще... Мое босоногое, но счастливое детство.

- Самогонки? – Тилик принялся прядать ушами и раздувать ноздри, как заправский пони. – Это что? А как ее готовят?

- Готовить, - оживилась я, - Ну это мы запросто… Пергамент есть? Сейчас обрисую…

***

Блаженно ухмыляясь, я еще разочек проверила всю конструкцию на прочность. Конечно, процесс был слегка ускорен эльфийской магией, ну да не беда. Думаю, на его вкусовых качествах это не скажется. К праздничному обеду должно быть готово, а к праздничному ужину буду готова я. Напьюсь в стельку, и все станет по барабану. Вздохнув, я присела за стол и, подперев рукой подбородок, огляделась в поисках приличного занятия для моей мятежной души. Чем же себя до обеда занять?

Так и не придумав ничего путного, я решила выбраться в коридор и поиграть в индейца. Может, Пивза прищучу или приведение зазевавшееся пугану, а то и с Филтча скальп снять удастся.

Облачившись в любимые джинсы, ювелирно заштопанные Тиллоу и футболку со слизеринским гербом, подаренную Драко я покрутилась перед зеркалом:

– Превосходно. Чингачгук Большой Змей!

Однако, в костюме явно чего-то не хватало… Головной убор! Как же я о нем забыла? Хлопнув себя по лбу, я двинулась к комоду, на котором валялся веер Трелани. Раздраконив его до основания, я в художественном беспорядке понатыкала перья в прическу, и принялась за боевую раскраску. Вах! Красота! Любой, уважающий себя индеец должен выглядеть именно так. Напевая, «Настоящему индейцу завсегда везде ништяк…», я выползла на тропу войны…

***

Большой Змей плавными движениями голодной анаконды, скользил вдоль стен хогвартского коридора. Внезапно его внимание привлекли торопливые шаги по направлению к кухне.

– Добыча… - прошипел Ну Очень Крупный Змей, облизнув губы раздвоенным языком. - Моя…

- А-а-а-а, троль тебя!!!

- Люмос!

- Мать твою! – раздалось многоголосое эхо.

- Что ж вы так орете, - мгновенно выйдя из образа, простонала я, хватаясь за ушибленный лоб. Я Гермиона и Драко сидели на полу и, не сговариваясь, держались за головы. Гермиона размахивала палочкой, освещающей происходящее безобразие, а Драко угрожал мне интимной связью с троллем, а я поминала чью-то маму.

- У тебя учимся, - пожала плечами Гермиона. - Учитель из тебя очень уж хороший.

- Ну и куда это вы направлялись? – состроила я зверскую рожицу.

- В кухню, – буркнул Драко, подбираясь поближе к Гермионе.

- Вдвоем, на кухню… зачем? – задала я невинно-идиотский вопрос, насмешливо разглядывая покрасневшие мордочки. – Целоваться?

- Да ну тебя, – беззлобно фыркнул Малфой, – Просто решили произвести ревизию в закромах.

И не стыдно вам расхищать школьную собственность, – нахмурилась я как заправский родитель, - без меня?

Детишки смущенно улыбнулись…

- А у меня для вас сюрприз. Много не налью, но по глоточку можно, – расщедрилась я на рождественский подарок. – Айда! У меня там все на мази давно.

Однако когда мы вошли, нас никто не встретил ни хлебом, ни солью. А самогоном и подавно не пахло. Хотя нет, пахло… самогоном… от эльфов, валяющихся вповалку прямо на каменном полу…

- Баста ребята! Все, кина не будет, – мрачно пошутила я, – киншик заболел.

- Это и есть твой сюрприз? – Драко рассмеялся. – Что это с ними? Ты им тоже зелье сварила, как Блеку?

- Почти, – горестно покачала я головой. – Вот беда огорчение. Что же мы пить-то будем? Чую я, что над нами пролетела большая птица обломинго. Они все высосали, – вздохнула я, проверяя содержание бутылок, заботливо приготовленных эльфами и столь же заботливо опустошенных. – До последней капли...

- Ладно, - махнул рукой Драко, – Выпьем вечерком, у папашки моего. Он сегодня расщедрился, даже меня пригласил на торжество. Ты на него действуешь как растворитель, – подмигнул пацан. – Он от тебя размягчается… И вообще, пошли за праздничный стол. Рождественский обед как никак.

- Боюсь, мой юный друг, – я со вздохом скрестила руки на груди. – Ты не догоняешь… Наклонившись, я слегка тряхнула одного из упитых вусмерть ушанов. Чебурашка радостно икнул, приоткрыл мутный глаз, и лениво махнув мне лапкой, с богатырским храпом рухнул обратно на пол.

– Они же употребили наш обед в качестве закуси, дружок. А теперь попробуй, добудись их, колдун.

Драко выудил из кармана палочку и принялся размахивать ей, как заправский дирижер. Гермиона со вздохом покачала головой:

– Драко, прекрати. Палочка здесь не поможет. Мы не сможем разбудить их с помощью волшебства. Помнишь, профессор Флитвик рассказывал нам о эльфийской магии, о том, что она сильнее наших возможностей?

Малфой нахмурился и принялся мерить шагами кухню:

– Ну так что? Будем стоять здесь и смотреть, как они дрыхнут?

Прикинув в уме, что народу на Рождественские каникулы осталось с гулькин нос, я соображала, что мы успеем сотворить.

– Ну вот, что, - засучив рукава, я направилась к огромной печи, - Подхватывайте ваши палочки, ребятки. Будете помогать моим трудолюбивым рукам. Нутис, приступимс!

***

Праздничный обед произвел фурор. Хотя, по началу все с опаской наблюдали за нашими действиями. Склонный к спецэффектам? Драко устроил доставку обеда прямо по воздуху, едва не уронив несколько тарелок, но Гермиона спасла положение, вовремя присоединившись к Малышу. Я с сожалением вздохнула, парой-тройкой блюд все же можно было пожертвовать.

- А что случилось с нашими эльфами? – поинтересовалась Трелани с опаской наблюдая за пролетающим мимо подносом с пирожками.

Мечтая, чтобы хотя бы один пирожок оказался у нее во рту вместо кляпа, я процедила. – Ничего особенного, они заболели. На них напала падучая.

Люпин удивленно поднял голову. – Падучая?

- Падучая, – невозмутимо подхватила Гермиона. – Это такая болезнь, сэр. Эльфы не могут стоять на ногах и постоянно падают.

Блек, тихо посмеиваясь, фыркнул в стакан:

– Могу поклясться, что знаю, откуда у этого недуга ноги растут

- Лучше замолчи. И вообще, беспокойся о том месте, откуда растут ноги у тебя, – прошипела я на ухо Сириусу, усаживаясь между ним и Ремусом. – Я подумываю…

Сверкнув издевательским взглядом, Блек наклонился ко мне изображая искреннюю заботу о наполнении моей тарелки:

– Ты уже думаешь о том месте откуда у меня ноги растут? Я польщен, детка.

- Милый, не шути со мной. Я сегодня очень зла с раннего утра, и поверь мне, настроение не улучшилось к вечеру, – рыкнула я в наглое ухо и от души наступила на заднюю лапу Мохнатого. Блек судорожно вздохнул и ущипнул меня за коленку.

- Прошу прощения, что заставил себя ждать, – послышался ледяной голос… Северуса.

Непроизвольно дернувшись из-за стола навстречу любимому, я наткнулась на взгляд Дамблдора. Александра… - послышалось в моей несчастной голове, – успокойтесь…

- Нет! – мысленно прорычала я, вцепившись в края скатерти, - Я не буду Вас слушать! Голова гудела от напряжения.

- Не заставляйте меня причинять Вам боль, Сашенька, – спокойные, как гладь лесного озера, глаза смотрели на меня не отрываясь.

- Чего уж там, не стесняйтесь, Вы уже столько всего наворотили…

Наша мысленная дуэль снова окончилась победой директора.

Северус скользнул на единственное оставшееся свободным место напротив меня, и, не глядя ни на кого, уставился в тарелку. Ремус тихонечко прошептал в мое ухо.

– Вы все-таки поссорились?

- Нет, - пробормотала я, пытаясь поймать взгляд Северуса. – Мы окончательно разругались.

- Вы объяснили истинную причину, почему вы выходите замуж? - вздохнул Люпин, поглядывая то на меня, то на Северуса.

- Нет, за меня все сделали другие, – фыркнула я, отворачиваясь. – У нас был великолепный посредник.

- Похоже, все складывается из рук вон плохо? – покачал головой Ремус, сочувственно сжимая мою ладонь. – Как печально…

- Угу. Нет повести печальнее на свете… - протянула я, все еще надеясь, что профессор хотя бы мельком взглянет на меня, но надежда, глупая тетка…

***

- Вам пора, Александра, – директор вытащил мою тушку из-за стола.

- Спешу и падаю, – пробурчала я, с неприязнью уставившись на Альбуса.

- Вот и замечательно, мисс Смит, – усмехнулся директор. – Северус и Драко будут сопровождать вас.

В моей голове снова послышался настойчивый приказ:

– Не забывайте, Александра. Вы ничего не расскажете Северусу. Вы обязаны сохранить тайну.

- Да идите Вы, господин директор… - мысленно прошипела я, устало прикрывая глаза. – В свой кабинет.

Альбус усмехнулся:

– Всенепременно, вот только провожу Вас…

- Послушай, - Драко как нельзя кстати перехватил меня у Дамблдора, рискующего получить серьезные повреждения. – Нам уже пора. Тебе еще одеться надо.

- Да знаю я, – хмуро пробормотала я. – Идем. Поможешь мне застегнуть

- Платье? – ухмыльнулся мальчишка.

- Много чести, – фыркнула я, окидывая его уничтожающим взглядом. – Колье.

- Жаль… - пожал плечами Драко. – Первый вариант мне нравился больше.

***

Облачившись в соблазнительный черный наряд, я открыла шкатулку, стоящую на комоде и выудила на божий свет бриллиантовое колье.

- Ошейничек есть, - буркнула я, с неприязнью застегивая замочек. – Намордника не хватает, и поводка…

Заглянувший в спальню Дракончик, так и остался стоять на пороге с открытым ртом.

- Эй! – я пощелкала пальцами перед его носом. –Что с тобой?

Сглотнув, парень шумно выдохнул. – Я и не думал, что ты можешь быть такой…

- Какой еще такой? – недоуменно пожала я плечами, поворачиваясь к зеркалу и поправляя прическу.

- Такой взрослой… - ошеломленно пробормотал малыш.

- Вот спасибочки. Вот это комплимент так комплимент, – насупилась я в притворной обиде. – Вы с Гермионой постоянно обзываете меня старой. Я ведь могу и обидеться…

***

- Вас только за смертью посылать, – процедил профессор, когда мы ввалились в карету, пытаясь восстановить сбившееся от быстрого бега дыхание. Драко пришла гениальная мысль, рвануть наперегонки по лестнице. Зрелише было то еще. Я в бальном платье, и с гиканьем через три ступеньки...

Забившись в дальний угол, я с опаской глядела на любимого.

– Э-э-э, профессор… - попыталась я начать разговор. Напрасные труды. Во-первых, в голову сразу же полезли мерзкие фразы - "Вы за меня рады? Я счастлива выйти за Люцика…" Господи, бред сивой кобылы. Нет, Дамблдор точно не доживет до глубокой старости. А во-вторых, профессор смотрел сквозь меня, словно я была привидением, или полупроявившимся Пивзом, попросту игнорируя мои вялые попытки объясниться…

Вздохнув, я откинулась на подушках и закрыла глаза. В конце концов, буду утешать себя мыслями о том, что спасла любимого от разоблачения, а может и кое-чего похуже… Стоп! Мысли!!! А что если дать профессору возможность прочесть их?.. Нет, вовремя одернула я себя. Ну и зачем я устроила весь этот цирк? От того, что Северус узнает истинную причину моего замужества, лучше никому не станет. Профессор попытается вернуть меня домой, Люциус, скорее всего, разоблачит профессора, я останусь без любимого…

Ну, мамзель Алексахина, быстренько активизируй немногочисленные серые клеточки из тех, что еще остались в твоей дырявой голове, и прекрати распускать нюни. Итак, что у нас в программе? Помолвка? Вот и ладушки! Будет вам помолвка, и свадьба будет… громкая… И вообще, действие Империо не будет вечным. Как только я произнесу свои обеты, а Люциус поклянется оставить в покое Северуса, вот тогда-то я и развернусь в полную силу. Малфою старшему придется ответить за содеянное. И не только ему. Списочек тех лиц, с кем я хотела поболтать один на один, без свидетелей, надежно обосновался в моей памяти. Всех к ответу призову, никого не забуду.

Я даже слегка повеселела. В конце тоннеля забрезжил свет. Хотя, вполне возможно, что это всего лишь мчащийся поезд…

Мое радужное настроение не осталось без внимания. Чем светлее становилось у меня на душе, тем мрачнее выглядел профессор. Когда мы прибыли на место будущего происшествия, Северус буквально вынес несчастную дверцу кареты и повернулся ко мне, предлагая опереться о его руку. Выходить мне категорически расхотелось, та как выражение лица Северуса не предвещало ничего хорошего. Положение спас Драко, скользнувший мимо профессора как угорь, и прикрыв меня своей благородной спиной, благополучно выпихнул на свет божий.

Ведомая сразу двумя кавалерами я двинулась на свою Голгофу…




Глава 19. Среди акул, или спасение утопающего, дело рук самого утопающего.

- Алекса, дорогая, Вы все-таки приняли мое предложение! – с фальшивой улыбкой кинулась ко мне Глициния, стискивая в железном объятии. – Надеюсь, Вы также приняли предложение моего сына, милочка, – прошипела в мое нежное ушко мегера.

- Какая женщина в здравом уме и трезвой памяти способна отказать столь завидному жениху? – промурлыкала я в ответ, чем немало удивила старушку.

Позади меня громко лязгнули челюсти Северуса. Я внутренне сжалась. А что делать, милый? Кому сейчас легко? Нацепив холодную улыбку и скорчив надменную мину, я гордо вплыла в главную залу. Мое эффектное появление не осталось незамеченным, присутствующие замерли, а Люциус неторопливо прошествовал мне навстречу:

– Я ждал вас, Алекса… Я надеялся на вашу снисходительность…

У меня зачесались руки, нет, вернее сказать, ноги. Звездануть бы этому лицемеру, да по… а неважно. Куда придется, главное побольнее. Вот ведь до чего народ в наглости и притворстве доходит. Это же надо, какой спектакль разыграл. Ждал он, надеялся… а я еще думала, что блондины легко краснеют. В любом случае это не о нем.

Малфой склонился над моей рукой в изящном поклоне:

– Позвольте мне заметить, эти бриллианты прекрасно смотрятся на вашей очаровательной шейке.

- Как удавка или ошейник, – процедила я, недобро посверкивая глазами. - Не хватает поводка и намордника.

- У нас впереди еще много времени, – успокоил меня Малфой.

- Может, покончим с затянувшимся спектаклем? – я тихонько рыкнула.

- Не возражаю, – ухмыльнулся Люциус. – Пора объявить о нашей помолвке, вы не находите? Друзья мои, сегодняшний вечер сделал меня счастливейшим из людей. Я смиренно просил руки прекраснейшей из женщин, и она приняла мое предложение. Хочу представить мою будущую жену мисс Смит. Со всех сторон раздались восторженные поздравления и аплодисменты.

Приобняв меня за талию, Люциус прошептал:

– Улыбайтесь, Алекс. Иначе люди подумают, что Вы чем-то недовольны.

- Ну и что? Здесь все пропитано фальшью. Неужели, мне обязательно притворяться? – фыркнула я, и тут же согнулась от боли в боку - Люциус стиснул меня словно удав. - Ни одна женщина не смеет быть недовольной в присутствии Малфоев!

Внезапно сменив тон, он проворковал:

– Дорогая, мне не терпится принять поздравления твоего брата. Идем же…

Я, гремя воображаемыми кандалами, поплелась за своим тюремщиком и палачом.

- Северус, - улыбающийся словно сытая акула, Малфой, по-прежнему, стискивал меня в стальных объятиях. – Поздравь меня, я получил согласие твоей сестрички и намерен составить ее счастье. Меня передернуло от самонадеянности Люцика. Второе я не преминуло с ехидцей заметить. - А что ты хотела? Это только в старинных романах благородные рыцари умоляли очаровательных принцесс составить их счастье. Теперь мужчин значительно меньше и каждый считает себя, по меньшей мере, Аполлоном и обязательно твоим благодетелем, не иначе.

- И когда же свадьба? – язвительный тон профессора вывел меня из раздумий. Посмотрев на любимого, я столкнулась с его насмешливым взглядом, и задохнулась от возмущения. Как он может издеваться в такой момент? Внезапно, я осознала, насколько сердита на профессора. Вот так запросто взять и поверить в мое предательство? Да как он смел? Что же такого наговорил ему директор, что Северус безоговорочно поверил в практичность и корыстность его магглы?

Малфой прижался ледяными губами к моему виску, и я поняла, еще чуть-чуть и мой желудок извергнет съеденный обед на всеобщее обозрение.

– Я тут подумал, Северус, моего терпения не хватит на положенный срок, так что отпразднуем свадьбу в последний день уходящего года. Знаю, это слишком поспешно, но кто может остановить двух влюбленных? – запрокинув голову, он мерзко расхохотался.

Я похолодела, меньше недели свободной жизни и все, кранты. С мольбой обратив свой взор к Северусу, я ждала, что он возразит Люциусу, придумает какую-то отговорку, но все было напрасно. Он даже не посмотрел на меня и, буркнув что-то нечленораздельное, оставил меня как город, отданный на милость победителя.

- Ваш братец не выглядит очень счастливым, Алекса, - издевательски промурлыкал Люциус, прикладываясь к моей шее, как алкоголик к бутылке. – Думаю, он считает, что я недостаточно хорош для вас. Ну ничего, я приложу все усилия, чтобы убедить Северуса в обратном… - при этих словах Малфой весьма ощутимо куснул меня за плечо.

Я закатила глаза:

– Господи, мать Драко была святой женщиной. Терпеть рядом с собой такое чудовище, да еще родить от него ребенка? Увольте! В первое же утро совместной жизни сковородкой по лбу, и любой суд меня оправдает.

Словно прочитав мои мысли, Люциус, извинившись, направился к гостям:

– Не скучайте, Алекса, я скоро вернусь.

- Чтоб ты провалился! – от всего сердца пожелала я, и отправилась искать Драко.

- Забери меня отсюда! Немедленно! – вцепилась я в младшего Малфоя, как только он подвернулся под мою горячую руку. – Я больше не выдержу. Еще пару минут в обществе твоего отца и я за себя не ручаюсь…

- Да ты что? – Драко поглядел на меня как на умалишенную. – Отец с меня шкуру спустит, если узнает, что я позволил тебе уйти. Потерпи немного, скоро все это закончится.

- Легко тебе говорить, а мне эта байда уже поперек горла, – буркнула я, сверкая глазищами, как рассерженная кошка. – Он говорит мне такие гадости, что не снились даже Сириусу.

- А ты записывай, – посоветовал Дракончик с невозмутимым видом. – Пригодится…

- Не зли меня, маленький… - прошипела я, прищурившись.

- Умолкаю… - ухмыльнулся светловолосый нахал и, подхватив меня за локоть, резво развернул по направлению к столу. – Пойдем-ка перекусим.

Знает ведь поросенок, чем мою душеньку умаслить. Я ж от любого упоминания о еде теряю бдительность и впадаю в экстаз. Плотоядно облизнувшись, я потрусила за Малышом. Ну, что там у нас в списке блюдей? Отужинаем чем Бог послал. Однако… Сашке в этот день послали ее любимый мармелад... Судорожно сглотнув, я с горящими глазами и загребущими руками потянулась к вазочке.

Через несколько минут непрерывного уплетания мною лакомства, Драко, все это время ошеломленно наблюдавший за катастрофическим таянием оного продукта, тихо выдохнул. – И куда ж в тебя столько лезет? Ты же почти все смолотила…

Я фыркнула. – Что ты понимаешь в таком деле… Я до неприличия аккуратна, на самом деле, мармелад принято есть помногу, жадно, горстями выгребать его из вазочки, стараясь набить полный рот. Глаза же следует придерживать пальцами, – я запихнула в рот сразу три мармеладины. – Примерно вот так.

Малфой закрыл глаза и, сложившись пополам, затрясся:

– Прекрати, на тебя смотреть невозможно!

- Фо? Таф профифно? – промямлила я с набитым ртом, делая героическое усилие для того, чтобы проглотить здоровенный кусманище.

- Нет, просто живот от смеха болит… - простонал Драко, пытаясь разогнуться, но безуспешно.

Справившись с мармеладом, я уставилась на парнишку, все еще растягивающего губы в ухмылке.

– Ну, раз у тебя болит живот, а у меня невыносимо разболелась голова, думаю, мы вполне можем откланяться.

- А профессор? – Драко кивнул в сторону Северуса, беседующего с какой-то ведьмой.

- По-моему, он очень занят беседой с той носатой страшилой, – рыкнула я, стараясь точнее запомнить нахалку, буквально задавившую своим бюстом любимого.

- А мне кажется она очень даже ничего… - протянул Драко, оценивающе рассматривая девицу.

- А мне кажется, сейчас кто-то не досчитается зубов… - просвистела я, направляясь к воркующей парочке.

Драко, отставший буквально на полкорпуса, присвистнул. – Напрашивается справедливый вопрос. Кому ты будешь считать зубы? Мне за зубоскальство, профессору за назревающую измену или дамочке за покушение на личную собственность?

- Как придется, – беспечно чирикнула я, продолжая прокладывать себе путь локтями, как ледокол.

- Сев, но я еще не простила Вас… - донеслись до меня обрывки фразы.

Сев? Ах ты, кочерыжка! Даже я не позволяю себе столь панибратских выражений! Резко затормозив, я вильнула бедром и ведьма, непостижимым для себя образом, оказалась на полу.

– Да как вы… - злобное шипение, вырвавшееся из ее хорошенького ротика, раскрыло истинную сущность горгоны.

Мгновенно нацепив маску искреннего сожаления и где-то даже раскаяния от содеянного, я наклонилась к разгневанной ведьме и прошептала.

- О. Простите меня, мадам. Я не заметила Вас. Позвольте помочь Вам, – стремительно наклонившись, я, совершенно случайно, не нарочно, выбила из руки профессора, застывшего над нами, словно статуя командора, бокал с красным вином… Платье, и без того пострадавшее при падении, было совершенно испорчено.

– Идиотка! – завизжала ведьма, потрясая кулачками перед моим носом.

- Приятно познакомиться, – радостно кивнула я, подхватывая мадаму, и усаживая на ближайший диванчик. – Вы отдохните пока, а мне просто необходимо переговорить с братом.

- Какое совпадение, – бархатный рык тигра не оставлял сомнений в настроении Северуса. Он явно был зол. – Я тоже намерен поговорить с тобой.

Оттащив мою тушку к окну, Северус огляделся, и зашипел:

– Что ты себе позволяешь? Ты знаешь, кто эта ведьма? Близкая знакомая Волдеморта!

- Драная кошка! И мне плевать, чья она подстилка, – фыркнула я, задрав нос. – А ты любезничаешь с ней, будто она королевских кровей.

- Тебя это не касается! – рявкнул профессор, глядя поверх моей головы.

- Как это не касается? – вспыхнула я от такой беспардонной наглости. – Очень даже касается!!! – в запале я вцепилась в его запястье.

Северус с отвращением стряхнул мою руку.

– Успокойся, ты привлекаешь ненужное внимание к своей персоне. Будущий супруг может заподозрить неладное. Не стоит портить свою репутацию, милая сестричка! – последнюю фразу он буквально выплюнул и, развернувшись, направился к своей даме.

- Однако… - протянул выглянувший из-за угла Драко, с тревогой глядясь в мои стекленеющие глаза. – Вы молчать не пробовали? А то, как только рот откроете, сразу начинаете рушить и без того шаткие отношения.

- Да идите вы все… - пробормотала я, хватаясь за подоконник, пытаясь устоять на ногах, но плывущий под ногами пол не дал мне такой возможности. Меня бросало то в жар, то в холод, а на лбу выступили капельки пота.

Драко подхватил меня, едва не отдернув руку от моей ладони. - Алекс, что с тобой? – парнишка усадил меня на стул. – Ты словно ледышка, тебе холодно?

Я прошептала, пытаясь дрожащими руками расстегнуть свою бриллиантовую удавку. – Уведи меня отсюда, Малыш, пожалуйста.

Мои слова и особенно вид заставили Драко беспрекословно подчиниться.

***

Малыш вывел меня из дома, заботливо поддерживая за талию.

– Потерпи, сейчас я разыщу карету, и поедем в Хогвартс. – он успокаивающе забормотал надо мной, словно над маленьким ребенком.

Вцепившись в его руки, я жалобно всхлипнула:

– Не надо кареты, ты ведь можешь аппарировать?

- Ну пожалуйста! – выдохнула я, видя, что мальчишка колеблется.

- Ты не понимаешь, - Драко взъерошил волосы. – Я не уверен, что у меня все получится.

Однако мой рассудок не хотел слушать никаких доводов. – Я хочу домой, – окончательно расклеившись, я захныкала. Плюнув, Малфой покрепче прижал меня и мы аппарировали…

***

Драко справился со своей задачей и не только доставил меня к стенам школы, но и практически втащил под родную крышу. Не слушая моих вялых протестов, он решительно направился прямиком в жилище Ремуса, и передал меня в заботливые руки оборотня.

Уложив мое бренное тело на уютный диванчик, и обложив мириадом подушечек, Ремус сотворил две чашечки ароматного черного чая и присел рядом.

– Алекс, что произошло?

- Ничего, – хлюпая носом, я старалась избегать проницательного взгляда Люпина, надеясь, что он оставит меня в покое. Но не тут-то было, Ремус знал свое дело. Если его когда-нибудь выпрут из волшебного мира, то место психоаналитика в мире магглов ему обеспечено. Через десять минут я рыдала на руках у Люпина, жалуясь на профессора, жизнь и мысленно на директора, о пакостях которого все еще не могла рассказать.

- Успокойтесь, Алекс. Северус, по-прежнему, вас любит, – Ремус протянул мне платок.

- Неправда! Я даже не уверена в том, что он вообще любил меня. Он уже говорил однажды, что я для него милое развлечение и не больше, – я оглушительно высморкалась и, благодарно кивнув, протянула платочек обратно. – А сегодня он подтвердил свои слова делом. Он флиртовал с какой-то ведьмой прямо у меня на глазах.

Рем сердито отбросил скомканный платок:

– Я Вас просто не узнаю Алекс! Вы совершенно перестали бороться! А что Вы хотели от Снейпа? Вы же собрались замуж, да не за кого-нибудь, а за Люциуса Малфоя, серьезно ранив эго профессора. Хуже этого для Северуса было бы только одно, если Вы вдруг решились бы связать себя узами брака с Сириусом.

Представив себе яркую картинку «Суровый профессор в состоянии аффекта убивает свою беспечную магглу, сообщившую о замужестве с Блеком», я не сдержалась и фыркнула, забрызгав чаем гостеприимного хозяина.

Ремус слегка улыбнулся, старательно делая вид, что не заметил чая, мелкими брызгами осевшего на его брюках:

– Ну вот, сейчас Вы больше похожи на ту очаровательную девушку, которая ворвалась вместе с первым снегом в наши серые будни.

- И сделала их красочно невыносимыми… - протянула я, откидываясь на подушки. – Рем, Вы как всегда безупречно вежливы. Будь здесь Северус, он бы не удержался от язвительных комментариев в мой адрес.

- Чем снова подтвердил бы, что Вы ему небезразличны. Поверьте, я знаю Снейпа много дольше чем вы, а потому могу смело сказать. Если бы Вы были не нужны Северусу, он попросту игнорировал вас, как нечто, недостойное его внимания.

- Вы так думаете? – заинтересованно икнула я, все еще давясь остатками чая и слез.

- Я знаю, – уверенно кивнул Ремус, протягивая мне очередную чашку чая.

Опустив голову, я задумалась. Просто домострой какой-то. Бьет, значит любит…

***

Оставшиеся до свадьбы дни, я провела в сонной апатии. После бурных рыданий наступило состояние пофигизма и легкого отупения. Закрывшись в своих комнатах, я не слезала с уютного дивана, меланхолично поедала различные вкусности, регулярно доставляемые Тиллоу, и потягивала тыквенный сок. Да, вы не ослышались, я вдруг самозабвенно полюбила тыквенный сок и употребляла его в необъятных количествах, чему эльфы несказанно радовались. Сердобольный Люпин навещал меня с завидной регулярностью, чему я бывала рада, так как карманы Ремуса всегда были полны шоколадок, и я методично выуживала их, поглощая с необъяснимой маниакальностью. Ремус измучился, пытаясь вернуть мне нормальное состояние, но даже у оборотня опускались лапы. Мой организм жил отдельной, одному ему понятной жизнью отшельника.

Утро торжественного дня я встретила, утопая в подушках и слезах. Мои раздражительность, а также повышенная плаксивость могли свести с ума кого угодно и меня в первую очередь. Поэтому, вытерев насухо соленые дорожки на щеках, я дала себе обещание прекратить надругательство над своей оптимистической личностью. Вздохнув, я лениво перекатилась на кровати и зарылась носом в кашемировый плед, пытаясь взять себя в руки, и окончательно успокоиться.

- Эй, плакса! Прекрати истязать себя, - Драко ворвался в мою обитель, словно дуновение весеннего ветерка, без труда отгадав пароль и сходу нокаутировав им монашку. - Ты давно на себя в зеркало смотрела? Можешь совершенно спокойно пройти по номинации «Ведьма года»! И это я о внешности твоей, а не о способностях.

- Грешно смеяться над больными людьми, – проворчала я, откидывая плед в сторону. – Лучше дай мышьяку или стрихнину.

- А позвольте полюбопытствовать, - прищурился Малфой, нарезая круги по комнате. – Отраву для себя заказываете, или с иными целями?

- Наверное, для иных целей, но… - впала я в глубокую задумчивость. – А в общем… для поднятия тонуса и мне подойдет…

- Ты бы лучше собираться начала, а? – Драко поглядывал на часы. – Нам еще договор с Люциусом заключить надо.

- Волнуешься? – я потрепала мальчишку по голове и, притянув поближе, чмокнула в лоб.

- Не больше твоего, – смущенно буркнул Драко, пытаясь вырваться из моих рук.

***

Удалившись в ванную комнату, я долго плескалась в радужных кружевах мыльной пены, воображая себя новоявленной Афродитой, и не удостаивая ответом рассерженные крики Драко. Вдоволь нарезвившись, я завернулась в мягкое полотенце и, прислонившись к холодной стене, прикрыла глаза. Ну, братцы мои кролики, родилась новая Александра Алексахина, нет, Алекс Смит, или вернее миссис Малфой, в девичестве Смит. Вы загнали кошку в угол, господа. Но откуда же вам знать, убогим, что страшнее кошки зверя нет? Когда некуда отступать, усатый самурай с криком «Банзай!!!» начинает яростное наступление со всех флангов и по всем фронтам. Все, маггла окончательно разбушевалась и вышла на тропу войны, зажав в зубах закаленный в боях томагавк.

Нацепив свадебный наряд, присланный заботливым женишком, я повернулась к зеркалу, и хищно улыбнулась во весь рот, пропев самым сексуальным голосом, на который я была способна:

– Ну как?

Зеркало сдавленно пискнуло, и его девственно гладкая поверхность мгновенно покрылась сотней трещинок.

- То-то же! – удовлетворенно хмыкнула я, и направилась красоваться перед Драко.

Выплыв из ванной величественной каравеллой по зеленому морю ковра, я застыла в эффектной позе, ожидая криков восхищения и одобрения. Так и не дождавшись оных, я громко кашлянула:

– Э, Малфой, где тебя носит?

- Да здесь я… – послышалось слегка придушенное из-за входной двери. Вслед за голосом появился Драко, красный как рак, лихорадочно растирающий щеку, на которой расплывался багровый след от увесистой пощечины.

- И когда ты только успеваешь? – промурлыкала я, отстраняя руку мальчишки, дабы вволю налюбоваться, не побоюсь этого словосочетания, произведением искусства. Приложивший свою ладонь индивидуум мог запросто рассчитывать на мое уважение. Даже я не смогла бы лучше.

Метнувшись в коридор, я успела заметить удаляющуюся гриву Гермионы. Девочка с характером...

Выскользнувший из-под моей руки Драко, с протяжным вздохом, в котором слышались нотки непритворного восхищения заметил:

– Чумовая девчонка!

- Моя школа! – похвалилась я и, не дав Малфою разинуть возмущенного рта, потащила его обратно. – Все, мальчик мой, свиданка окончена. Ваш папА, наверное, уже землю копытом роет от возбуждения. Негоже заставлять ждать такого видного кавалера...

Малыш оглядел меня оценивающим взглядом а ля «Малфой старший»:

– Лучше бы ты у аббатисы платье позаимствовала, а то папенька и впрямь начнет бить копытом.

- Бяка, какая! – с притворной укоризной взглянула я на малыша. – Что ж ты о папашке так пренебрежительно размышляешь? Какой никакой а все же отец.

- Много он обо мне думал? – зашипел Малфой, едва не прищемив мой шлейф дверью.

- Полегче на поворотах! – испуганно охнула я, приподнимая юбку и обматывая длиннющий шлейф вокруг руки.

- Э… - мы с Драко одновременно уставились на мои ноги, в неизменных ботинках.

Чего уж там, – махнул рукой Мафой на мой немой вопрос. – Оставайся в них, может и пригодятся…

Стараясь незаметно выбраться из Хогвартса, мы крадучись двинулись вдоль стен коридора.

- Александра! – раздавшийся за спиной ласковый голос Дамблдора, заставил мои мурашки разом вгрызться в спинной хребет хозяйки.

- А? – я медленно поворачивалась на негнущихся ногах. Какую еще гадость придумал директор? Обернувшись, я подпрыгнула от неожиданности, буквально упершись носом в плечо Северуса, и едва не упала, так как профессор не замедлил отпрянуть, словно я была ядовитой гадиной.

Яростный взгляд Северуса метнулся с кипенно-белого платья и кружевной вуали, на флердоранж, вплетенный в мою прическу, и губы профессора мгновенно изогнула язвительная ухмылка:

– Вряд ли вам стоило надевать это…. - его пальцы крыльями мотылька коснулись нежных цветов, и тут же отпрянули, словно обжегшись.

С вызовом посмотрев в его глаза, я отчеканила:

– Хватит того, что мой жених находит их достойными моей персоны. Я не собираюсь выслушивать советы посторонних.

Северус побледнел, сравнявшись цветом с моим платьем, и судорожно сжав ладонь в кулак, обернулся к директору, спокойно наблюдавшему за нашей перепалкой:

– Альбус, какого дьявола я здесь делаю?

Дамблдор выплыл на передний план:

– Северус, как ты уже успел заметить Александра выходит замуж сегодня.

- Меня это не касается! – рыкнул профессор, явно намереваясь побыстрее смыться.

- Прости, но я вынужден напомнить тебе, что мисс Смит играет роль твоей родственницы.что напомнили, – желчно заметил профессор, сверкая глазами в сторону Альбуса.

Дамблдор перевел взгляд на Драко, смущенно топчущегося за моей спиной:

– Мистер Малфой, позвольте мне переговорить с мисс Смит и профессором Снейпом наедине? Они присоединятся к Вам позднее…

Облегченно выдохнув, Драко буквально растворился в полутьме коридора.

- Они?… - произнес Северус угрожающим шепотом. – Причем тут я?

- Северус, вы прекрасно знаете Малфоя. Он свято чтит древние традиции. Вы просто обязаны сопроводить Алекс к алтарю…

Зловещая тишина на несколько долгих секунд нависла над нашей троицей, и грянула буря!

- ОН?!!

- ЕЁ?!!

- НИКОГДА!!! – Последнее слово сорвалось с губ профессора в унисон с моим. Звонкое эхо двух разъяренных голосов стремительно взлетело под своды потолка, неистово переплетаясь в причудливое ДА!!!

- Обойдемся без истерик, – повысил голос директор.

Северус, тяжело дыша, прорычал:

- Если вам так угодно, можете принять на себя эту «почетную» обязанность!

Сверкнув стеклами очков, Дамблдор вздохнул:

– Северус, прекратите вести себя как ребенок! Вы сейчас же отправляетесь в поместье Малфоев. Немедленно! ОБА!!! Я ясно выразился? – с этими словами директор оставил нас.

- Вашу руку, леди! – прошипел Северус. – Вас ждут!



Глава 20. Ах, эта свадьба пела и плясала, или не ходите девки замуж.

Мы едва не опоздали, потому как долго препирались, с кем я должна аппарировать. Конец нашему спору положил Драко, возопивший, что он не в состоянии, справиться с рассерженной магглой. Лучше уж он предстанет пред очами отца в гордом одиночестве и сложит буйную голову на плаху родительского гнева, чем приблизится ко мне хоть на сантиметр.

Северус рывком притянул меня к себе, рискуя вывихнуть мои руки. Я демонстративно отстранилась от пышущего гневом профессора, насколько это было возможным в моем состоянии. Стянув меня стальным обручем рук, он процедил:

– Советую Вам умерить свое отвращение и приблизиться… в противном случае, когда мы прибудем на место, вы можете оказаться без платья, или того хуже, недосчитаться важного органа…

Вздрогнув, я вцепилась в профессора, и мир для меня рассыпался на мириады искрящихся осколков.

***

Как только мы оказались на пороге дома Малфоев, Северус отшвырнул меня, словно путающегося под ногами щенка, и растворился в потоке гостей, бросив на прощание сухое:

– Встретимся на церемонии.

Вздохнув с облегчением, Драко заметил:

– Иногда вам просто необходимо отдохнуть друг от друга…

- Послушай, я не намерена сейчас обсуждать свои отношения с профессором. Давай просто найдем твоего отца и совершим акт купли-продажи, – пробормотала я, прикрывая глаза.

- А вот и он, легок на помине... – прошептал Малыш, подхватывая меня под руку и волоча за собой как баржу на буксире.

- Алекса… - шелковая паутина голоса опутывала, околдовывая и порабощая…

Стряхнув наваждение, я немедленно кинулась в наступление:

– Люциус, Вы не забыли о нашем уговоре?

- А Вы? – Малфой насмешливо приподнял бровь.

Стараясь быть предельно вежливой, я процедила:

– Я выполню все свои обязательства, при условии, что и Вы не позабудете о своих…

- Я человек слова! – с пафосом заявил Люциус, окидывая меня взглядом в притворном негодовании.

- Ну да, – кивнула я с издевкой, - мое слово царское. Хочу – дал, хочу – забрал.

- У Вас бесподобное чувство юмора, – губы Малфоя тронула улыбка. – Позвольте Вашу руку.

- Итак, - Малфой последний раз пробежался глазами по свитку. – Прошу Вас ознакомиться и скрепить печатью сей договор, при свидетеле… - он уничтожающе посмотрел в сторону сына. Драко мужественно выдержал отцовский взгляд и направился к столу:

– Приступим?

Люциус протянул правую руку и, положив ее на свиток, произнес слова клятвы, пока Драко шептал заклинание. Боясь быть обманутой, я ловила каждое слово. Никогда не знаешь, что они выкинут в следующую минуту. Малфои, они такие…

- Ваша очередь, Алекс… - промурлыкал Люциус, словно кот, объевшийся сметаны.

Еще раз перечитав соглашение, я положила ладонь на бумагу и, скрестив за спиной пальцы левой руки (чтобы совесть не мучила), произнесла клятву.

Люциус приблизился ко мне и, перехватив за руки, притянул поближе.

– Драко, - он оглянулся на мальчишку, застывшего у стола. – Оставь нас.

- Но отец… - попытался возразить Драко.

- Выйди, я сказал! – повысил голос Малфой, яростно глядя на непокорного сына. Драко, по-прежнему, медлил, боясь оставить меня один на один с голодным хищником, кидая на меня жалобные взгляды. Я слегка кивнула, и мальчик выскользнул из комнаты.

- Алекса… - тонкие пальцы медленно прошлись по моему плечу, скользули по шее и задержались там, поигрывая застежкой, удерживающей длинную накидку, полностью скрывающую мое свадебное одеяние.

- Позвольте? – Малфой потянул застежку. – Я хочу убедиться, что платье Вам идет…

Вцепившись мертвой хваткой в края накидки, я стянула их как можно сильнее. – Не стоит. Вы же знаете это плохая примета, видеть невесту в подвенечном наряде до свадьбы.

- Глупости! Я не верю в приметы. Малфои всегда были выше различных условностей и запретов! – процедил Люциус, срывая мою накидку и отбрасывая ее.

Я гордо вскинула голову, выставив упрямый подбородок, и выпрямилась:

– Что же, тем хуже для вас, сэр.

Отступив на два шага, Люциус придирчиво оглядывал свой трофей. – Шарман… Великолепно… - чувственные губы обнажили белоснежные зубы. – Мы идеальная пара, Вы не находите?

- Безусловно… - томно протянула я, улыбаясь краешком губ.

Люциус снова притянул меня к себе, обхватив ладонями за плечи:

– Вы странное создание, Алекса. Никак не пойму - ангел Вы или демон?

Я прикрыла глаза и прошептала, почти касаясь губами его уха:

– Всего лишь женщина и… ведьма…

- В этом Вам не откажешь. Настоящая женщина… Ева… - выдохнул Люциус. Его рука белой птицей порхнула к моему лицу. Изящный палец скользнул по нижней губе, заставляя меня внутренне сжаться. О…. мой несдержанный язык снова сыграл злую шутку со своей глупой хозяйкой. Зачем мне понадобилась играть в «Райские кущи»? Не желаю быть Евой, не желаю…

Неожиданно Змей обхватил меня за талию и с силой запрокинул мою голову. Затылок упирался в согнутую руку Люциуса, которая так крепко сжимала бедовую головушку бестолковой магглы, что я не могла шелохнуться. Его рот самым нахальным образом атаковал мои губы, пытаясь раздвинуть их. Я попыталась оттолкнуть его, но Малфой крепко держал свою добычу.

- Люциус, можно те...? – раздавшийся за спиной голос, заставил меня похолодеть. Северус…

Малфой с явной неохотой ослабил хватку. Тяжело дыша, я поднесла дрожащую руку к пылающему лицу, мечтая стереть поцелуй. На Северуса я старалась не смотреть.

- Северус… - блондин с издевательской улыбкой неторопливо подошел к профессору. – Ты что-то хотел сказать?

- Гости волнуются, Люциус. Вас уже ищут… - процедил профессор, окидывая ледяным взглядом нашу теплую компанию.

- Не сердись, дружище, твоя сестра окончательно вскружила мне голову, – ухмылка Малфоя демонстрировала все тридцать два зуба. – Не могу дождаться окончания церемонии и наступления ночи…

Северус сжал челюсти, с презрением глядя на меня. Малфой, проследив за его взглядом, едва заметно усмехнулся.

– Прости. Не хотел оскорбить твои братские чувства. Но мы заговорились. Всем нам давно пора занять надлежащие места, – Люциус направился к двери и, обернувшись, весело кивнул мне. – Жду вас у алтаря, Алекса…

Дверь закрылась, и я осталась один на один с профессором…
***

- Северус… - сейчас я, как никогда, жаждала объясниться с ним. Произошедшая несколькими минутами раньше сцена с Люциусом тревожила и смущала меня. Мне необходимо было признаться профессору, что он оказался прав. Эта ноша слишком тяжела для моих плеч. Какой из меня шпион, если я даже с Люциусом Малфоем справиться не могу?

- У меня нет ни малейшего желания разговаривать с вами, – отрезал Северус.

- Послушай, я и Люциус, мы не… у нас ниче… - удалось выговорить мне большим трудом. Империо все еще давало о себе знать.

- Дрянь! – зашипел Северус, погасив теплившийся во мне огонь надежды на примирение.

- Но нам надо по… - предприняла я последнюю, отчаянную попытку, высказать наболевшее.

- Нам надо поторапливаться! – отчеканил Северус, глядя поверх моей головы. – Негоже заставлять ждать столь пылкого возлюбленного! Церемония задерживается из-за вас! - и потащил меня к сгорающему в любовной горячке жениху.

***

Увлекаемая профессором, я медленно двигалась по проходу к седовласому волшебнику. Через минуту он соединит меня и Малфоя нерушимыми узами магического брака. Чувствуя себя Александром Матросовым, я представляла на месте улыбающегося Люциуса огромный пулемет в укрепленном дзоте. Перспектива кинуться на него грудью, радовала не особо... Хотя… Я замерла на полумысли. Воспоминание о поцелуе ураганом ворвалось в мятущееся сознание. Ай-ай, нехорошая девочка, ты же Северуса любишь. Думай о профессоре!!! Слегка тряхнув головой, я поспешно выкинула крамольные мысли из головы.

Похоже, профессор прочитал мои мысли, потому что сдавил мою руку столь сильно, словно жаждал переломать в ней каждую косточку. Я скрипнула зубами. Опять он за свое! Была б его воля, я давно лежала бы в гипсе от кончика носа и по самые пятки. Скривившись от боли, я мысленно попрощалась с рукой, абсолютно не ощущая своей родимой конечности.

Буквально швырнув меня в объятия жениха, Северус отступил на второй план, делая вид, что ему глубоко безразлично происходящее. Я похолодела. А что если ему действительно безразлична моя судьба? Что если своим идиотским поведением, я окончательно отпугнула того единственного, о ком неосознанно мечтала всю свою глупую жизнь? Судьба смеялась мне в лицо наглым истерическим смехом. Любимый сам отдавал меня в руки другого мужчины… только сейчас, потеряв его окончательно, я поняла, что и в самом деле люблю Северуса, сурового, желчного, язвительного, со всеми его недостатками. Я просто люблю его…

***

- …произнесете клятву верности, и скрепите ваш союз кольцами, – бубнил седовласый старец в цветастой мантии, глядя скучающим взором на нашу парочку. Я даже не пыталась прислушиваться к старикану, уткнувшемуся в свой свиток. Мысли путались и разбредались по скудному пастбищу мозга, натыкаясь на один и тот же вопрос - что теперь делать?

Внезапно, я ощутила, что все внимание окружающих нацелено на меня:

– Алекс… все в порядке? – Малфой сжал мою бедную, искалеченную Северусом руку.

- В полном… - выдохнула я, пытаясь освободить страдалицу, но не тут то было… Люциус притянул мою ладонь к губам. – Так ты ответишь?

- А? – я уставилась на Малфоя, совершенно не соображая, что ему надо…

- Ты согласна? – глаза Люциуса сверкнули сталью дамасского клинка.

Теперь уже я вцепилась в его руку, потому что пол под моими ногами стремительно убегал. Оглянувшись на Северуса, я поняла, что поддержки не будет. Внезапно из-за спины профессора выглянула мордашка Драко. Мальчишка, не мигая, смотрел на меня. Уцепившись за серый взгляд, так похожий на отцовский, и в то же время абсолютно иной, я почувствовала облегчение. Я не одна в этом враждебном мире. Пусть я попрощалась с любовью, но у меня остался верный друг, который не задумываясь бросится на помощь. Совладав с нервной дрожью, я подняла глаза на Малфоя, и ответила – ДА! Золотая змея скользнула на мою руку и, три раза обвившись вокруг безымянного пальца, прикусила свой хвост. Вздрогнув, я поднесла руку поближе к лицу, пытаясь рассмотреть это сверкающее чудовище.

- Изумительная работа, не правда ли? - шепнул Люциус, притягивая меня за талию. – Чудесная вещица, – ухмыльнувшись, он прикоснулся губами к моей ручке. – И главное, это колечко нельзя снять, пока один из супругов не перейдет в мир иной...

Мои мурашки вздрогнули и посыпались на пол. Ничего себе заявление… это что - намек? Может быть, не стоит увлекаться за праздничным столом?

***

Господи! Какое счастье, что Северус исчез сразу после свадебной церемонии. Видеть его глаза, в которых отчетливо читалось презрение, было выше моих сил. Опустив плечи, я стояла посреди часовни, ощущая, как в душу, срывая дверь с петель, врывается отчаяние, а на глаза наворачиваются горькие слезы.

- Да что с Вами, моя дорогая? - руки Люциуса обхватили меня, прижимая к их владельцу. – Вы нездоровы, миссис Малфой?

Вздрогнув, я уставилась на него, пытаясь осознать эту кошмарную истину – миссис Малфой, жена, заложница, жертва… Мой сопливый монолог был тут же прерван вторым я.

- Ну, заплачь еще давай. Пусть враги празднуют победу, а твой ненаглядный Сев воркует с рыжей потаскушкой. Конечно, какие же из нас шпионы, если ты даже в руки себя взять не можешь. В отличие от меня. – гордо заметило второе я

- Ну уж нет, – я решительно отстранилась от Люциуса.

- Так с Вами все в порядке? – уточнил муженек, с удивлением глядя на преображение супруги. Еще бы, из мокрой курицы я на глазах превращалась в разъяренную кошку…

- Все хорошо, – кивнула я, недобро посверкивая зелеными глазищами. – Может выйдем к гостям, неудобно, заставлять их ждать…

- Вы правы, моя дорогая… - протянул Малфой, распахивая передо мной дверь.

Твердо пообещав себе ничего не есть, даже если желудок будет стоять с ножом у горла, я выскользнула в залу



Глава 21. Сон в брачную ночь, или для чего нужно Империо.

В последующие два часа я играла в казаки разбойники с собственным супругом. Как только он направлялся в мою сторону, я немедленно перемещалась в другой конец зала. Наконец, выбившись из сил, я почувствовала, что умираю от жажды, как цветок под лучами полуденного солнца. Скользнув к столу, я окинула его жадным взглядом в поисках простой воды.

- Вы что-то ищете, милочка? – раздался над моим ухом слащавый голос свекрови, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.

- Воду, – выдохнула я, пытаясь вернуть сердцу обычный ритм.

- Так почему же вы не воспользовались своей волшебной палочкой? – прищурилась грымза, следя за мной подозрительным взглядом.

Захлопав глазами, я расстроено пробормотала:

– Ох, я такая рассеянная. Опять позабыла свою палочку. Наверное, она осталась дома…

- Ваш дом теперь здесь, дорогая моя, – улыбнулась милой улыбкой людоеда Глициния и протянула мне стакан…

- Э… спасибо… - вертела я в руках вожделенный стакан. В голове вертелись мрачные мысли… вот интересно, я сразу откину копытца, или предварительно немного подергаюсь в конвульсиях, пуская пену на бесценные ковры малфоевского особняка… В любом случае после глотка этой отравы, я отправлюсь охотиться на бизонов, в бескрайние прерии загробного мира.

С грустью глядя на кристально чистую воду, я попыталась отказаться от предложенного:

– Что-то мне расхотелось…

- Нет, дорогая моя! – повысила голос свекровища, сверля меня насмешливым взглядом. – Уважьте меня. Сделайте хоть глоток!

Я вздохнула. Мой ангел-хранитель не торопился прилетать мне на выручку. Не иначе как дрых без крыл на правом плече, не подозревая, что его подопечная в такой с позволения сказать з.. замечательной компании. С левого плеча строил рожи личный бес и, спевшись с вторым я, предлагал плеснуть пойлом в физиономию Глицинии…

Состроив рожу демону, я с надеждой глянула направо. Нет, глухо, как в танке. Хотя чем бы он мне помог?. Сейчас мне определенно требовался ангел-телохранитель.

И он не замедлил появиться…

Золотоволосый спаситель на всех парах спешил мне на помощь. Нетвердой походкой очень пьяного волшебника, ко мне приближался Драко.

- Пзвольте м-мне пцеловать мою нвую мамочку… - заплетающимся языком произнес мальчишка, пытаясь обнять меня, но неудачно… для Глицинии. Стакан, выбитый натренированным в квиддичных боях телом Малфоя, упал к моим ногам.

Парнишка, продолжая покачиваться, обхватил меня за талию и, положив голову на мое плечо, шепнул:

– Быстро скажи бабуле, что отведешь меня наверх.

Ласково взъерошив волосы пасынка, я прижалась подбородком к его макушке. Спасибо тебе, мой славный мальчик.

- Глициния, прошу меня простить, но я должна позаботиться о ребенке, – тоном не терпящим возражений, отрезала я и, отодвинув шипящую мадам, двинулась к лестнице, заботливо поддерживая Драко.

***

Как только мы оказались в коридоре, ведущем в личные комнаты, Драко распрямился и шумно выдохнул:

– Уф… Я уж думал, что бабуля вольет в тебя свое пойло силком.

- Тебе бы на театральные подмостки, – добродушно усмехнулась я, с нежностью глядя на мальчика. – Театр одного актера. Я почти поверила, что ты пьян как сапожник.

Драко ухмыльнулся:

– У меня много талантов.

- Охотно верю, – нервно хихикнула я. – Скажи, что было в стакане?

- Да кто ж его знает, – пожал плечами Малфой, смешно морща нос. - У бабки коллекция ядов, сам Борджиа обзавидовался бы…

- Алекса!!! – судя по голосу, Люциус был в бешенстве.

- Марш в свою комнату! – шикнула я на побледневшего Драко, и кинулась на амбразуру.

***

- Почему Вы ушли? – глаза сюпруга метали громы и молнии не хуже чем у Зевса.

- Нашему сыну стало плохо, и я сочла своим долгом помочь ему добраться до кровати.

- Нашему?.. – Люциус ошарашенно смотрел на меня, явно не находя слов. Я мысленно ухмыльнулась.

- Драко для меня как родной сын, я волнуюсь за мальчика, – проворковала я, преданно глядя на Малфоя. – И Вам не мешало бы заглянуть к нему.

Нахмуренный лоб мужа, выдавал трудоемкий мыслительный процесс. Вот и хорошо. Чем больше ты будешь удивляться и задумываться, тем меньше времени будет у нас для романтики. Хотя я сомневаюсь, что Люциусу требуется романтика. Скорее.. ой... лучше не думать на эту тему, а то ночью спать плохо буду...

- Алекса… - Малфой плавным движением прижал меня к стене. – Сейчас я хочу только одного…

Началось… заметались в голове мысли, в панике собирая пожитки и, перескакивая по головам товарок, унеслись прочь, как крысы с тонущего корабля.

Сглотнув, я попыталась ненавязчиво освободиться, но Люциус еще крепче прижал мою тушку, словно собираясь разделать ее на обед.

- Мне не терпится оказаться в кровати, – мурлыкнул блондин, поедая меня взглядом, в то время как его пальцы нагло прогуливались по моей груди.

Радостно закивав, я пробормотала:

– Я тоже безумно утомилась за сегодняшний день и мечтаю заснуть сном праведника.

- Кто говорил о сне, моя маленькая Алекса… - усмехнулся Люциус и, наклонившись к моему плечу, ухватился зубами за рукав платья, потянув его вниз.

- Может, отложим? – слабо пискнула я, пытаясь свободной рукой нашарить хоть что-нибудь мало-мальски тяжелое, но напрасно.

- Вы путаете дорогая, это птицы откладывают яйца, а удовольствие не терпит промедления… – хохотнул Малфой и, подхватив меня на руки, решительным шагом двинулся в спальню.

Безвольно повиснув на его руках, как шкурка убиенного тушканчика, я лихорадочно обдумывала сложившееся положение и шансы на избежание грядущего «удовольствия».

Пока я тратила драгоценное время на размышления, Люциус торжественно внес мое высочество в комнату и, опустив свою добычу на кровать, навис надо мной, крепко прижимая к брачному ложу умелыми руками.

Спустя миг на меня обрушился поцелуй. Его губы, невыразимо соблазнительные, заскользили по моим, атакуя и пытаясь сломать сопротивление.

Пришлось больно прикусить губу, чтобы справиться с желанием… Шандарахнуть его за попытку искушения. Упершись ладонями в его грудь, я извивалась как гусеница, пытаясь вырваться из стальных объятий и избежать поцелуев.

Его затуманенные страстью глаза мгновенно наполнились злостью:

– Не смейте!

Устремив невинно недоуменный взгляд на взбешенного супруга, я мурлыкнула:

- Я должна оставить Вас, всего на минутку.

- Это еще зачем? - подозрительно прищурился Малфой,

- Фи, сэр! - пожала я плечами. – Мне просто необходимо заглянуть в ванную. Как истинный джентльмен, вы не должны были задавать вопросов…

- Могу я присоединиться? – ухмыльнулся Люциус, мгновенно приходя в игривое расположение духа, и, приподнявшись, дал мне долгожданную свободу.

- Нет!!! – я тенью скользнула к спасительной двери.

- Но… - вновь нахмурился супруг, глядя на мое слишком уж поспешное бегство в сторону ванной.

- А Вы пока зажгите свечи, и непременно плесните колдовства в хрустальный мрак бокала, дорогой... – выдохнула я, как можно эротичнее. – Мы, француженки, обожаем соответствующий романтический антураж, знаете ли.

Влетев в ванную, я резво захлопнула дверь и, облегченно вздохнув, без сил опустилась на пол. Второе я ехидно заметило:

– Ну что, салатику на свадебке на халявку поклевали, пора и честь знать? Сбегаемс?

Я фыркнула:

– Много ты понимаешь. Мы не сбегаем, мы просто решили двигаться в другом направлении и всего-то.

- Алекса, у Вас все в порядке? – Малфой выбивал пальцами дробь легкого нетерпения по запертой двери. – Бокалы наполнены, свечи зажжены, а я заждался….

- Потрясающе. Лучше не бывает. Я просто млею и таю от нарисованной вами картины, – радостно уверила я муженька, лихорадочно роясь в шкафчиках и ящичках, в поисках подходящего для защиты предмета. Ничего! Абсолютно ничего хоть сколько-нибудь подходящего для ситуации.

- Что у Вас происходит? – напряжение в голосе Люцика росло, а я так и не придумала ничего путного.

- Все хорошо, любовь моя! – выдохнула я в замочную скважину, соображая на сколько хватит малфоевского терпения. За дверью установилось ошарашенное молчание. Второе я обалдело заметило.

- Слушай, с любовью это уже перебор. Этак и я поверю, что ты в него втрескалась по самые помидоры. Я усмехнулась:

– В нас погибла драматическая актриса, не иначе.

- Может, Вы все же откроете и я присоединюсь к Вам? – обстановка накалялась от выплескиваемых страстей. Задумавшись, я не заметила как произнесла вслух так долго сдерживаемые слова. – А шел бы ты… - оборвав себя на полуфразе, я закусила кулак, но было уже поздно…

- АЛЕКСА!!! Немедленно откройте дверь! – голос супруга звенел от еле сдерживаемой ярости.

- Хрен вам! – храбро пискнула я из-за закрытой двери и, немного подумав, мстительно добавила. - Без масла!

Послышавшееся шипение наполнило мое сердце чудесной музыкой. Обиделся! А мне не обидно? Вместо того чтобы замириться с Северусом и наслаждаться рождественскими каникулами в его объятиях, я прозябала в Малфоевской ванной, подпирая собою последнюю преграду между мной и озверевшим колдуном.

- АЛЕКСА!!! Что за детские выходки? – бушевал Малфой. - Я сейчас вышибу эту чертову дверь и возьму вас прямо…

- Э, увольте меня от подробностей, я не поклонник извращений. Любезнейший, я понимаю, что ваш девиз «Вени види вици», но со мной это не прокатит. Я люблю долгие осады, уговоры.

- Алекс!!! – я почувствовала себя ершом, на свою беду проплывшим ненароком невдалеке от браконьера с динамитом. – Прекратите!

- Вы ничего не понимаете должна же я Вас чуточку помучить? – мои губы сами собой расползлись в ухмылке, хотя уши еще побаливали.

Ответом мне было леденящее кровь рычание:

– Мое терпение не безгранично…

Предусмотрительно передвинувшись подальше от двери, я тихонечко затянула:



Hапрасные слова. Уж вы не обессудьте.

Hапрасные слова. Я скоро догорю.

Hапрасные слова, напрасная любовь...



Исчезнувшая дверь, прямо-таки рассыпавшаяся в пыль, представила моим глазам карающего ангела с мечом, с той только разницей, что ангел был падший, а вместо меча размахивал волшебной палочкой.

- Ты слишком долго испытывала мое терпение, – прорычал Малфой надвигаясь на меня как неумолимый рок. – Но тем лучше. Не надо больше играть в романтические бредни. Возможно, нам придется распрощаться немного раньше задуманного. Но я не в силах отказать себе в праве первой ночи… - протянул Люциус с мерзкой ухмылкой направляясь ко мне.

- Право на первую ночь иногда отменяет право на следующее утро, – вздохнула я, с жалостью глядя в наливающиеся кровью глаза мужа.

- Да как ты смеешь! – Малфой вытянул руку с зажатой в ней палочкой. - Им…

Если враг вооружен до зубов, целься ему выше десен, утверждает военная наука. Люциус не успел даже добраться до середины заклинания, как я, наученная горьким опытом общения с директорской палочкой, выдала свой коронный номер.

- Дзинь!.. – хрустальные бокалы, забытые мужем на столике, печально пропели прощальную песню, разлетевшись стеклянными брызгами.

- …перио… - физиономию супруга перекосила судорога, волшебная палочка выпала из ослабевших рук и, упав к моим ногам, выдала залп.

В его сторону…

Опа!!! Сраженный заклинанием, а может еще чем, Люциус осел на пол как куль с мукой. Теперь только осталось выяснить обморок это или, действительно, Империо?

Потирая ручонки, я скользнула на пол, предусмотрительно засовывая палочку… А вам какая разница, куда я ее засунула?

- Люциус… - прошептала я, тыкая в волшебника пальцем. – Ты живой?

-Ты его убила? – мои натянутые нервы едва не лопнули от раздавшегося шепота.

- А-а-а-а!!! – издав жуткий вопль и отпрыгнув в сторону не меньше чем на метр, я выдохнула с облегчением, заметив в дверном проеме знакомый силуэт. – Милый, разве можно так пугать мачеху?

- Тебя напугаешь, однако, – добродушно пробурчал Драко, наклонясь над отцом. – Чем ты его?

- Не я его, а он меня… Империо, но, факир был пьян и fucking не удался…

- Ладно, – кивнул Драко. – Давай-ка его перенесем.

- Я, его тащить? Ни за что!!!

- О.. – малыш закатил глаз и пробубнил. – Ты уже не один день живешь в Хогвартсе, могла бы и книжки по волшебству почитать.

- А, так ты его умобилить собрался? – радостно заухала я. - Тады я в первый ряд побегу, чтобы ничего не упустить.

- С тобой не соскучишься, – вздохнул Драко, доставая волшебную палочку.

- А со мной и не надо скучать. Я воплощенное веселье и смех, – хихикнула я, выскочив в комнату и устраиваясь поудобнее в кресле.

Проплывающее тело Люциуса заставило меня поаплодировать малышу:

– Фантастика! А на бис повторить можно?

Драко устроил отца на кровати, и я скользнула рядом, сосредоточенно вглядываясь в его лицо. – Вот ведь посмотришь, Аполлон, ни больше, ни меньше. Да и вообще, зайка, птичка, рыбка, но только пока спит зубами к стенке…

Драко тихо хрюкнув, сполз на пол:

- Так его еще никто не называл.

Я усмехнулась:

– У него еще все впереди, если очнется, конечно. Ладно, пошутили, и хватит. Что мне делать? Если Империо сработало, будет он меня слушаться?

- Как пай-мальчик, – фыркнул Малыш.

- А если это обморок? – прищурилась я.

- Тогда фигово, – согласился Драко, подергивая себя за нижнюю губу. – Тогда я сам Империо воспользуюсь…

- Так тебе же нельзя. Ну, оно же непростительное… - нахмурилась я, пытаясь вспомнить все, что рассказывала мне Гермиона.

- Ага, ему можно, а мне нельзя? – вспыхнул Дракончик. – И потом, если очень хочется, но нельзя, тогда можно.

- Что-то ты слишком на меня становишься похож, – покачала я головой, пытаясь сдержать улыбку.

- Я не тебя копирую, – в его глазах заплясали смешинки. – Это запасной девиз Малфоев.

Закатив глаза, я со стоном растянулась на кровати:

– Сколько же их всего?

- Зависит от ситуации, – хихикнул Драко. – Ну хватит. Шутки в сторону, пора разобраться с нашей маленькой проблемкой.

- И ты называешь это маленькой проблемкой? - я оглядела длинное, мускулистое тело Малфоя. – У нас тут целая проблемища…

- Ммм… - застонал Люциус, и его веки задрожали.

- Кыш! – зашипела я на Драко, послушно скользнувшего за полог кровати.

Люциус открыл глаза и окинул просторы комнаты непонимающим взглядом. Как только его глаза остановились на моей персоне, они мгновенно заполыхали яростью.

– Ты… - я и опомниться не успела как его холеные руки мгновенно оказались на моей шее. И поверьте, ласкать меня никто не собирался.

- Д прекрти ж ты, диот…. – хрипела я, пытаясь оторвать его пальцы от горла. – Я лблю страст-ные бъяти-я, но не нстолько ж…

- Ах ты, маленькая… - зарычал Малфой, еще сильнее сдавливая мою нежную шею. Мое горло грозилось пропеть лебединую песню, точнее шипение, но Драко, обалдевший от столь неожиданной сцены, кинулся мне на помощь.

- Империо! – выкрикнул парнишка, направляя свою палочку на отца. Я представила себя черепахой и, зажмурившись, резво втянула голову в плечи, а то ненароком заденет.

Хватка ослабла и мгновение спустя исчезла совсем. Приоткрыв один глаз, я нервно сглотнула – Люциус смотрел на меня счастливыми глазами влюбленного идиота…

- Мышка моя, солнышко… - выдохнул Малфой, прикладываясь к моей шее и осторожно целуя синяки, оставленные его пальцами.

Видимо лицо у меня в тот момент было не просто обалдевшее, а ОШАРАШЕННОЕ, потому что Драко тихо взвыл и уселся на пол, заходясь от беззвучного смеха.

С трудом вызволив из под Люциуса одну из своих хватательных конечностей, ну в смысле руку, я показала мальчишке кулак:

– Я убью тебя, палочник. Ты что наделал?

- Да ничего особенного, – фыркнул Драко. – Видишь, как он теперь тебя любит.

Стараясь не обращать внимание на Люциуса, самозабвенно лобзающего мою белую шейку, я повернула голову к Драко:

– Если он немедленно не прекратит, я тебя убью.

- Чем интересно? – невинно поинтересовался светловолосый садист, поигрывая палочкой.

- Не буди во мне зверя, – рыкнула я, пытаясь стряхнуть Люциуса, но добившись лишь тог, что он немедленно перешел от шеи к груди. - А то проснется мышь и убежит!

- И куда ж ты денешься, мышка моя… - мурлыкнул Драко, вытягиваясь на ковре, с интересом наблюдая за развитием событий.

- Да, действительно, куда я нафиг денусь, с подводной-то лодки, – со вздохом пробормотала я, устраиваясь поудобнее. – Малыш, если твой папка не прекратит это безобразие, я его уделаю, как Бог черепаху.

Хихикнув, Драко пробормотал. – Ну ладно, мне спать пора. Командуй тут сама.

- КАК? – рыкнула я, поочередно косясь то на младшего, то на старшего Малфоя.

- Я доходчиво объяснил папочке, что твои слова для него закон, – улыбнулся Драко и выскользнул из спальни.

- Люциус, солнышко, остановись, а? Меня уже выжимать пора и сушить срочно, – процедила я, пытаясь высвободиться из цепких объятий, неутомимого возлюбленного.

- ? – печальный взгляд был мне ответом.

Прикрыв глаза, чтобы не растаять от небесной красоты, столь щедро представленной моему взору, и вспоминая в уме таблицу умножения, дабы не поддаться жалости и не кинуться в объятия красавца, я процедила.

- Хочу спать. Спать, понимаешь?!! И тебе советую. То есть, приказываю. На бочок раз два! И сопим как послушные детишки в детском садике.

Люциус изящно скользнул на соседнюю подушку и послушно закрыл глаза.

- Вот и ладушки! – облегченно вздохнув, я отползла подальше и завернулась в мягкое одеяло. – Спокойной ночи, любимый, – пробормотала я, непонятно к кому обращаясь.



Глава 22.

Теплые губы ласково скользили по моему плечу, дразня и будоража полусонное воображение. Еще толком не проснувшись, я с улыбкой потянулась навстречу их обладателю. Оказавшись в уютных объятиях нежных рук, я мурлыкнула. – Иди ко мне. Я соскучилась. Его рот тут же оказался в опасной близости от моего, не дав возможности договорить. Его умелые губы творили волшебную сказку, а руки выводили мелодию моего тела.

Мягкий шелк волос скользнул по моей щеке таким знакомым, но безмерно волнующим ощущением. Счастливо улыбнувшись, я открыла глаза. Волосы… Они были… Светлые…

- Какого черта? – резко оттолкнув Люциуса, недоуменно взирающего на мои кульбиты, я перекатилась к краю кровати.

- Но, ты сама… - Люциус потянулся ко мне. – Ты же звала меня…

- Я?!! – соскочив с кровати, я ошалело уставилась на Люциуса. – Когда?!!

- Да что с тобой? – Малфой присел на кровати и с тревогой уставился на меня. – Иди сюда, милая.

Руки сами собой потянулись ко лбу – может, у меня жар, или я брежу? Видеть искренне озабоченную моим состоянием очаровательную физиономию супруга было, по крайней мере, странно.

Ничего себе Империо проявляется. Я посмотрела на Малфоя, и щеки мгновенно стали пунцовыми от нахлынувших воспоминаний. Это ж надо, перепутать любимого с блондином. До чего бы я могла дойти… Шлепнув себя по щеке, я рванула в ванную, оставляя все жалобы и стенания супруга без внимания.

***

Присев на краешек ванной, я впала в глубокую задумчивость. Ну, по крайней мере, теперь я в безопасности от... Нервно хихикнув, я наполнила ванну горячей водой и нырнула в ароматную пену, пытаясь отрешиться от умных мыслей. Я-то в безопасности, а вот мои моральные устои… Если Люциус не прекратит смотреть на меня с любовью и обожанием, я ж могу растаять, и тогда… Рыкнув, я напомнила себе, что вся его нежность, результат Империо да и только.

Горячая вода принесла облегчение, и я слегка повеселела. А что? Семейная жизнь, по-видимому, грозится быть легкой и необременительной, а значит… Я открыла глаза и ухмыльнулась. Значит, пора подкрепиться!

***

Пообещав себе быть паинькой, я выскользнула из ванной, чтобы немедленно быть подхваченной страждущим супругом. – Ты слишком долго отсутствовала. – выдохнул он в мой затылок, привлекая меня к себе. – Я уже успел соскучиться.

- Офпуфс… - промямлила я, накрепко прижатая к его груди.

- Что? – Люциус приподнял мою голову за подбородок. – Ты что-то сказала, дорогая?

- Я говорю, – фыркнула я, отплевываясь от шерстяных ворсинок из его одеяния, забившихся мне в рот после страстного объятия. – ОТПУСТИ!!!

- ? – снова эти грустные глаза уставились на меня с немым укором. Все! Еще один такой взгляд в мою сторону, и я буду вынуждена надеть солнцезащитные очки.

Собрав всю свою волю в кулак, я сдавила ее до придушенного хрипа, и подхватила Люциуса под руку. – Милый, а не пора ли нам чего-нибудь перекусить?

- Все, что пожелаешь. – его рука коварной змеей скользнула на мою талию, стараясь незаметно переползти ниже.

- Очень хорошо. – мурлыкнула я, намертво прижимая локтем коварную злодейку в районе талии, начисто отсекая возможность маневра. – А после завтрака мы немного поболтаем.

- В спальне? – уточнил Люциус.

- Ты неисправим. – покачала я головой, и мы направились в столовую.

***

- Дорогой, спускайся один. – пропела я, старательно избегая смотреть на мужа. – Я буду через пять минут.

Развернувшись, я подхватила ненавистную длиннющую юбку и помчалась к Малышу, не слушая.

Влетев в спальню Драко, я прислонилась к двери. Пытаясь перевести дыхание.

- Отлично выглядишь! – ухмыльнулся поросенок, даже не удосуживаясь натянуть одеяло повыше. – Бурная ночка?

- Оденься, свинюшка! – бросила я в него рубашкой. – Простудишься!

- Я закаленный! – фыркнул Малфой и сполз с кровати. – Ну, как дела?

- Пока не родила… - пробормотала на автомате. – Поторапливайся давай.

- Куда это? – уставился на меня Драко. – Мне и в своей комнате неплохо…

- Да? А мне что прикажешь, одной что-ли за столом куковать с бабуськой твоей. Ждать пока она мне в чай плюнет?

- Зачем? – удивленно вытаращился Малыш.

- Ой, ну какой же ты бестолковый! Чтоб отравить! Змеиный яд, он такой… Опасный! - назидательно буркнула я.

- Да? – Брови Малыша поползли вверх. – Тогда плюнь первой, и все проблемы решены.

- Зая, тебе язык десны не режет? – вздохнула я.

- С какой это радости? – пожал плечами Драко.

- Острый больно! - подхватив его под руку, я потащила мальчишку к дверям. – Меня так и подмывает заняться твоим воспитанием.

- Тетенька, только не бейте! – взвыл малолетний нахал и, ловко увернувшись от брошенной в него подушки, хихикая выскочил в коридор.

- Дети, цветы жизни… - закатила я глаза. – На могиле их родителей…
***

- Одуванчик! – я поймала мальчишку за руку. – Постарайся внушить своему папе, что присутствие твоей бабушки нежелательно. Может, отправим ее в свадебное путешествие вместо нас?

Драко прыснул. – Ну у тебя и фантазия. Впрочем, бабуля у нас загостилась…

- Так у меня есть надежда? – заканючила я, едва не лопаясь от любопытства. Ведь любому понятно, что малыш уже все распланировал. – Моя помощь потребуется?

- Предоставь все мне. Тебе только надо подыграть в нужный момент. - его глаза хитро блеснули в полутьме коридора.

Договорившись с Драко о линии поведения за «дружным» семейным столом, мы рука об руку спустились в столовую. Люциус немедленно встал из-за стола и направился ко мне. – Ты так долго отсутствовала…

- Милый, мы женаты только сутки, а у меня уже руки чешутся по сковородке… - многообещающе буркнула я, подставляя щеку для поцелуя.

Драко, издав жуткое хрюканье, повернулся ко мне. – То есть вы, маменька мечтаете нас кормить собственноручно?

- Драко! – отец с укоризной поглядел на сына. – Не смей грубить Алекс!

- Даже и не думал. – ухмыльнулся Малыш. – Поверь мне, отец, я знаю что говорю. Алекс превосходно готовит.

Я отстранилась от супруга и улыбнулась. - И сейчас Алекс отправится на кухню и приготовит что-нибудь особенное, а главное, съедобное. Эльфы в этом доме совершенно не умеют готовить.

Люциус кашлянул, а Драко залился звонким смехом. – Видишь-ли, в последнее время у нас всем заправляет бабуля.

- Тем хуже для нее. – фыркнула я, и отправилась завоевывать кухонные просторы.

***

Отсутствие Глицинии позволило мне спокойно приготовить завтрак, чтобы угостить своих мужчин вкусной едой, а не вегетарианской салатно-капустной отравой.

- Ну вот и все! – радостно выдохнула я, скидывая фартук и переставляя тарелки с аппетитным безобразием на поднос.

- А…Алекса? – в дверях кухни возникла свекровища, посверкивая глазами рассерженной кошки. Что вы здесь делаете?

- Обживаю свой новый дом! – пожала я плечами, зорко поглядывая за ведьмой, кабы не подсыпала чего в еду. Меня передернуло от воспоминания о коллекции ядов.

- Но дорогая… - Глициния медленно, как заправский удав, приближалась ко мне… и к подносу. – Знатной даме не пристало пачкать руки на кухне. Для этого есть домашние эльфы.

- Ах, я, знаете ли, вся такая неожиданная, порывистая такая. – округлив глаза, я взглядом простушки взирала на старушку. – Захотелось побаловать любимого собственным творением. Вы не против?

- Ну что вы, - поджала губы свекровь. – Может, вам помочь?

- Нет! – подпрыгнула я, и, ловко обогнув Глицинию, помчалась в столовую.

***

Глициния тяжелым взглядом сверлила мое драгоценное я. Мысленно ухмыльнувшись, я невинно посмотрела на мадам. Что, съела? Наверное, не ожидала найти меня живой и здоровой, да еще нагло уплетающей из одной тарелки с любимым супругом французский омлет собственного приготовления. Тут я вздохнула. Чрезмерная любовь Малфоя не мешала, она просто доставала. Я с тоской вспоминала язвительные реплики и насмешливые взгляды Северуса. Ему бы и в голову не пришло кормить меня с ложечки. Вот если бы я вдруг заболела, тогда…

- Еще чашечку чая, дорогая? – свирепо улыбнулась мадам, потянувшись к волшебной палочке.

Поперхнувшись, я замахала руками. – Благодарю покорнейше. У меня еще полная чашка.

- Ну, как знаете. – поджала губы мегера.

***

Заелозив на стуле от снедающего меня нетерпения, я пнула под столом ногу Малыша.

Улыбнувшись, парнишка обернулся к Люциусу. – Отец, не пора ли объявить о том сюрпризе… Я просто сгораю от любопытства.

Люциус вздохнул и, притянув меня за плечи, посмотрел на мать. – Матушка, я тут подумал на досуге. – он чмокнул меня в затылок. – То есть мы подумали…

Я насторожилась. О чем, и, главное, когда это мы думали?

Супруг, тем временем продолжил. - Может, тебе пора отдохнуть?

Глициния, не донеся до рта чашки, застыла. – Что?

- Ну, поскольку мы не поехали в свадебное путешествие, может быть, поедешь ты?

Хорошо, что Люциус меня держал, а то бы точно рухнула. Физиономия ведьмы потрясала сменой чувств: гнев, удивление, ярость… Я закрыла глаза, стараясь не рассмеяться. Воображение тут же услужливо подсунуло картинку. – Глициния, верхом на «Нимбусе», отправляется в одиночное кругосветное путешествие, а я, пуская скупую слезу, машу ей вслед платочком.

- Ну знаешь!.. - Глициния швырнула салфетку на стол и с гордым видом прошествовала из столовой.

- Отец, может, ты ее догонишь? – кивнул Драко на удаляющуюся бабулю.

- Да да, конечно. Нам необходимо поговорить. – нахмурившись, Люциус последовал за матерью.

- Ну, - хитро прищурившись, Дракончик уставился на меня. – Считай что дело сделано, и бабуся уже пакует чемоданы.

- А она его не расколдует? – опасливо покосилась я на закрывшуюся за Люциусом дверь.

- Барышня, книжки надо чаще читать! – вздохнул Малфой. – Ну подумай головой. Империо! – разве его отнесли бы в особый отдел, если каждый дурак смог бы его отменить?

- Ну знаешь! – надулась я. - Если бы Бог хотел, чтобы мы думали только головой, он бы сделал нас колобками.

- Кем? – уставился на меня Драко.

- О нет, второго объяснения, кто такой колобок, я не вынесу. – схватилась я за голову. – Пошли на кухню, покажу на деле.

***

Через час кухня напоминала снежную поляну. Запорошенный мукой пол, сверкающий островками растаявшего масла, представлял серьезную угрозу для жизни, но это уже никого не волновало.

Расшалившийся Драко с таким восторгом принял сказку о колобке, что немедленно принялся лепить его подобие. Вывалявшись в муке, масле, и разбив пару склянок, парнишка с гордостью явил мне свое творение. Мои комментарии о кособокости и странной, не свойственной колобку эллипсоидности форм были приняты в штыки. В отместку Нахаленок оживил свое творение и этот, комковатого вида, гад принялся кружить вокруг, так и норовя чмокнуть меня в нос. Выудив из памяти частушку:
Ох, ох, не дай Бог!

С поварами знаться!

Щеки в масле, нос в муке,

Лезут целоваться!
Я нейтрализовала главного противника, тут же повалившегося на пол в приступе безудержного хохота, и тут же приступила к летающему монстру, ловким ударом сковородки отправив колобка в нокаут.

Дав указания эльфам насчет обеда, я оставила парнишку предаваться невинным шалостям. Пусть его поиграет. Сразу видно, что у мальчика в детстве с играми туго было. Ну вот, теперь можно и передохнуть. Я выскользнула в коридор и тут же оказалась в объятиях супруга. Нет, с этим типом определенно надо что-то делать. Вздохнув, я принялась отдирать влюбленную пиявку от шеи.
- Люциус! Ну Люциус! Нам надо серьезно поговорить! – пыхтела я, продолжая неравную борьбу.

Наконец, он соизволил оторваться от моей драгоценной персоны и вперился нежным и ласковым взглядом в мои ясные очи. – Что случилось?

- Прекрати вести себя как подросток в период полового созревания! Ты же взрослый мужчина. Я устала и хочу побыть немного в гордом одиночестве! - выпалила я и зажмурилась. Выражение серых глаз напомнило мне бассета - та же вселенская скорбь и покорность жестокой судьбе.

- Все! Все ничего больше не хочу слышать! – замахав руками, я выскользнула из его объятий. – Мне надо отдохнуть! - подхватив юбки, я помчалась в свою комнату.

Влетев в свою старую спальню, я захлопнула дверь, и присела на кровать. Что-то я стала порядком уставать от волшебного мира. Невыносимо хотелось вырваться в сырой и промозглый Лондон, а еще лучше в заснеженную Москву... Голова просто раскалывалась, да и спать хотелось неимоверно, а потому я не стала отказывать себе в столь невинном желании. Растянувшись на кровати, я завернулась в теплое одеяло и, покрепче прижав к себе подушку, провалилась в спасительный сон.

- Проснись! Да проснись же ты, сплюшка!!! – кто-то отчаянно тряс меня за плечо, самым наглым образом пытаясь вырвать меня из объятий дружественного мне Морфея.

- М-м? – промычала я что-то невразумительное, пытаясь сконцентрироваться на мутной фигуре, маячившей передо мной.

- Проснись и пой! К нам едет…

- Неужели ревизор? – я скептически почесала переносицу, хмуро разглядывая Драко. – Верится с трудом.

- Волдеморт к нам едет. – выпалил Малфой, пытаясь перевести дыхание.

- Ась? – сон как ветром сдуло. Ничего себе, заявочки на ночь. – У нас тут что, вечеринка Общества анонимных алкоголиков планируется? – зло фыркнула я. – А хозяйку кто-нибудь догадался спросить?

- Ты бы не язвила, он ведь специально из-за тебя нагрянуть решил. - мрачно заметил Драко. – Как выкручиваться-то будем? Темный лорд, это тебе не бабуля…

Моя челюсть с лязгом опустилась на пол. – А чем это я так его заинтересовала?

- Ну как же! – пожал плечами Малфой. – Наверняка он намерен заполучить тебя в качестве нового члена.

- Это точно не ко мне! – отрезала я, возмущенно глядя на хихикающего Малфоя. – Что разошелся? Я имела в виду, что я не из числа алкоголиков, а ты что подумал?

- Ничего-ничего… - Ухмылка Дракончика кого угодно могла довести до белого каления.

- Хватит хи-хи разводить, – буркнула я. – Что делать-то будем?


- Понятия не имею. - устало пробормотал Малфой, присаживаясь рядом. – Лучше бы тебе с ним вообще не видеться. – парень передернул плечами. – Не самое приятное зрелище.

- Он что, действительно, такой страшный? – поинтересовалась я из любопытства. Все же не каждый день на тебя приезжает полюбоваться злой гений волшебного мира.

- Да причем тут внешность? – раздраженно буркнул мальчишка. – Дело ведь в том, что он может раскусить тебя, а тогда…

- Что тогда? – прищурилась я.

- Тогда уже будет не до смеха… - протянул Малфой задумчиво потирая подбородок. – Вот что, надо чтобы ты показалась ему пустышкой, из которой очень удобно выкачивать капиталы и к тому же страшненькой…

- Ну вот еще! – полезла я в бутылку. – А как же ценные сведения, шпионская работа и вообще? И потом, ну замаскируюсь я, а умище куда девать?

- Драко тихо сполз на пол. – Самомнение у тебя…

- - Так ведь сам себя не похвалишь так и умрешь в безвестности и бедности. – фыркнула я, помогая Малышу подняться. – Ладно, каков план?



Глава 23.

Домашние эльфы постарались на славу. Затянутая в корсет, зачехленная в длинное платье и засунутая в туфли на высоком каблуке, а потому безумно злая, я стояла на ступеньках лестницы в холле, и как настоящая хозяйка встречала гостей.

- Прямо-таки начинаю ощущать себя Маргаритой… - процедила я, ласково улыбаясь очередной роже, переступающей порог дома и стремящейся облобызать мое сиятельство. – Может, мне еще и коленку целовать будут?

- Что ты сказала, дорогая? – Люциус воспользовался удобным моментом и притянул меня поближе.

- Ничего-ничего, милый, нам еще долго тут прохлаждаться?

- Устала? – заботливо поинтересовался супруг, нежно целуя меня в висок.

- Нет что ты! Так весело мне не было никогда, – проворковала я, уныло разглядывая сливки волшебного общества, на мой взгляд безнадежно прокисшие.

Вдруг рука Малфоя резко сжала мой бок и без того измученный корсетом. Я недовольно поморщилась.

– Что случилось?

- Хозяин! – выдохнул мне в ушко Люциус, устремившись к новоприбывшему субъекту, закутанному в плащ с капюшоном, увлекая мое несчастное тело за собой.

- Мой лорд, вы все же прибыли. Я счастлив выразить ва..

- Не спеши, Люциус, – низкий бархатный голос оборвал Малфоя на полуслове. – У тебя еще будет время для выражения своего почтения и восхищения, а пока представь меня своей очаровательной супруге. Ведь ради этого, собственно, я и прибыл…

Малфой торжественно провозгласил.

- Алекса, позволь представить тебе нашего уважаемого гостя, почтившего нас своим присутствием, лорда Волдеморта.

- Для вас я Том, миссис Малфой, - проговорил он, явно улыбаясь

Руки, затянутые в тонкие кожаные перчатки, потянулись к капюшону, и я с трудом удержала себя от того чтобы зажмуриться. После всех ужасов, что рассказывали мне о Волдеморте в Хогвартсе, я совершенно не была уверена, что мой желудок перенесет экстерьер этого господина. Уставившись стекленеющим взглядом чуть выше его головы, я судорожно вздохнула, и посмотрела прямо перед собой. Э… Ну, знаете… Так можно и удар получить. На меня смотрела пара насмешливых и внимательных черных глаз, а его ловкие руки освобожденные от плена перчаток тянули мою руку к губам, изогнутым в довольной улыбке. Видно он наслаждался эффектом, произведенным на мою скромную персону.

– Счастлив познакомиться.

- Взаимно, – пробормотала я и опустила глаза. – Это такая честь для нас…

- А вот этого не надо, – усмехнулся Волдеморт. Его рука скользнула к моему подбородку, приподнимая его. – Не люблю излишней скромности. В конце концов, это вы оказали мне честь, позволив посетить ваш дом.

Я, с трудом, но все же удержалась от язвительного комментария о сомнительной чести, но выражение моих глаз оставляло желать лучшего. Волдеморт внимательно наблюдал за мной, и от него не ускользнуло то, как рассерженно полыхнули зеленые молнии в моих глазах.

- Наслышан о вашем исключительном темпераменте… - протянул он, ехидно усмехнувшись. В наших краях нечасто встретишь настоящую француженку. Хотя я скорее назвал бы вас испанкой. Есть в вас что-то такое, знаете, фламенко… коррида… аутодафе.

Впервые в жизни я не находилась с ответом, и лихорадочно шарила в карманах в поисках слов. Определенно, сегодняшний вечер войдет в анналы истории как вечер великой алексахинской паузы. Откровенные угрозы в физиономию, хоть и прикрытые лестью, меня не порадовали ничуть. Что это ему взбрело в голову святую инквизицию приплести, на понт берет? В этот момент мне абсолютно расхотелось становиться героическим разведчиком и доблестным шпионом.

Внезапно домовой эльф сообщил о приходе еще одного гостя. Услышав имя, я похолодела. Как же я могла забыть, что он непременно пожалует на вечеринку. Вцепившись в Люциуса обеими руками, я попыталась глубоко вздохнуть, и сдавлено ойкнула. Корсет, чтоб ему пусто было. Если так пойдет и дальше, я запросто грохнусь в обморок как какая-нибудь кисейная барышня.

- Северус, ты опаздываешь… - обернулся Волдеморт. – Что это с тобой? Ты же всегда так маниакально пунктуален…

- Прошу прощения, но Дамблдор опять устроил одно из своих идиотских совещаний, – услышала я знакомый ядовитый тон и обернулась.

- Добрый вечер, братец, – пробормотала я, пытаясь придать своему голосу как можно больше уверенности.

- Прекрасно выглядите, милая сестрица… - процедил он, окидывая меня тяжелым взглядом с головы до ног. Мне показалось, что я стала ниже примерно вполовину. Вот припечатал, так припечатал…

- Вашими молитвами, любезный братец, – тихо прошипела я, обольстительно прижимаясь к Люциусу, впавшему в состояние эйфории от неожиданно свалившейся ласки. Северус ответил мне взглядом разъяренной кобры. Я бросила ответный, не менее взбешенный. Атмосфера накалялась, мы скрестили клинки…

Но завершить дуэль нам не удалось.

- Что я вижу! Вы не очень ладите между собой? – хохотнул Волдеморт, наблюдая нашу маленькую баталию. – Чем вызван столь неласковый прием, дорогая? – Он легко перехватил меня у Малфоя, бросив небрежное. – Ты позволишь, Люциус? - не сомневаясь, видимо, в ответе. - Могу я на правах почетного гостя ненадолго похитить прелестную хозяйку?

Я хранила молчание, пытаясь сообразить, как выкрутиться из щекотливой ситуации. Очутиться один на один с Волдемортом, это вам не Люциуса вокруг пальца обвести…

Провожаемые двумя настороженными взглядами, мы прошествовали в зимний сад. Мда… Надо не забыть дать задание эльфам вырубить его под корень и ликвидировать как класс. И почему мужчин тянет сюда как мух на мед? Э… Нет, это пчелы летят на мед, а мух, кажется, тянет на другое… Никогда больше не загляну сюда, если конечно останусь в живых…

- Итак, моя милая миссис Малфой, – он буравил меня испытующим взором. – Как вижу, вы не очень-то жалуете брата, и не так уж влюблены в своего супруга. Интересно, чем вызвана такая холодность?

На кой ему понадобилось выяснять мои отношения с «родственниками»? Ругнувшись про себя пару раз, я испытала небольшое, но все же, облегчение, а заодно и обдумала дальнейшее поведение. Смело взглянув в глаза темного лорда, я начала плести свое кружево лжи, надеясь, что узор выйдет достойным. – Я никогда не была особенно близка с братом, лорд…

- Том, для вас, просто Том, – напомнил Волдеморт, усаживая меня на небольшой диванчик и придвигаясь как можно ближе. – А что же наш бедняга Люциус?

- Счастливые браки, Том, - я послала ему злую улыбку, – основываются на одном интересном принципе, которого я придерживаюсь с большим удовольствием.

- Любопытно… - протянул заинтригованный злодей. – И каков же это принцип?

- В любви и браке счастливы те пары, в которых одна сторона безумно любит, а другая милостиво позволяет себя любить, – пожала я плечами, с преувеличенным вниманием разглядывая свой веер.

- Забавно. Я всегда думал что Люциус относится ко второй категории, – весело произнес Волдеморт.

- Считайте, что для него это расплата за мучения брошенных им ведьм, – ухмыльнулась я, кидая насмешливый взгляд из-под ресниц.

- Вы неподражаемы… - улыбнулся Волдеморт. – Осталось узнать, в чем провинился Северус.

- Конечно, он единственный оставшийся в живых из всей моей родни, – протянула я. – Но мы не испытываем глубоких родственных чувств.

- Что так? – прищурился Темный лорд.

- Это долгая история, – вздохнула я, обмахиваясь веером. – Всего и не упомнишь.

- А я люблю длинные повествования, – протянул Волдеморт, отбирая мой веер. – Так что же произошло?

- Что-то с памятью моей стало, отчего-то мне ее мало… - пробормотала я, пытаясь придумать правдивую историю, более-менее похожую на правду. Эх, пить, так пить! – сказал котенок, когда несли его топить! Где наша не пропадала?

- Видите ли, мы с Северусом никогда не ладили. Он намного старше меня, к тому же, он мужчина…

- Неужели ваша неприязнь основана только на таких пустяках? – в его голосе слышалась плохо скрытая ирония.

- Мое замужество тоже его рук дело, а я не привыкла, когда мне навязывают свое мнение! - фыркнула я.

- А вы своенравная особа! – хмыкнул Волдеморт.

- Вы разочарованы? – моя бровь против воли поползла вверх, точь-в-точь как у профессора.

- Это у вас семейное? – ухмыльнулся Том. – Я ничуть не разочарован, напротив. Так редко можно встретить достойного собеседника. Большинство присутствующих здесь - безмозглые идиоты, пресмыкающиеся передо мной, экзальтированные особы, даже не пытающихся понять меня и так мало способных оценить мой гений.

Я присвистнула про себя. Ничего себе, замашки у товарища. Наполеон отдыхает.

- А что бы вы скажете, если я предложу присоединиться к нам? – придвинулся он еще ближе, хотя, на мой взгляд, ближе уже некуда…

- К кому? – захлопала я ресницами.

- Алекс, не заставляйте меня пожалеть о сказанном, – покачал головой Волдеморт. – Вы же прекрасно знаете, о чем я. Нашему движению не помешают умные люди.

О-ля-ля… Политик, прирожденный политик. Нашему движению… Словно он говорит не о шайке преступников , а о политической партии… Нет, вы слышали? Не расслышали? Тогда помойте уши и идите сюда, он повторит для вас специально. Как вы не верите в сказки? А я почти поверила…

- Очень лестно получить от вас такое предложение, но… - я попыталась отползти и обнаружила, что диван кончился.

- Но?.. – подбодрил меня Том.

- Но я бы хотела подумать, – выдохнула я, балдея от собственной храбрости.

- Браво, миссис Малфой! – растянув губы в улыбке, Волдеморт откинулся на диване. – Достойный ответ. Считайте, что вы прошли проверку. Если бы вы согласились сразу, я счел бы это весьма странным. Деловая женщина должна все обдумать, не так ли? Вы, моя дорогая, настоящая слизеринка…

Вздохнув свободнее, я ухмыльнулась. Вы даже представить себе не можете, насколько я слизеринка.

-Итак, когда я смогу рассчитывать на ваш ответ? – Том выжидающе навис надо мной.

- М-м… - я уже полностью смирилась с неизбежностью падения моего драгоценного тела на пол, как вдруг...

Раздавшийся в тишине грохот, заставил меня вскочить с диванчика, а Волдеморта недовольно поморщиться. - Что это?

- Не знаю, но думаю мне стоит пойти и узнать, что произошло! – облегченно выдохнув, я выбежала из сада и устремилась к источнику шума.

Узрев открывшуюся моему взору картину, я едва удержалась от визга. Собравшаяся в прилегающем к саду зале толпа кого угодно могла заставить вздрогнуть. Меня окружали милые, симпатичные люди, медленно сжимая кольцо. Нервно хихикнув, я, сопровождаемая взглядами завистников, прорвалась сквозь блокаду, пытаясь определить, кто же, собственно, стал моим спасителем, так вовремя устроив тарарам.

- Алекса, - вынырнувший из толпы Люциус уцепился за меня, словно утопающий за соломинку, - Нам нужно поговорить.

- Не сейчас, милый, – замахала я лапками, - Что произошло?

- Что? – Люциус раздраженно передернул плечами. – Ты могла бы и не задавать этот вопрос. Все неуместное и нелепое в нашем доме происходит по вине этой ошибки природы.

- Какой еще ошибки? О чем ты? – я так привыкла видеть в глазах супруга безоблачное небо, что невольно поежилась, обнаружив вместо него свинцовые тучи.

- Люциус хотел сказать, что это, с позволения сказать, недоразумение произошло по вине Драко, - послышалось знакомое ворчание «моего дражайшего братца».

- Простите, маман, - Драко приближался к нашей компании нетвердой походкой. - Не смог удержаться…

- Да ты и сейчас на ногах не держишься! – рявкнула я, подхватывая шатающееся тело. – Марш баиньки!

- С большим удовольствием! – кивнул мальчишка, едва не опрокинув меня на пол. Испугавшись, что не смогу удержать Малыша, я не придумала ничего лучше, как использовать в качестве опоры Северуса. Поморщившись, он все же протянул мне руку помощи и, перехватив парнишку, процедил. - Где его комната?

Оставив разъяренного Люциуса успокаивать гостей, я проводила профессора на второй этаж.

Весь путь наверх Драко не прекращал глупо ухмыляться и нести всяческий бред. Не выдержав, Северус рявкнул на юного пьянчужку, но и этот метод не принес желаемых результатов.

Доставив мальчишку в комнату и уложив его на кровать, Северус попытался сбежать, но не тут-то было! Отпустить его просто так было бы непозволительной роскошью. Вцепившись в его рукав, я перешла в наступление и приперла профессора к стенке. – Северус, нам необходимо поговорить!

- В данный момент, мне необходимо быть рядом с Волдемортом! – отчеканил мистер Вредина, пытаясь стряхнуть мою руку.

Я на минутку прикрыла глаза, стараясь сдержать рвущиеся наружу эмоции. Вот ведь, осел!

- Да послушай же ты меня!

- Нам не о чем говорить! – Северусу, наконец, удалось освободиться, и он кинулся к двери так стремительно, словно за ним гналась сама смерть.

- Господи, да остановись же ты хоть на секунду! – рявкнула я, стараясь ухватить его за мантию.

- Уже остановился… - зловещее шипение заставило меня взглянуть на профессора. Прислонившись к двери, он пронзал меня яростным взглядом. – Поздравляю, вы просто прирожденная комедиантка. Талантливо сыграно, моя дорогая. Похоже, вам удаются не только постельные сцены.

Мое изумление пересилило ярость, и только поэтому он был еще жив.

– О чем ты?

- Великолепно задумано! Похоже, вы репетировали? Я ни минуты не сомневался, что парень пьян. Ну а пока вы висли на мне, уважаемая, ваш милый малыш запер дверь, и весьма сложным заклинанием, надо отдать ему должное. Неужели все это для того, чтобы поговорить со мной? – он насмешливо фыркнул. - Маленький змееныш тоже греет твою постель, или ты нашла иные способы укрощения?

Это незаслуженное оскорбление стало последней каплей. Я замахнулась, пытаясь ударить его.

- Ну нет, милая моя! – перехватив мою руку, Северус сжал ее с такой силой, что я невольно охнула от боли, – этот номер у тебя не пройдет!

Пытаясь вывернуться из железной хватки, я покачнулась на предательских каблуках, и рухнула на профессорскую грудь.

- Что я вижу! Неужели тебе все еще не достает меня? Похоже, Люциус не в силах справиться с твоим темпераментом, - ухмылка Северуса разозлила меня еще больше и я принялась вырываться с удвоенной энергией. – Какого черта! Пусти меня, слышишь? И не смей…

- Нет уж, радость моя, - он прошипел эти слова, наклонившись к моему лицу, - очень даже посмею! Не я искал этой встречи. Ты сделала все, чтобы остаться со мной наедине, так что наслаждайся. Считай, это мой подарок на свадьбу!

Его лицо мгновенно оказалось рядом, и в следующую секунду Северус целовал меня. Злой, ранящий тело и душу поцелуй опустился на мои губы. Мне захотелось заплакать от боли и… бессилия… Бессилия прервать эту пытку. Я растворилась в его объятиях, соглашаясь даже на такую малость, лишь бы он был со мной…

Неожиданно он оттолкнул меня и процедил.

- Бедный старина Люциус. Взять в жены такое сокровище... Ты так любезна со всеми его гостями, или я вхожу в число избранных?

Я задохнулась от несправедливого оскорбления,

- Видит Бог, я долго терпела! Убирайся! Я больше не хочу тебя видеть!

- С удовольствием! - выхватив палочку, он прорычал заклинание, распахнувшее проклятую дверь, и растворился в темноте коридора.

Смахнув непрошеные слезы, я прислонилась лицом к оконному стеклу, пытаясь остудить пылающий лоб.

- Разговор не удался? – за моей спиной послышалось виноватое сопение Драко. – Судя по виду разъяренной летучей мыши, вылетевшей от тебя, у меня будут большие проблемы с Зельеделием…

Устало вздохнув, я обернулась и притянула его к себе.

– Малыш, я тебя очень люблю, но, пожалуйста, прекрати изображать из себя Амура.

- Прости, я хотел как лучше… - он виновато потерся щекой о мое плечо и неожиданно прижался ко мне.

Я вдруг отчетливо поняла, насколько мы с ним похожи. Ухмылки и бравада, которые видят окружающие, призваны скрыть жгучую боль одиночества.

- Я знаю, знаю, – слегка растрепав его золотистые волосы, я улыбнулась, - но если ты не хочешь подвести меня под монастырь, то останешься в своей комнате до окончания этого дурацкого приема.

- А может вместе пойдем? – Драко отстранился от меня и перехватил мою руку. – Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, - он опустил голову, - как с мамой…

Приподняв его голову за подбородок, я внимательно посмотрела на мальчишку. – Ну вот еще! Ты разве не знаешь, что страшнее магглы зверя нет? И ты так просто от меня не отделаешься, дружок.

***

Оставив Драко, я спустилась к заждавшимся гостям. Стоически выдерживая бурный натиск Люциуса, я выслушивала его раздраженное брюзжание о том, что мальчишка не оправдал его надежд, и не походил на истинных Малфоев. Кусая губы от еле сдерживаемого желания высказать ему все, что думаю о Малфоях, я отвернулась, чтобы не выдать себя. Но в одном я была абсолютно согласна с супругом - Драко не был настоящим Малфоем.

Наконец, этот безумный вечер закончился, и гости начали разъезжаться. Я избежала прощания с Северусом, но не с Томом. Уже на пороге он обернулся, словно забыв что-то. Окинув меня насмешливым взглядом, Волдеморт заметил. – Я вижу, вы настоящая мать семейства! Проявлять такую трогательную заботу о пасынке… Не слишком увлекайтесь, моя дорогая. Этот мальчишка не стоит того. К сожалению, от отца ему досталась лишь внешность, а все остальное от матери, – он бросил эти слова, словно оскорбление. - Не повторите ошибок Нарциссы, милочка. Она слишком много времени уделяла семье и не сумела оценить по достоинству мои идеи, – он усмехнулся, - за что и поплатилась.

Вскинув голову, я улыбнулась.

– Вам не о чем беспокоиться, Том. Я решила принять ваше предложение.


Глава 24.

Утром, помня о своем обещании рассказать о результатах вечеринки, я поскреблась в дверь малыша.

– Эй! Ты уже встал? Надеюсь, мне не грозит опасность ослепнуть от твоего обнаженного великолепия? – я квалифицировала сдавленное мычание, раздавшееся в ответ, как знак согласия и смело шагнула в комнату. – С добрым утречком!

- Доброе, доброе… - парнишка что-то лихорадочно прятал в ящик стола.

Прищурившись, я невинно заметила. – Что как белка с орехом мечешься? Неужто картинки с обнаженными ведьмами припрятал? От меня мог бы и не прятать, нам, знаете ли, и не такое видеть приходилось.

Взгляд Драко заметался по комнате.

– Ничего я не прятал!

- Ну да, а я ничего не видела, так? – кивнула я, все ближе и ближе придвигаясь к вожделенному ящику.

Поняв, что без информации я не уйду, малыш сдался. –

Я писал письмо.

- Кому? – не моргнув, продолжила я допрос.

- Гермионе… - процедил Драко. – Я был бы тебе крайне признателен, если бы ты…

- Нет! – усевшись на стол, я болтала ногами.

Что нет? – сбитый с толку, Дракончик ослабил позиции.

- Да! – также невозмутимо продолжила я.

- Что ты от меня хочешь? – простонал Малфой, с несчастным видом разглядывая пейзаж за окном.

- Я хочу, чтобы ты не наделал глупостей, – улыбнулась я, – помнится, в последний раз, когда ты открыл свой рот, то схлопотал от нее пощечину…

- И чем ты мне, интересно, поможешь? - Драко недоверчиво покосился в мою сторону.

- Сегодня я играю в Амура, дорогой, - моя улыбка стала еще шире, - точнее в Амурку.

- ? – взгляд малыша выражал степень крайнего изумления. – В кого?

- В Амурку… - хихикнула я. – Представляешь? Буду парить над вами, и обстреливать любовными стрелами. Этакая мамзелька на розовых крылышках…

Драко поморщился.

– Может, лучше подскажешь, что мне ей написать?

- Советы суслика смешны для тигра, - пожала я плечами, - однако я попробую, уважаемый.

- Хм, суслик из тебя… - фыркнул Драко.

- Как из тебя тигра, – парировала я и швырнула в него скомканной бумагой.

- Война? – хихикнул поросенок, наколдовывая себе огромную стопку бумаги.

- Не по правилам играете, сэр! – рявкнула я, скрываясь за обширным столом и лихорадочно комкая очередной снаряд.

- Кто бы говорил… - невозмутимо продолжил нахал и на меня обрушилась бумажная лавина.

- Все, убил наповал! – слабо пискнула я, и забилась в агонии. – Моя кровь обагрила руки убийцы! Я к тебе по ночам являться буду! По ночам!

- Я и не против… - Малфой навис над моим хладным трупом.

- Чудо в перьях! – рассмеялась я и щелкнула парнишку по носу.

- Я ест чудо? Вас ис дас? – в окне замаячил донельзя удивленный герр Мюллер. – Я уже неотнократно опьяснять, что я ест почтофый сов!

- Надо было оставить его себе. Почтофый сов, – губы Малфоя дрогнули, - дас ис фантастиш…

***

Герр Мюллер принес весточку от Рема и… Сириуса. Ничего особо важного в письме не содержалось, но я словно побывала дома. Перечитав послание в третий раз, я вздохнула и спрятала его в карман. – Ладно, отвечу им потом, а пока надо для Герми что-то придумать.

Сов радостно заухал. – Гермион? Очень умный дефочка! Я могу относить ей посланий?

- Всенепременно! – мы в два голоса заверили Мюллера.

- О… - закатил глаза сов, - кокта я был молотой…

- Кокта мы были молоты-ы-ыми и чушь прекра-а-асную несли… - прогорланила я, смутив бедного Мюллера окончательно.

После часа мучений письмо было составлено и отправлено с почтовым совом по назначению.

- А если она согласится со мной встретиться? – Драко метался по комнате, как тигр в клетке.

- Ой, ну присядь на минуточку, - скривилась я, с нарастающим раздражением следя за его хаотичными движениями, - меня стошнит, если ты не прекратишь мельтешить перед глазами.

- А вдруг она согласится? – малыш принялся ерошить свои и без того уже всклокоченные волосы.

- Вот и ладненько, устроишь ей экскурсию в вашу библиотеку, а потом в винный погребок твоего папки. Уверяю тебя, она не устоит.

- А если она откажется? – неуверенность во взгляде Малфоя? На это стоило посмотреть.

- Да, вопрос… - наморщив лоб, я впала в задумчивость, - А ничего! Принесешь ей свои извинения и утопишься в туалете плаксы Миртл.

- Черствая ты… - насупился Драко, пытаясь спихнуть меня с кровати.

- Мягкая и даже очень!!! – взвизгнула я, отпрыгивая на безопасное расстояние. – А если ты меня уронишь, я могу разбиться, потому как хрупка до жути.

Морковного цвета физиономия парнишки скрылась за подушкой, а плечи заходили ходуном.

– Ты просто невозможна, знаешь об этом? - отсмеявшись, смог он выдохнуть спустя несколько минут.

- Тем и беру! – подмигнула я, отнимая у Дракончика подушку и подкидывая ее над собой. – Сыграем?

***

Гермиона согласилась навестить нас, но мне пришлось отсиживаться в окопах, наблюдая за юным плейбоем лишь издали. Драко категорически запротестовал против моего участия в разговоре. Конечно, как завтраком его кормить, так Алексахина, а как в погребке прохлаждаться, так с Гермиошкой. Ну и ладно. Перейду в общество трезвенников назло Упивающимся, вот!

Закрывшись в своей комнате, я обложилась книгами и, откомандировав домовых эльфов за сладостями, принялась за чтение, захватившее меня до глубокой ночи. Мое добровольное одиночество было прервано громким стуком.

– Не влезай, убьет! – рявкнула я, сурово взирая на приоткрывшуюся дверь, и просовывающуюся в нее голову Драко. – Ну, входи уж… - глядя на улыбку, блуждающую по его губам, вздохнула я. – Как дела на амурном фронте? Мне еще не требуется заказывать платье подружки невесты?

- А? – взгляд, затуманенный любовью и обожанием, был единственным ответом на мой невинный вопрос. Мда… Похоже, встреча с предметом мечтаний глубоко отразилась на умственных способностях малыша.

- Я говорю, дела у тебя как? – пощелкала я пальцами перед его носом. – Ты хоть слышишь, о чем я тебя спрашиваю?

- Да… - Драко с блаженным вздохом плюхнулся на кровать. – Я ей нравлюсь!

- Очевидное - невероятное… - съязвила я, втайне немного завидуя светлому юношескому чувству.

- Ты не понимаешь… Она такая, такая… Она лучше всех, - парнишка закатил глаза, – а ее волосы пахнут цветами яблони…

Моя челюсть тихо скользнула вниз.

Лучше всех эту сцену охарактеризовал герр Мюллер, дремавший на своем насесте и встрепенувшийся при появлении Драко. – Это ошень поэтишно, - его глаза весело сверкнули. – Он люпит поэзию? Яплони ф цвету? Да? Ха-ха!

***

Однако веселье вскоре закончилось, а вместе с ним подошли к концу каникулы. Драко был отправлен в школу, муж на работу в министерство, а я предоставлена самой себе и герру Мюллеру, упорно отказывающемуся жить в совятне и невозмутимо обосновавшемуся в моей спальне.

От скуки я начала варить зелье, рецепт которого оставил мне Дракончик. Эта отрава должна была поддерживать мою власть над супругом, заставляя его повиноваться беспрекословно.

Мюллер лез под руку со своими комментариями, то пускаясь в воспоминания своей бурной научной юности, то делясь рецептами зелий от своей бабушки.

- Фу, – скривилась я, - этот запах кого угодно в могилу сведет. Неужели он выпьет эту гадость?

- Все ест просто, - хлопнул крыльями сов, - он же фас люпит. Или ему кашется, што он фас люпит. В сушности, это одно и то ше…

- Ну да… - протянула я с сомнением, - ладно, выдам за кисель собственного производства. Пей, любимый, козленочком станешь.

За ужином я старательно подкладывала дражайшему супругу самые соленые и острые кусочки, чтобы любая жидкость показалась ему нектаром богов. Соизволив, наконец, заметить страждущий взгляд мученика, я протянула ему стакан с самой милой улыбкой, на которую была способна.

– А это на десерт, солнышко мое.

О как! Даже не поморщился. Возрадовавшись содеянному, я принялась ждать результатов. Встав из-за стола, Малфой наклонился ко мне.

– Я собираюсь пойти спать, составишь мне компанию, дорогая?

Притянув супруга за шею, я мурлыкнула ему в ухо.

– Всенепременно, но позднее, а пока будь хорошим мальчиком и иди наверх.

Люциус припал к моим губам, пытаясь сорвать поцелуй. Вздохнув, я попыталась вывернуться. Да… Мистер Малфой, мужчина вы потрясающий, но… перед глазами постоянно возникал образ Северуса. В голову закралась шальная мысль, а вдруг? Закрыв глаза, я представила профессора во всей его красе и потянулась губами к мужу. Несколько секунд спустя я недоуменно открыла глаза, не понимая, как это муженек мог отказаться от такого бесценного дара, и наткнулась на холодный взгляд Люциуса. Моргнув, я недоуменно спросила.

– Что случилось?

- Ничего, дорогая, просто приступ головной боли, - пробормотал он и стремительным шагом умчался наверх. Если бы я знала тогда, что это была за головная боль…

***

Утром Люциус был непривычно задумчив, и время от времени я ловила на себе его странные взгляды. Непривычная молчаливость супруга насторожила меня, но лезть с расспросами я поостереглась. Кто его знает, с какой он ноги сегодня встал? Конец моим мучительным размышлениям положила огромная сова, ворвавшаяся в комнату. Бросив на стол перевязанное черной лентой письмо, она также стремительно унеслась прочь.

Люциус подхватил темно-зеленый конверт и, надорвав его, вынул письмо. Пробежавшись глазами по строкам, он передал мне листок.

– Это и для тебя тоже, - пробормотал супруг, поднимаясь, - прочти. Мне пора, я уже опаздываю, милая…

Взяв письмо, я погрузилась в чтение, и потому совсем не придала значения тому факту, что Малфой полностью проигнорировал свои супружеские обязанности, хотя ритуал утреннего поцелуя всегда вызывал в нем бурю энтузиазма, в отличие от меня.

Весточка от Волдеморта заставила меня поежиться от нехорошего предчувствия. Первую часть письма, адресованную Люциусу и содержащую несущественную информацию, я опустила, а вот вторая часть… Том любезно напоминал мне, что я согласилась влиться в стройные ряды УПСов, а потому меня извещали, что церемония посвящения пройдет в теплой и дружественной атмосфере в уютной домашней обстановке в присутствии самых приближенных лиц. Чую, скучно мне сегодня не будет…

Решив, что лучшее лекарство от волнений это сон, я прилегла на уютный диванчик в гостиной и задремала.

- Мэм, хозяйка! – я недовольно приоткрыла один глаз. – Сморщенная мордочка эльфа выражала безграничный ужас. – Я не хотел мешать, но он… Он велел позвать вас немедленно. Я говорил…

Издав горловое рычание, я присела. – Кто?

- А кого бы вы хотели увидеть? – на пороге появился невозмутимый Северус.

Я потерла кулаками глаза. Не помогло. Поняв, что от глюка просто так не избавишься, я ущипнула себя за руку и тут же зашипела от боли и возмущения. – Что вам здесь надо?!

- Я собираюсь отправить вас домой, леди, и немедленно! – процедил он, переступая порог комнаты. – И не надо возражений, они вам все равно не помогут.

- Ого! Теперь я снова леди? А помнится совсем недавно вы именовали меня не иначе как шлюха и дрянь? Чем же я могла заслужить такое лестное обращение?

Вздохнув, он подошел ближе.

– Я был не прав. Если бы я знал раньше, что сделал директор…

- Да причем тут директор? – меня трясло от злости и негодования. – Ты мог выслушать меня, но не захотел. Ты избрал для себя самый легкий путь, поверив Дамблдору! Маггла не может быть хорошей, просто потому что она маггла. Да плевать я на вас хотела! Никуда я не вернусь! Я останусь здесь и завершу свою игру.

- О чем ты говоришь? – Северус перешел на повышенный тон, раздраженно меряя шагами комнату. – Они же моментально раскусят тебя.

- Зубы обломают! - буркнула я, присаживаясь на диван. – До сей поры ведь не раскусили, значит и дальше не догадаются.

- Ну что ты несешь? – резко обернувшись, Северус запустил руку в волосы, остервенело ероша их. – Ты хоть понимаешь, что с тобой сделает Волдеморт, если догадается, что ты маггла?

- Уважаемые, держите меня хором, у меня подгибаются колени, и резь в глазах мешает нормально видеть, – процедила я, недобро разглядывая профессора. – С каких это пор ты начал проявлять обо мне столь трогательную заботу? Никуда я отсюда не уйду, и ты не заставишь меня вернуться домой.

- Не могу не согласиться с тобой, моя дорогая… - в дверях стоял разгневанный супруг. Я тихо пискнула, а Северус схватился за палочку, но слишком поздно.

***

- Круцио! – взревел Люциус, направив на нас свою палочку. Северус оттолкнул меня в сторону, приняв весь удар на себя, и со стоном рухнул на пол. Однако, не смотря на его старания, я тоже не избежала порции проклятия. Сильная боль судорогой прошлась по телу, вцепилась в горло и, захватив в плен легкие, не давала свободно вдохнуть.

Соскользнув с дивана, я подползла к Северусу, но Малфой, в два шага преодолев расстояние между нами, поднял палочку Северуса, схватил меня за руки и, тряхнув что есть силы, оттащил в сторону.

– Куда это ты собралась, дорогая? Я еще не закончил! А твой «братишка» пускай пока отдохнет.

- Если с ним что-нибудь,.. - прохрипела я в бессильной ярости, - я…

- Что ты? Обрушишь на меня проклятие? Извини, маггловские словечки на меня не действуют, - вцепившись в мои волосы, Люциус рывком поставил меня на ноги.

– Как ты узнал? – прохрипела я.

- Благодаря тебе, детка, - процедил он, насмешливо наблюдая за моими тщетными попытками прийти в себя от боли и удивления, – ты слишком громко думаешь. Твое пойло обладает интересным эффектом. Оно не только ослабило Империо, позволив мне побороть заклинание, но и подарило возможность читать ваши мысли.

Я дернулась в его руках.

– Какие еще мысли?

- Ну, например, - лениво протянул Малфой, - о том, что ты магла, или о твоей нежной привязанности к так называемому «брату». И уж совсем интересная подробность, оказывается, наш суровый профессор Зельеделия без памяти влюблен в обычную магглу, - он процедил последние слова с таким презрением, что мой длинный язык не удержался от колкости.

- Кажется, вы, любезнейший, тоже не избежали этой участи. Забыл, милый, какие слова ты шептал «обычной маггле»?

- Я ничего не забываю, и ты еще ответишь за это, - Люциус размахнулся и наотмашь ударил меня по лицу, заставив осесть в его руках, охнув от боли.

- Убери от нее руки, ублюдок! – прохрипел пришедший в себя Северус, пытаясь подняться на ноги.

- Именно это я и собирался сделать, - ухмыльнулся Люциус и, отшвырнув меня к стенке, направился к выходу. - Ну что же, влюбленные голубки, наслаждайтесь обществом друг друга, если сможете. Вечером вам будет не до этого. И не тратьте время понапрасну, пытаясь выбраться отсюда, я позаботился о защите, - усмехнувшись, он захлопнул дверь. Кое-как поднявшись на ноги Северус, с трудом добрался до меня и, тяжело дыша, рухнул рядом.

***

Застонав, я попыталась сесть, но тут же оставила эту затею. Перед глазами все поплыло и закачалось. Мастерский удар Люциуса, сдобренный стенкой, сделал свое дело. Прикоснувшись к губам, я поморщилась.

– Вот ведь гад, до крови приложил.

Северус потянулся ко мне. – Подожди, дай я.

- Не смотри на меня! – я отвернулась от него, пытаясь устроиться так, чтобы не причинить себе лишней боли. – Мы можем отсюда выбраться?

Он вздохнул, разворачивая меня лицом к себе.

– Боюсь, ничего не выйдет. Охранное заклинание защищает окна и двери, камина здесь нет, а моя палочка у Малфоя.

Я устало прикрыла глаза.

– Да, незадача.

- Послушай, я понимаю, что вопросы сейчас не очень уместны, но чем ты опоила Люциуса?

Смущенно хмыкнув, я покосилась на любимого.

– Чем, чем. Зельем, конечно. Я все делала по рецепту Драко, клянусь своим хвостом.

- Даже боюсь спрашивать, что ты туда положила. Неужели парень не оставил тебе четких указаний? – фыркнул Северус, насмешливо глядя в мои глаза..

Вспомнив процесс приготовления, я охнула.

– Мюллер!

- Что? – брови профессора поползли вверх.

- Мой сов! – пробормотала я. – Я готовила зелье на кухне, а он все время крутился рядом. Перья! Точно, он все время взмахивал крыльями, роняя перья. Наверняка одно из них угодило в котел.

- Да за тобой записывать нужно. Это же надо, каждый раз новый рецепт, - усмехнулся Северус, но тут же болезненно поморщился. – Чертов Малфой!

- Пожалуй, я с тобой соглашусь в обоих случаях, - криво улыбнулась я, потирая саднящую скулу.

- Иди сюда, – Северус притянул меня поближе, удобно устроив на своем плече, - у меня для тебя кое-что есть, - достав из кармана маленькое колечко, он потянулся к моей руке.

Насторожившись, я покосилась на любимого. – Что это ты удумал?

- Послушай, - Северус серьезно посмотрел на меня, - тебе нужно выбираться отсюда. Это кольцо поможет тебе вернуться в Лондон, оно специально настроено на твой дом.

Спрятав руки за спину, я пробормотала.

– Не выйдет, без тебя я никуда не двинусь.

- Александра! Прекрати вести себя, как ребенок! – он сжал мои плечи, слегка тряхнув. – Ты отправишься немедленно, и не спорь!

- Я не буду тебя слушать! – замотала я головой, зажав уши руками и зажмурившись. Северус легко отвел мои руки в сторону и наклонился надо мной.

- Ну же, посмотри на меня, - он нежно откинул спутанные пряди волос с моего лба, осторожно коснулся разбитых губ, стирая с них кровь, - я хочу попросить у тебя прощения, милая.

Удивление, вызванное его словами, заставило меня раскрыть глаза, и я попалась на удочку профессора. Мгновенно завладев моим взглядом, Северус отнял у меня последнюю возможность сопротивляться.

- Смотри на меня, - нашептывал он, пристально глядя в мои глаза, – тебе хочется спать, твои веки тяжелеют, ты будешь спать. Ты забудешь все, что было. Ничего не произошло. Это только сон. Это сон, - он надел кольцо на безымянный палец моей правой руки.

- Прости, девочка. Все могло сложиться по-другому… Я хотел бы, чтобы все было иначе… Я люблю тебя, - его губы коснулись моего лба, я заплакала, беззвучно шепча. – И я... Голова внезапно стала тяжелой, в ушах зазвенело, и меня поглотила тьма.



Глава 25.

С трудом открыв глаза, я попыталась вспомнить, где это я так набралась вчера. Голова трещала как спелый арбуз, во рту ощущался отвратительный металлический привкус, да еще нестерпимо болела скула и саднили губы. Кое-как добравшись до зеркала в ванной, я охнула. Ничего себе, спящая красавица. Всклокоченные волосы, помятый вид, разбитые губы и, главное, очаровательный лиловый синяк, разукрасивший скулу.

Пережив первый шок, я решила принять душ, а уже потом озаботиться проблемой безобразного внешнего вида. Нырнув под струю ледяной воды, я, тихонечко взвизгивая, переступала с ноги на ногу. Холодновато, конечно, зато сразу придешь в себя, солнышко. Потянувшись за мочалкой, я зацепилась взглядом за странный блеск на безымянном пальце. Это еще что такое? На левой руке красовалось золотое кольцо в виде змеи, беззастенчиво сверкающей в каплях воды. Однако… Переведя взгляд на правую руку, я обнаружила еще одно кольцо, поскромнее, но тоже абсолютно незнакомое... Мозг потихонечку закипал, безнадежно пытаясь понять, что же происходит? Впервые я пожалела, что у человека отсутствуют клавиши Ctrl Alt Delete. Три кита моей русской души - авось, небось, да как-нибудь, базирующихся на двух принципах - "А ну его все на фиг" и "Пошло оно все к", явно намеревались всплыть кверху брюхом.

Выбравшись из ванной, я завернулась в огромное банное полотенце, и прошлепала в комнату. Усевшись в кресло, я впала в глубокую задумчивость. На работу безнадежно опоздала, события вчерашнего вечера не припоминались, кольца идентифицировать не представлялось возможным. Мозги бунтовали от обилия задач, как операционная система Виндоус, а потому я решила избавляться от проблем по мере их поступления.

Включив телевизор, я невидящим взором вперилась в экран. Итак, что мы имеем? Амнезию мы имеем, или она нас, что вернее...

Стоп! Присмотревшись внимательнее, я медленно осознавала, что за дата красовалась на экране. Январь? Господа, сегодня же не первое апреля? Что за шутки? Мысли в голове зашебуршали, как тараканы в банке. Январь, рождественские каникулы кончились, весь Лондон живет суровыми трудовыми буднями нового года… Я сошла с ума?

Второе я безнадежно молчало, не находя, видимо, ни одного веского аргумента для опровержения этого неприятного факта. Нервно хихикнув, я потянулась к телефонной трубке, пора вызывать врача. Не знаю как в Лондоне, но в Москве меня бы точно отправили в Кащенко.

Решив для начала все же звякнуть на работу, я ухватила телефон и набрала заветные цифры.

- О, Алекс, я уже начал было волноваться. От вас так долго не было никаких известий, - в голосе мистера Джонсона, моего шефа, звучало искреннее волнение.

Испытывая жгучий стыд, я пробормотала. – Я… мистер Джонсон, мне…

- Как здоровье вашего отца? Надеюсь, все обошлось?

- Спасибо, все хорошо, - протянула я, пытаясь осмыслить услышанное.

- Вот и замечательно! – мне показалось, что он вздохнул с облегчением. О себе я, к сожалению, не могла сказать того же. Нервы, натянутые как струны, грозили оборваться в любой момент. Истерика, словно кошка, крадучись приближалась ко мне на мягких лапках. Я сглотнула.

- Алекс, у вас точно все хорошо? – мистер Джонсон озабоченно пыхтел в трубку. – Я надеюсь, что вы появитесь в офисе после выходных?

- Да, - постаравшись придать своему голосу как можно больше уверенности, я машинально кивнула, - конечно, я буду.

Положив трубку, я задумалась. Может, я действительно ездила навестить отца? Возможно, я хватила лишнего, экспериментируя со спиртным за время своего отпуска, а так и до амнезии недалеко. Наши умельцы изобретают такие напитки, что последствия от принятия их продукции могут быть ошеломляющими. Немного повеселев, я снова потянулась к телефону.

- Алло, пап? – губы сами собой расползлись до ушей. – Как дела?

- Здравствуй, ребенок, - в отцовском голосе слышались притворно сердитые нотки, - я, наверное, мало порол тебя в детстве.

- За что? – хихикнула я.

- Неужели так тяжело выкроить пару минуток, чтобы позвонить? Я уже не говорю о том, чтобы приехать.

Трубка задрожала в моих руках, и я продолжила неожиданно осипшим голосом. – Я постараюсь, па. Прости меня.

- Забыли, - хмыкнул отец, а я всхлипнула.

- Это еще что такое? – я представила себе недовольно хмурящегося отца. Слезы в нашей семье не приветствовались.

- Ничего. Я просто соскучилась по тебе, - судорожно размазывая набегающие слезы, пробормотала я. – Ты прости, но мне пора бежать.

- До связи! – усмехнулся он и неожиданно ласково добавил. - Береги себя, малыш.

- Я постараюсь, - выдавила я и дала отбой.

Сложившаяся, мягко говоря, странная ситуация требовала долгих и серьезных размышлений, а потому я устроилась на диване и, поджав под себя ноги, укуталась в плед. Похоже, мне необходима медицинская помощь. Нет, сдаваться на милость ангелов в белых халатах со смирительной рубашкой в руках я не собиралась, но показаться доктору не повредит. Уговаривая саму себя, я потянулась к журнальному столику за справочником. Отыскав телефон ближайшей клиники, я позвонила в регистратуру и записалась на следующее утро. Сегодня я из дома не выйду, хоть убейте!

Подложив под голову подушку, я устало прикрыла глаза. Эх, Алексахина, везет тебе на приключения… Спать хотелось неимоверно, а потому я не стала препятствовать скромному желанию организма отдохнуть, и с чистой совестью и легким сердцем уснула.

- Не-е-ет… - полный отчаянья пронзительный крик, тревожно колотясь, ворвался в мой разум, и только спустя несколько мгновений пришло понимание, что крик принадлежит мне. Прерывисто и тяжело дыша, я резко подскочила на диване, дрожащей рукой вытерла со лба испарину, чувствуя, как ледяные струйки пота ручейками бегут по спине. Сердце колотилось, словно у пойманной в силки птицы, но я не могла вспомнить, что же моем сне так напугало меня.

Оставшееся до рассвета время я провела в невеселых раздумьях, скорчившись в кресле, вздрагивая от ночных шорохов, словно маленький зверек.

Утром, злая и не выспавшаяся, я отправилась к доктору, пытаясь угадать, что за диагноз мне поставят.

Войдя в здание клиники, я медленно, словно приговоренный к казни, двинулась к регистратуре.

Вереница моих мрачных мыслей была в сбита с ног вместе со мной молодым человеком в белом халате, сжимающим в руке стетоскоп. - О, мисс, приношу свои извинения. Надеюсь, вы не ушиблись? – обеспокоенный взгляд голубых глаз примирил меня с падением. – Как вы?

- Более-менее, - пробормотала я, потирая лоб, – в вашей клинике принято осматривать пациентов прямо у порога?

- По крайней мере, ушиб не повлиял на голову. Ваше чувство юмора, как мне кажется, не пострадало, - улыбнулся доктор и, встав на ноги, протянул мне руку. – Вы позволите?

- Я даже настаиваю, - фыркнула я, поднимаясь с пола. – Раз уж вы совершили злостный наезд на бедную пациентку, не проводите ли вы меня к доктору Уилкинсу?

- С удовольствием, - усмехнулся он и кивнул, - тем более что далеко ходить не надо. Артур Уилкинс, к вашим услугам.

- Вот свезло, так свезло, - буркнула я, плетясь за мистером Уилкинсом в его кабинет.



- Мисс, ну посидите спокойно, хотя бы пару минут, - доктор едва сдерживал смех, глядя на мои мучения. - Поверьте, я вовсе не намерен вами отобедать. Мне всего лишь нужно проверить ваши рефлексы, а вы смотрите на меня, словно я зверь или маньяк.

- Вам виднее, сэр, – пискнула я, снова сжимаясь в комок, когда он поднес молоток к моей коленке.

- Ну же, расслабьтесь … - хмыкнул он, - иначе я начну вас щекотать.

- Не надо! – выдохнула я, отползая на край кушетки. - Я боюсь щекотки!

- Хорошо, - неожиданно сдался мистер Уилкинс, - но вы хотя бы позволите осмотреть вас на предмет повреждений?

Я поморщилась. - Если вы гарантируете, что не будете тыкать в меня всяческими крючочками и пинцетами…

- Крючочками и пинцетами, как вы изволили выразиться, - насмешливо фыркнул Артур, - пользуются хирурги и стоматологи. Я же, как терапевт, обойдусь руками.

- Хрен редьки не слаще, - прыснула я.

- Что, простите? – не оценил моего русского доктор.

- Я в том смысле, что вы мужчина… - хихикнула я, кокетливо покраснев. Определенно, эта словесная пикировка начинала мне нравиться.

- Я доктор, - скорбно вздохнул мистер Уилкинс.

- Спасибо, успокоили, - фыркнула я, сдерживая смех.

- Надеюсь, - доктор приблизился ко мне. В его глазах резвились маленькие чертики, игриво мне подмигивающие. – И прошу вас, постарайтесь успокоиться. Открою вам тайну, я боюсь смешливых пациентов.

Закусив нижнюю губу, я закрыла глаза, пытаясь подавить рвущийся наружу смех. – ОК, доктор, я буду очень стараться.

- Я надеюсь на вашу гражданскую сознательность, - усмехнулся он, приступая к осмотру.

- Ну, вот и все, - протянул мистер Уилкинс, помогая мне подняться с кушетки, – при первом осмотре ничего страшного я не обнаружил. Правда, удар по затылку привел к легкому сотрясению мозга, но это не смертельно.

- Да, - фыркнула я, – это, и правда, не смертельно. Тем более что и сотрясать там особо нечего.

- Ну уж, вы слишком самокритичны, - усмехнулся доктор, протягивая мне бумаги. – Я бы хотел, чтобы вы заглянули еще в пару кабинетов. Не сочтите за труд. Придется сдать пару-тройку анализов.

- Не было заботы, купила баба порося… - пробормотала я, выходя в коридор.

- Жду вас завтра в одиннадцать, Алекс, - сияющий Артур выглянул из-за двери, - и, между прочим, не только как врач.

Выйдя на улицу, я поняла, что не в силах сделать хоть шаг, пока мой желудок не получит кровавой жертвы. Оглядевшись по сторонам, я обнаружила подходящую цель. На противоположной стороне улицы призывно позвякивал колокольчик над входной дверью маленького кафе.

Перейдя дорогу, я открыла дверь и с наслаждением вдохнула букет ароматов, дразнящих воображение и вызывающих болезненно-восторженную бурю в желудке.

Сделав заказ, я присела за маленький столик и, обхватив озябшими руками чашку «Эрл Грея», прикрыла глаза, отдавшись состоянию абсолютного покоя, внезапно посетившему меня.

- Алекс?

Вздрогнув, я открыла глаза и уставилась на молодого человека, подсевшего за мой столик. – Да?

- Я не помешаю? – Артур, а это был именно он, приветливо улыбнулся.

- Места всем хватит, - пожала я плечами.

- Извините за вторжение, просто я всегда сижу за этим столиком. Обычно, после смены я забегаю сюда глотнуть кофе или выпить чашечку чая. Я могу пересесть, если вы предпочитаете одиночество.

- Да нет, напротив, компания мне сейчас не помешает, – я придвинула тарелки с булочками поближе к себе, освобождая поверхность стола.

- Вижу, вы уже сделали заказ? – он весело глянул на обилие тарелок с булочками. – Судя по нему, вы вполне здоровы. Во всяком случае, у вас аппетит здорового человека.

Я рассмеялась. – Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Вот на что я никогда не жаловалась, так это на аппетит, - придвинув к себе очередную тарелочку с румяной хрустящей булочкой, обсыпанной сахарной пудрой и корицей, я с наслаждением вонзила в нее зубы.

- Черт возьми! – Артур улыбнулся в ответ, - вы так заразительно поглощаете это калорийное безобразие, что мне захотелось присоединиться к вам.

- Рекомендую… - я слизнула с пальцев остатки пудры, - неземное удовольствие…

Прикончив булочки и расправившись с чаем, мы покинули гостеприимное кафе.

- Так вы появитесь завтра? – в очередной раз поинтересовался Артур, задержав при прощании мою руку в своих ладонях. – Я могу надеяться?

Засмеявшись, я высвободила руку и прижала ее к сердцу. – Сэр, разве я могу противиться предписаниям собственного врача?

- Я надеюсь, что не сможете, - улыбнулся он. – До завтра?

- До завтра! – кивнула я и, не спеша, двинулась в сторону дома.

Открыв дверь квартиры, я поморщилась. Ну и запах. Еще бы, если в квартире не убираться более двух месяцев, это, знаете ли, грозит полным запустением. Скинув куртку и ботинки, я прошлепала на кухню. Пожалуй, начать следовало со стратегически важного объекта. Засучив рукава и вооружившись тряпками и шваброй, я двинулась на сражение с пылью и беспорядком.

Вылизав кухню до блеска, я с наслаждением потянулась. Хруст позвонков недвусмысленно намекнул на необходимость сделать небольшую передышку. Включив электрочайник, я присела на стул и задумалась. Что же, черт возьми, происходит? Вопросы сыпались со всех сторон, и я не успевала отбиваться от них. Почему я ничего не помню, где я находилась все это время, когда я умудрилась получить удар по затылку, что за кольца на моих руках?

Вскипевший чайник оторвал меня от невеселых раздумий. Вздохнув, я достала пачку «twinigs» и щедрой рукою сыпанула из нее в заварочный чайник. Кружка горячего чая, это все, что мне сейчас нужно.

Захватив кружку и несколько засохших печенюшек, завалявшихся в буфете, я двинулась в гостиную. Сегодня я не хочу больше ни о чем думать. Завернувшись в плед, я раскрыла книгу и углубилась в чтение. Лучший способ отрешиться от всех проблем.

«Два глаза уперлись Маргарите в лицо. Правый с золотою искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый – пустой и черный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней...»

Захлопнув книгу, я поежилась. Даже "Мастер и Маргарита" не принесли желаемого облегчения. Отложив книгу, я расправила простыни и, свернувшись калачиком, обняла подушку, прижав ее к груди.

Я лечу на бешеной скорости, ветер треплет мои развевающиеся волосы и я, обхватив метлу ногами, радостно кричу, раскидывая руки. – Ведьма! - слышится мне вслед и я хохочу от счастья. Ведьма! Да! Маргарите и не снилось.

И вот я уже перед тем, кто прислал мне приглашение. Он безмолвно сидит на кровати, полуоткинувшись на подушках. В коварных тенях от свечей его лицо неумолимо меняется и трансформируется, принимая странный, будоражащий память, образ. - Тебя нет… - пытаются прошептать мои губы, но бутоны слов умирают на них, так и не распустившись. И вот уже два черных бездонных колодца обращены ко мне, я слышу печальный хрипловатый смех. - Конечно. Меня больше нет.

Со стоном я открыла глаза, не сразу осознав, где нахожусь. Побелевшие от напряжения пальцы комкали простыню, а глаза щипало от слез. Что это было? Что за причудливая фантасмагория явилась мне, и почему мне кажется, что я знаю Его?

Еще одна бессонная ночь, словно мелкая бусинка, скользнула на бесконечную нить времени.



Глава 26. Вспомнить все, или забывать нелегко

Утро не принесло с собой ничего, кроме усталости и щемящей боли в груди. Нехотя покинув кровать, я отправилась в ванную. Взглянув на себя в зеркало, я вздрогнула. Синяк приобрел желтоватый окрас и почти сошел на нет. Зато губы были искусаны в кровь, а под глазами залегли черные тени, от одного взгляда на которые становилось страшно. Румянец отсутствовал, глаза горели лихорадочным блеском, а бледная кожа туго обтягивала скулы. Пожалуй, если так пойдет и дальше, я начну таять, как свечка.

Одевшись, я потянулась за косметикой, пытаясь найти в своем скудном арсенале хоть что-то мало-мальски способное придать мне более цветущий вид. Не добившись и половины желаемого результата, я подхватила сумку и двинулась в сторону клиники.

***

Артур встретил меня в дверях кабинета и, усадив на стул перед собой, принялся озабоченно разглядывать мое лицо. – Алекс, что с вами? Вы выглядите так, словно не спали всю ночь. У вас проблемы со сном?

Я кивнула, не в силах скрывать случившееся. – У меня кошмары…

Пощупав пульс и смерив давление, Артур нахмурился, просматривая мою карту. – Странно, ничего необычного я не вижу. Усталость на лицо, но это и понятно. Две ночи без сна… Вот что, пока еще не все анализы готовы, я выпишу вам травяной настой. И еще, я предписываю вам прогулки на свежем воздухе. Как вы смотрите на то, чтобы я сопровождал вас?

Я кивнула. Что же, пожалуй, особого вреда это не принесет.

- Вот и славно, - Артур улыбнулся, поднимаясь, – предлагаю встретиться в нашем кафе в два часа дня. А пока я настойчиво рекомендую вам заглянуть в аптеку.

- Слушаюсь и повинуюсь, - фыркнув, я выпорхнула из кабинета. – До встречи.

***

- Ну, что мы будем делать? – поинтересовалась я, когда Артур присоединился ко мне в кафе.

- Для начала неплохо бы перекусить, а затем мы прогуляемся по Гайд-парку, вы не против?

- Наверное, не против… - грустно улыбнулась я, пытаясь понять, почему же я не испытываю радости от этой милой затеи.

- Алексахина, я на тебя удивляюсь, - второе я, всплеснув руками, поднялось со дна души. – Чего тебе, обормотке, еще надо? Смотри, какой милый доктор. Да еще и голубоглазый. Тебе же всегда нравились светловолосые и голубоглазые. А он, к тому же, не шарахается от твоих шуточек, что не маловажно…

- Помолчало бы, - фыркнула я, пытаясь заткнуть этот фонтан красноречия. – Ничего мне не надо. Просто хочу, чтобы меня в покое оставили.

- Так тебя, солнце, и не очень-то беспокоили до сего момента. Что у нас там с мужиками-то было? Раз, два и обчелся… - съязвила поганка, мерзко хихикнув.

- У тебя и того не было, - рявкнула я и вернулась во внешний мир, где меня терпеливо ждал Артур.

***

- Вам понравилась прогулка? – мы стояли у подъезда моего дома, и Артур переминался с ноги на ногу, явно намереваясь спросить еще что-то.

Под ложечкой противно засосало, мне хорошо знакомы такие взгляды. Что ж за все надо платить. Ты своим поведением дала ему надежду, так будь добра, не увиливай хотя бы сейчас. – Спасибо, все было чудесно, - пробормотала я, хватаясь за дверную ручку, - мне уже пора, честное слово, Артур.

Второе зашипело. - Нет, ну какова, а? Знаешь, ты все-таки сволочь! Ну, улыбнись хотя бы…

Артур перехватил мою руку и внимательно посмотрел на меня. – Могу я вам позвонить?

Что-то в его глазах заставило меня честно ответить. – Артур, я хочу извиниться, но сейчас я не…

- Сейчас вы не хотите, чтобы один надоедливый врач докучал вам каждую свободную минутку. Так? – его голубые глаза грустно сверкнули. – Хорошо, я уважаю чужие решения. Но могу я надеяться?

- Не знаю… - выдохнула я и открыла дверь, намереваясь закончить тяжелый разговор.

- В любом случае, я все равно остаюсь вашим доктором, можете не сомневаться, - кивнул он на прощание. - И другом, если хотите.

Захлопнув дверь, я прислонилась спиной к холодному дереву, пытаясь перевести дыхание. – Идиотка, – флегматично пожало плечами второе я и накрылось с головой одеялом.

***

Начало трудовой недели встретило меня грандиознейшим завалом на работе. Стол был буквально погребен под руинами отчетов и переводов, накопившихся за время моего отсутствия. Любознательные коллеги с маниакальным упорством пытались выведать подробности моего путешествия, а я стойко придерживалась версии «заболевший отец и любящая дочка в красной буденовке, героически провозящая мимо Серых таможенных волков гостинцы для папочки».

Днем мне позвонили из клиники и попросили заглянуть во второй половине дня, поскольку все анализы были готовы, и меня ожидал заключительный осмотр. Засиживаться на рабочем месте даже из-за свалившегося на меня объема невыполненной работы я не собиралась, а потому в начале седьмого уже входила в клинику.

Артур с невозмутимым видом встретил меня в холле и пригласил в кабинет, как будто ничего и не произошло. Вздохнув с облегчением, я присела на стул и приготовилась выслушать вердикт. – Ну, что вы скажете, доктор? Жить буду?

- Все в порядке. У вас не наблюдается ничего серьезного, кроме легкой тахикардии, но в вашем положении это бывает.

- В каком?.. – удивленно взглянула я на него.

Артур спокойно посмотрел на меня.

– Вы беременны, Алекс.

Я пыталась выдавить из себя жалкое подобие улыбки, но перед глазами все поплыло и закачалось.

- Как вы себя чувствуете? – донесся до моего сознания голос. Я поморщилась. Голос мешал, будоражил, звал куда-то из спасительного небытия.

Медленно открыв глаза, я попыталась сфокусировать взгляд на маячившей передо мной фигуре.

- Алекс, вы меня пугаете, – врач недоуменно посмотрел на меня, – сообщение о беременности так подействовало на вас... Простите, я не подумал, что ребенок может быть нежеланным.

- Скорее негаданным, – пробормотала я, проведя рукой по волосам. – Вот это да, и какой срок?

- Около одиннадцати недель, - пожал плечами доктор, - точнее можно будет сказать после полного обследования. В любом случае, у вас еще есть время прервать беременность.

- А? Да, я понимаю. Спасибо, я пойду, – развернувшись, я поплелась к двери.

- Алекс, послушайте, вы можете рассчитывать на мою помощь…

- Да-да. Конечно… - пробормотала я, пытаясь осознать произошедшее. Беременна…

***

Добравшись до спасительных стен квартиры, я рухнула на диван, впав в состояние прострации. Одиннадцать недель… Значит, это произошло в тот период, когда мне отказала память. Что же со мной произошло?

Я задумалась, голуби и лебеди как Марию или Леду меня не посещали, бык как Европу не похищал, и золотого дождя в своей спальне я не припоминала. Хотя, я вообще ничего не помнила, и с этим надо было что-то делать.

Вздохнув, я поплелась на кухню выпить чашечку чая. В последнее время я что-то увлеклась им сверх меры. Перерыв холодильник и кухонные шкафы, я пришла к неутешительному выводу, что сладости закончились.

Желание съесть что-нибудь вкусное не только не пропало, но и утроилось. Желудок выводил рулады, а к горлу подступала тошнота. Я решила выбежать в магазин. Кажется, на углу была замечательная кондитерская. Выскочив на улицу, я метнулась через дорогу, забыв посмотреть в нужную сторону. Все у них не как у людей. Движение, и то правостороннее…

***

Я делаю шаг на мостовую, не замечая вылетевший из-за поворота автомобиль. Слышу визг тормозов, и через секунду я осознаю, что сижу на мостовой, даже не пытаясь остановить слезы, ровными дорожками бегущие по щекам.

- У вас все дома? Сумасшедшая! Кидается под колеса, самоубийца! – кричит на меня испуганный водитель, дрожащими руками пытаясь поставить на ноги. – Вы в порядке? Может, я отвезу вас в больницу?

- Северус… - я хрипло выдыхаю твое имя, и оно слетает с губ, раня, оставляя за собой кровоточащие трещинки, но я не замечаю их – боль в сердце сильнее.

Я смеюсь. – Не помогло заклятие, дорогой… Господи, за что ты меня… Зачем… Теперь мне придется забывать все самой...

Забывать нелегко,
Мы над памятью не властны.
Забывать нелегко,
Все, что связано со счастьем.
До сих пор все хранит память мне.
Вновь придешь ты ко мне, лишь во сне.
Но мне тебя забывать не легко.
- Где мне искать тебя?
Как мне вернуть тебя?
Забывать нелегко,
Ты в судьбе моей утрата.
Забывать нелегко,
Хоть забыть, конечно, надо.
Только как сделать так, не пойму,
И любой тут совет ни к чему.
Память в душе залегла глубоко.
- Я не хочу терять тебя…
Я больше не забуду тебя…
Залегла глубоко
Грусть моя о наших встречах.
Залегла глубоко,
Годы лишь ее излечат.
Но пока эта грусть, словно боль
О былом, связана лишь с тобой.
Мне это все забывать нелегко,
Нелегко…
- Я люблю тебя…
Ты моя половинка...




Глава 27. Возвращение магглы, или долгая дорога домой.

На улице я еще как-то сдерживалась, даже мужественно заставила себя посетить не только кондитерскую, купив дюжину пирожных, но и небольшой супермаркет рядом с моим домом. Но как только я закрыла за собой входную дверь квартиры, ярость, запертая на дне души, вырвалась на свободу, сметая все на своем пути.

Я металась по дому, словно разъяренная дикая кошка, пытаясь сообразить, что же мне делать. Северус остался один против Волдеморта и его прихвостней, неизвестно, что они с ним сделают, а я прохлаждаюсь дома и понятия не имею, как же мне вернуться.

Остервенело пиная попадающиеся мне под ноги вещи, я, не рассчитав удара, со всей силы саданула ногой по дивану и тут же, матерясь, повалилась на него. Внезапно я оборвала поток брани на полуслове и испуганно прижала одну руку ко рту, а другой принялась поглаживать живот. - Ты не слушай мамочку, маленький. У мамочки легкая истерика. Она в таком состоянии тебя плохому научит, честное слово. Закрой ушки, или что там у тебя?

Из состояния дикой ярости я впала в глубокую задумчивость. Думай, Алексахина, думай. От напряжения мозги скрипели и дымились, я пыталась припомнить все, что рассказывали мне о Хогвартсе. Если я правильно поняла этих волшебников, то замок заколдован и для местных жителей и туристов представляется старыми развалинами. Ну что ж, осталось определить место его дислокации по карте, а там уж я разверну военно-полевой лагерь. Авось, кто-нибудь из своих и заметит? А может еще какая умная мысль в голову забредет. Главное, нельзя просто так сложить руки и ничего не делать. Бездействие меня убьет. Поразмышляв еще пару минут, я решила добыть карту или атлас с подробным описанием графств Великобритании. Сдается мне, что Хогвартс где-то на границе с Шотландией…

Идти в книжный магазин или библиотеку было уже поздно, но мы не привыкли отступать! Пришло простое, но очень верное решение. Моя соседка, старая дева, мисс Меддоуз запаслива как белка. Наверняка, в недрах ее шкафов или сундуков найдется что-то, удовлетворяющее моим запросам. Захватив пачку бисквитного печенья, вооружившись кротостью и терпением, я храбро направилась к двери старушки.

- Алекс! Как я рада вас видеть! Вам тоже не спится? – сморщенное, как печеное яблоко, лицо Аманды Меддоуз расплылось в приветливой улыбке. – Заглянете на чашечку чая?

- С удовольствием, - выдавила я из себя и, глотнув в последний раз чистого воздуха, нырнула в темную и пыльную обитель старушки.

Разговаривать с мисс Меддоуз за чашкой чая бесполезно. Обычно, она болтает без умолку, не стал исключением и сегодняшний вечер. Мужественно вгрызаясь в зачерствевший имбирный пряник, я сделала глоток обжигающей жидкости. Надо отдать Аманде должное, чай у нее всегда вкусный, только очень уж горячий. Вот и на этот раз мне показалось, что с языка содрали шкуру. С большим трудом проглотив огненную лаву, я растянула губы в улыбке и решительно кинулась в бой. – Мисс Меддоуз, я бы хотела узнать, нет ли у вас…

- Чего, милочка? – небесно-голубые глаза старушки удивленно раскрылись. Еще бы, я прервала ее на самом «интересном» месте. Похоже, ей не часто выпадала возможность просто поболтать. В следующий раз, пообещала я себе, заявлюсь к ней с целым тортом со взбитыми сливками, но сейчас… Вздохнув, я просительно заглянула в ее кроткие глаза. – Мисс Меддоуз, Аманда… Мне позарез нужен атлас Великобритании, а еще лучше топографические планы графств на границе с Шотландией.

- Но почему на ночь глядя? – старушка изумленно взирала на мою страждущую физиономию. – Может, это терпит до утра?

Я отчаянно замотала головой. – Это вопрос жизни и смерти!

- Ну, если жизни и смерти, - покачала головой Аманда, - тогда помогайте.

Отфыркиваясь от пыли и морщась от запаха розовой эссенции, насквозь пропитавшего квартиру мисс Меддоуз, я принялась открывать ящики и заглядывать в сундуки и шкафы, под чутким руководством старушки.

- Ага, вот оно! – торжествующая Аманда вытащила из очередного сундука запылившийся атлас. – Прошу! – она передала это бесценное сокровище в мои дрожащие от еле сдерживаемого нетерпения руки. Выхватив атлас, я растянулась прямиком на полу и судорожно перелистывала страницы. – Ну нет его здесь… - в сердцах я шлепнула рукой по странице, подняв целый столб пыли, и оглушительно чихнула. – Масштаб не тот…

- А что мы, собственно, ищем? – подслеповато щурясь, мисс Меддоуз склонилась надо мной.

- Вы можете называть меня сумасшедшей, но мы ищем то, чего, наверное, и не должно быть на карте… - пробормотала я, устало опуская голову.

- По-моему, нам просто жизненно необходимо выпить еще по чашечке чая, - заметила Аманда и направилась на кухню. – А потом вы мне все-все-все расскажете.

Все-все-все растянулось глубоко за полночь. Старушка оказалась благодарным слушателем, то и дело вскрикивала и ахала, прижимала сморщенную ладошку к губам и закрывала глаза в особо страшных местах.

Сознаюсь, мне немного полегчало. Конечно, я не имела права посвящать кого бы то ни было в свои проблемы. Но наболело, господа, наболело.

Мисс Меддоуз вздохнула и, тщательно расправив несуществующие складки на юбке, посмотрела на меня. – Все это очень интересно и необычно…

- Но совершенно неправдоподобно… - кивнула я и, махнув рукой, встала. – Извините, что отняла у вас время, Аманда. Золотая змеюка на пальце нагло сверкнула и мисс Меддоуз побледнела, резко изменившись в лице. – Так вы и правда, были там…

Ясен пень, едва не брякнула я, ошарашенно глядя на зеленеющую старушку, но, вовремя спохватившись, просто кивнула. В преклонном возрасте каждое лишнее волнение вредно, а в моем положении, тем более.

- Я думаю, вам стоит задержаться, - пробормотала Аманда и дрожащими руками потянулась к чайнику. – Видите ли, дело, собственно, в том, что я очень хорошо знаю волшебный мир не понаслышке, Алекс. Вы знаете, кто такие сквибы?

- Скви кто? – теперь настал мой черед охать и ахать. Я непонимающе вытаращилась на мисс Меддоуз.

- Сквибы, - терпеливо принялась объяснять Аманда, - это неудавшиеся волшебники. По той или иной причине у них нет магических способностей.

- Как магглы? – уточнила я, пытаясь прийти в себя от услышанного.

- Для волшебников куда позорнее быть сквибом, чем магглорожденным. Они не способны жить самостоятельно ни в одном из миров, - вздохнула старушка, покачивая головой.

- Тогда я совсем ничего не понимаю, - пробормотала я, недоуменно глядя на Аманду, - вы, как мне кажется, производите впечатление вполне самостоятельной женщины.

Мисс Меддоуз застенчиво улыбнулась. – Я покинула волшебный мир так давно, что иногда мне кажется, что все это было сном или сказкой.

- А вы можете помочь мне вернуться в него? – с надеждой выпалила я.

- Увы и ах… - Аманда покачала головой, - я же сквиб, милая моя. Без посторонней помощи я и шага в их мире не сделаю. Я не в состоянии пользоваться волшебной палочкой и проход на платформу, с которой уходит Хогвартский экспресс, для меня закрыт.

На меня медленно опускалось осознание очередного провала. Нда… Тихо, чтобы не услышали ни Аманда, ни малыш, я пробормотала себе под нос. – Да, маленький, папку твоего убить мало. Понятно, он хотел как лучше, но ты ведь так безотцовщиной останешься. Нет, когда я его найду, он узнает, где раки зимуют…

Мисс Меддоуз задумчиво крутила в руках фарфоровую чашку. – Думаю, что кое в чем я все же могу быть полезна вам, Алекс.

- Я вся внимание, - я подалась вперед, дабы не упустить ни словечка.

- Завтра мы отправимся в Национальную библиотеку и найдем для вас волшебные карты, - улыбнулась старушка.

- Но как? – теперь я окончательно запуталась. – Вы же говорили, что не умеете колдовать…

- Милая моя, - хихикнула старушка, - все очень просто. Вы ведь могли читать волшебные книги без помощи магии?

- Да… - протянула я, - но это же было в библиотеке Хогвартса, а не в Лондоне…

- Лондон, дорогая моя, полон тайн и загадок, - фыркнула мисс Меддоуз, - если вы чего-то не видите, это не значит, что этого не существует. Национальная библиотека открыта не только для магглов, но и для магов. Надо только хорошенько приглядеться.

- Хорошо, - хрюкнула я, заметно повеселев, - значит, отцовский подарок пригодится.

- Какой? – полюбопытствовала Аманда.

- Полевой бинокль… - невозмутимо заметила я.

Утро я встречала в боевом настроении. Все, вот отроем карты, найдем Хогвартс и я им всем устрою… Что, именно я собралась устраивать я еще не знала, но имела самые твердые намерения сдвинуть дело с мертвой точки. Уж не знаю как остальные, но троица Волдеморт-Люциус-Дамблдор, точно свое получат. А одного профессора ждет пара подзатыльников и мини скандал. Мини, потому что я теперь аккуратная, веду себя осторожно, дрожу над своим организмом, как над хрустальной вазой. Ребенок должен развиваться в нормальной человеческой обстановке. Хватит с него того, что ему придется терпеть рядом с собой взрывную мамочку-магглу и сурового папочку-волшебника.

Негромкий стук вывел меня из розовых мечтаний, где я разделывала под орех врагов и страстно обнимала любимого. Кинувшись открывать дверь, я едва не сбила с ног Аманду, замершую на пороге. – Доброе утро, Алекс. Я вижу, вы уже собрались? – старушка выглядела сногшибательно: бархатная мантия небесно-голубого цвета делала ее похожей на добрую волшебницу из старой детской сказки.

- Угу… - выдохнула я, от нетерпения переминаясь с ноги на ногу.

- Тогда вперед, милочка, нас ждет библиотека! – мисс Меддоуз воинственно стукнула об пол огромным зонтиком.

В мою душу закрались сомнения, выдержит ли столь благородное заведение нас обеих…

Пока мы добирались до Национальной библиотеки, я поминутно приставала к бабусе с расспросами. Мое любопытство требовало жертв, и не малых. Оказалось, что мисс Меддоуз в молодости была отчаянной девчонкой. Сбежав от родительской опеки, она прижилась в мире магглов и весьма неплохо устроилась, надо вам сказать.

Библиотека не показалась необычней обычного, но, когда мы, пройдя несколько залов, оказались у запыленного стеллажа, мисс Меддоуз потянула на себя какую-то книжицу и, раскрыв ее, провела рукой по страницам. Часть стены, за книжными полками расползлась, открывая темный проход. Старушка с видом победительницы оперлась о зонтик. – Прошу, дорогая моя! – улыбнувшись, она вытянула руку в приглашающем жесте.

- А… Как? – выдохнула я, таращась поочередно то на проход, то на Аманду. – Вы же не можете колдовать…

- А мне и не надо… - хихикнула старушенция, игриво подмигивая. – В конце концов, в нашем сумасшедшем мире для сквибов тоже есть небольшие льготы.

Твердо пообещав себе не разевать рот по пустякам (стыдно, ведь и не такое видела), я решительно нырнула в образовавшийся проход, увлекая за собой мисс Меддоуз.

Оказавшись по ту сторону стены, я огляделась по сторонам. Эта библиотека очень напоминала собой Хогвартскую, только еще необъятней.

- Чем могу быть полезна? – к нам приближалась Миссис «Самый строгий библиотекарь в мире». Боюсь, даже мадам Пинс здесь отдыхает. Напрягшись, я приготовилась к бою, но была оттеснена Амандой. Старушка что-то шептала строгой даме, изредка косясь в мою сторону, словно они сплетничали обо мне. Пару раз мне даже показалось, что она шепнула: «Малфой!!!». Библиотекарь только возмущенно фыркнула и попыталась отстранить Аманду, но старушка, разъярившись до предела, вцепилась в мою левую руку и сунула под нос суровой даме. Женщина пару секунд завороженно рассматривала кольцо и, побледнев, тихо охнула. – Простите, миссис Малфой, это такая честь для нас… А ваш супруг, он…

- У него дела в Министерстве… - произнесла я с королевским величием и окинула тетку ледяным взглядом, а ля «Северус и Люциус в одном флаконе».

- Что я могу сделать для вас? – пробормотала она, преданно заглядывая мне в глаза. Вся ее фигура выражала живейшую готовность броситься нам на помощь.

Я взглянула на Аманду и старушка мгновенно взяла дело в свои руки, подхватив библиотекаря под локоток, она отправилась к картотеке.

Через пять минут, нагруженные атласами, справочниками и картами, мы покинули волшебную библиотеку, весьма довольные жизнью.

Видя мое нетерпение, Аманда пожелала мне успешного поиска, оставив наедине с вожделенными сокровищами. Выцепив из стопки самый большой атлас, я раскрыла его на оглавлении и принялась разыскивать Хогвартс.

- Ага! Вот он, родимый… Страница 57… - бормотала я себе под нос, сосредоточенно листая страницы. Внезапно, наглая книженция вырвалась из моих рук и начала самостоятельное перелистывание.

- А, ну если вы так ставите вопрос… - протянула я, поудобнее устраиваясь на коврике.

Открывшаяся страница заставила меня тихо охнуть. Нарисованная карта оживала на глазах, разворачиваясь в небольшую панораму, прямо на листках атласа. Захотелось жалобно поскулить: Хогвартс явился мне во всей красе, именно таким я его и запомнила… Я подползла поближе, осторожно заглядывая в окошки замка, и обомлела. Маленькие, размером со спичку, по замку разгуливали волшебники. Приглядевшись внимательнее, я узрела среди них… Дамблдора!

С тихим шипением. – Попался, гад… - я потянулась к замку, совершив непоправимую ошибку. Едва мои руки тряхнули школу, в надежде, что директор вывалится из окна, как куль с мукой, ее стены, не привыкшие к столь грубому обращению, стали разваливаться и волшебный народец кинулся врассыпную.

- Стоять! – взвизгнула я. Куда там. Эта пузатая мелочь дунула от меня, словно стая тараканов.

- Голова садовая! Идиотка! Дура дурой! – рявкнула я на себя и посмотрела на разрушенный план местности. Понять, что где находилось раньше, было невозможно. Все обозначения и знаки перепутались окончательно, на карте царили полная неразбериха и разруха.

Зарычав как лев, не обедавший целую неделю, я кинулась ловить магическую мелюзгу, рассеявшуюся по моей квартирке. Мелочь выражала бурное недовольство и негодование, когда я, узрев очередного клиента, ласково цепляла его двумя пальцами за шкирку. Дело было не из легких, да и настроение не способствовало успешному течению дела.

- Маггла криворукая, - простонала я, безуспешно пытаясь подцепить возмущенно лягающегося студента.

- Я всегда говорил, солнышко, руки у тебя золотые, жаль, не из того места растут… - раздался до боли знакомый голос за моей спиной. Взвизгнув, так что стекла задрожали, а пойманный мною студент упал в обморок, я медленно обернулась.

На пороге стоял ухмыляющийся Малфой, на плече у него сидел невозмутимый герр Мюллер, а из-за спины выглядывала красная как рак Гермиона, еле сдерживающая рвущийся наружу смех.

- Ребята… - на негнущихся ногах я двинулась к ним. – Милые мои… - всхлипнув, я крепко стиснула обоих в дружеских объятиях.

- Задушишь… - прохрипел Драко, тщетно пытаясь вырваться из кольца моих рук. Более разумная Гермиона расслабилась и затаилась, пережидая приступ радости, одолевший меня. Сов же, отделавшись легким испугом, вспорхнул, словно очень крупная бабочка, перепившая нектара, на шкаф.

Когда первая волна чувств схлынула, я подхватила сладкую парочку и потащила их на кухню пить чай. Разве можно разговаривать на пороге? Нас остановил пронзительный вопль Мюллера. – МЫШЬ!!!

Гермиона вздрогнула и поплотнее прижалась к Драко, а я недоумевающе уставилась на сова. – Не поняла? Во-первых, у меня сроду грызунов не водилось. А, во-вторых… С каких это пор совы боятся мышей?

- Я высокооппрасофаный птис! – возмущенно захлопал крыльями герр Мюллер. – Я терпеть не мочь расный грысун!!! Уперите ефо!!!

- Вот что, родной, - заявила я тоном, не терпящим возражений, поманив птицу пальчиком, - мы с тобой еще за зелье не рассчитались. Так что давай, лови этого зверя. Хотя где ты его увидел? И тут до меня дошло, я совсем забыла о пляшущих человечках из Хогвартса…

Малыш и Гермиона, выслушав мой сбивчивый рассказ, осели на пол, дружно заливаясь здоровым детским смехом. Когда ребятишки отсмеялись, Драко вытащил палочку и фыркнув, – Фините инкантатем! – вернул все на свои места.

- Жаль… - пробормотала я, глядя на закрывающийся атлас, - очень жаль…

- Чего тебе жаль? – удивленно взглянул на меня Дракончик.

- Жаль, Дамблдора поймать не удалось, – терпеливо пояснила я. – А может, ты мне его достанешь оттуда, по дружбе?

- Ты уж лучше возвращайся в Хогвартс и сможешь ему персонально навалять, - хихикнул Драко и тут же сменил тему. – Что ты вообще о себе думаешь? Знаешь, как мы переживали, узнав, что ты пропала.

- Угу, - притворно раздраженно буркнула я, - ночей не спали, плакали и сокрушались.

- Вот именно! – блондинчик глянул на меня без тени улыбки. – Нет у тебя совести, мамочка…

Гермиона покосилась на Драко и толкнула его локтем. - Скажи ей…

- И что он должен мне сказать? – подозрительно прищурилась я.

- Ну, у нас там такие дела… - многозначительно протянул Малфой.

- Меня интересует только одно, - я переводила взгляд с одного на другую, - что с Сев… с профессором.

- Вот об это-то нам и надо поговорить, - вздохнул Драко, - без поллитры тут не обойдешься…

- Кого я воспитала… - покачав головой, я решительно направилась на кухню. – Никакой выпивки, молокосос. Чай и пирожные, вот все, что вы получите.

- А как же забота и ласка? – ухмыльнулся поросенок, подмигивая Гермионе, показывающей ему кулак.

- Пожалуй, я о тебе позабочусь… - проворковала я, закатывая рукава кофты. – Герм, у тебя нет желания проучить одну очень наглую мартышку?

- Огромное… - хищно улыбнулась Гермиона, достав волшебную палочку.

Драко, осаждаемый соединенной армией магглов и магов, мгновенно капитулировал и сдался на милость победителей без боя. Точнее на растерзание…

- Все, леди, успокоились!!! – заорал парнишка что есть мочи. – Баста! Сашка! Там профессор загибается, а ты…

Его слова произвели на меня магическое действие и я застыла с занесенной для удара диванной подушкой в руках. – Что?!!

- Я же и говорю, - пробормотал Малфой, отползая с линии огня, - у нас там такое…

- Марш на кухню! – зашипела я, внутренне сжимаясь в комочек. Черт бы побрал этих волшебников. Познакомившись с их миром поближе, я примерно представляла, что могут сделать с Северусом мой озверевший супруг и подоспевший к нему на подмогу Волдеморт.




Глава 28. Кухонные разговоры, или экзамен по маггловедению

- Что с Северусом? – с ходу выпалила я, едва мы оказались на кухне.

- Да ничего страшного, в принципе… - пожал плечами Драко, - ну потрепали его, конечно, но в целом… Видишь ли, Волдеморт испытывает к нему нечто вроде привязанности.

- Какой еще привязанности? – я даже рот открыла. – В каком смысле?

- Ну, это у него надо спросить, - хмыкнула Гермиона, преувеличенно внимательно разглядывая узоры на чашке.

- Ну какая… - пожал плечами Малфой, - такая… нежная и странная…

- Прекрати говорить намеками! – взвыла я. – Ты что, хочешь сказать…

- Я молчу как рыба об лед! – возопил обиженный малыш.

- Так! Все быстренько успокоились, - прорычала Герми, окидывая нас тяжелым взглядом, - и продолжили обсуждение наших проблем. У нас война началась, между прочим.

- А? – я медленно осела на стул. – Вас что, ни на секунду оставить нельзя? Вот это драйв…

- Значит так, - Миона снова взяла бразды правления в свои маленькие, но цепкие ручки, - пока у тебя голова соображает, сообщаю краткие новости. Профессор у Волдеморта, Темный лорд захватил Азкабан и держит круговую оборону.

- А Люциус? – осторожно поинтересовалась я.

- А папочка, - Малфой нахмурился, - папочка отправился в больницу святого Мунго.

- За что? – вот теперь я вообще ничего не понимала.

- Волдеморт не прощает своим слугам ошибок, - флегматично заметил Малфой, - а отец совершил сразу две. – Предупреждая вопрос, готовый сорваться с моих губ, он добавил. – Мало того, что упустил тебя, так еще и Снейпа посмел самолично наказывать. Последнего ему точно простить не могли. Судить виновных, да еще таких… - Малфой выдержал эффектную паузу, - это право Волдеморта. У отца не было шансов. Серия Империо вперемежку с Круцио и вот результат – он пускает слюни на больничной койке.

Меня передернуло. – И ты так спокойно говоришь об этом?

Малыш грустно посмотрел на меня. – Ты предлагаешь мне лить слезы? Я все равно не в состоянии помочь ему. Да и потом, если бы на его месте оказался я, отец даже не вспомнил бы обо мне.

- Ладно, о Люциусе потом, – махнула я рукой на супруга, - как Северуса выцарапать?

- Не знаю, - задумался Малфой, - теоретически, из Азкабана ему самому не выбраться, практически, я думаю, тоже. Никто еще не смог сбежать оттуда. А… - Малфой уставился на Гермиону, Миона на меня, а я переводила взгляд с одного на другую. – Блек!!! – выдохнули мы одновременно.



- Вот он-то нам и расскажет про Азкабан, - облегченно выдохнула я, но тут же сурово сдвинула брови. – Кстати, а что вообще было предпринято для спасения профессора?

- Дело в том, что после того как Волдеморт заперся в Азкабане и дементоры перешли на его сторону, туда никто не может попасть, - Герми печально вздохнула. – Министерство сразу же созвало военный совет, но до сих пор не приняло никакого решения. А Упивающиеся смертью тем временем подтянулись к своему господину.

Все… Я почувствовала как в груди медленно но верно закипает ярость. – Значит, министерские крысы протирают штаны на совещаниях, Дамблдор отсиживается за стенами Хогвартса, рискуя заработать диабет от своих лимонных долек, а эти гады с татуировками мучают Северуса? Убью! – рыкнула я, вскакивая на ноги.

Ребята с изумлением наблюдали за моими метаниями по кухне.

- Я им покажу... Я им всем устрою праздничный вечер с подарками и фейерверками! Никого не обойду, всем достанется! Министерским устрою вендетту, Дамблдора на всю оставшуюся жизнь лишу сладкого, а эти обжирающиеся, или как их там, по гроб жизни будут молиться, чтоб я не мучила их в кошмарных снах. У них даже имя Сашка будет вызывать судорогу и выпадение зубов! Они... Щаз! Вы увидите, как встречают врагов настоящие герои! - Я на несколько минут исчезла из кухни. Мое возвращение произвело фурор, если не сказать больше. Притулившийся на холодильнике сов, вытаращив глаза, тщетно пытался произнести хоть что-то, мало-мальски напоминающее членораздельную речь. Из его горла вырывались жуткие всхлипы. – Апф, афш… Гермиона и Драко, едва взглянув на меня, начали трястись, как в лихорадке. Дальше каждый пошел своим путем. Гермиона едва дыша, всхлипывая, почти лежала на столе, из ее глаз катились крупные слезы. Драко сполз с кресла на пол, уже не в силах смеяться, а лишь тихо повизгивал, схватившись за живот. А герр Мюллер, кажется, выпал из сознания окончательно.

Ей-богу, я готова была обидеться, но, взглянув в зеркало, поняла, что сейчас сама скончаюсь от смеха. Мой вид представлял собой нечто среднее между индейцем, бомжем и солдатом командос.

Сделав все же попытку надуться, я отвернулась. - Да я с вами обоими просто разговаривать не желаю! Свалились на мою голову, сели и ножки свесили. Думаете, русская маггла все за вас делать будет? Живо собирайтесь! Я не намерена проторчать здесь и лишней секунды!

После нескольких минут взаимных препирательств мы вышли из дома и добравшись до парка, аппарировали. Наверное, я никогда не привыкну к этому аттракциону. Ты рассыпаешься на миллионы мелких кусочков, словно детская мозаика, а затем, тебя, будто пазл, собирают вновь. Я криво ухмыльнулась. А что, если по какой-то нелепой случайности все пойдет наперекосяк? Интересно, кого я буду напоминать, картину Пикассо?

Погладив живот, я шепнула. – Надеюсь, малыш, ты будешь волшебником, как и твой отец. В противном случае, тебе придется испытывать те же каждодневные стрессы, что посещают твою мамочку.

Встряхнувшись, я обернулась к ребятам. – Ладно, пока мы топаем по дорожке к школе, не хотите похвастаться описанием моих поисков? Весьма любопытно узнать, как же вы меня нашли?

Драко пожал плечами. – Это было не сложно. Когда профессор исчез, я не на шутку забеспокоился. Я видел, что перед своим отъездом он навестил оборотня. Ну а вытрясти из Люпина подробности их разговора, было парой пустяков. Люпин признался, что рассказал Снейпу все, что ему известно о твоем геройстве, после чего профессор рванул в наше поместье, вытаскивать свою собственность из лап моего папаши.

Я поежилась. – Эту часть я изучила как непосредственный участник событий. Давай дальше.

- Дальше? Ну, дальше я сгонял до родового гнезда и выяснил неутешительные подробности, тебя нет, Северус в Азкабане, папаня в госпитале, - малыш замолк, наслаждаясь произведенным эффектом.

- Ну!.. – от нетерпения я готова была отвесить сорванцу подзатыльник.

Гермиона дернула меня за рукав и укоризненно посмотрела на меня. – Не торопи его, это бесполезно. Сейчас сам все расскажет.

Выдержав очередную театральную паузу, Малыш невозмутимо продолжил. - Все оказалось не так сложно, хотя, мы помучились немного. Дамблдор не только не рассказал нам, где ты обитаешь, но и категорически запретил разыскивать тебя

- Ах, запретил… - мои глаза сузились. – Запретил…

- Ша! – Драко успокаивающе похлопал меня по плечу. – Мы ж тебя нашли, пусть его.

- Пусть его? – я кипела, как самовар на можжевельнике. – А еще пожилой человек, без пяти минут пенсионер! Неожиданно вынырнуло второе я. – Спокойно, девочка, тебе вредно волноваться. Этот старый пень еще получит свое, не сомневайся.

Тяжко вздохнув, Малфой продолжил. – Мы решили, что Дамблдор наверняка отправлял сов с письмами в контору, где ты работаешь, а может и домовладелице.

- Так... Интересно. Похоже, вы тут развернули целый дедукционный клуб? – уточнила я. – Малыш, скажи, это заслуга Гермионы, знающей жизнь магглов не понаслышке, или…

- Или! – тоном, не терпящим возражений, заявила Гермиона. – Драко провел большую часть работы и… - она взглянула на Малфоя, - надо отдать ему должное, справился превосходно.

- Могу я продолжить повествование, прекрасные леди? – фыркнул Драко, пытаясь скрыть смущение за язвительностью.

- Я вся внимание, - серьезно кивнула я.

- Мы отыскали Мюллера и поручили ему разузнать на совятне, не летал ли кто-нибудь со странными поручениями в Лондон? – Малфой снова умолк.

- И… - я просто подпрыгивала от нетерпения. Чертенок умеет держать публику в напряжении.

Сов ловким клювом перехватил нить разговора. – А потом я посетил софятню и фыяснил, что отин корошенький молотенький софа летал в Лонтон и… - Мюллер замолк на середине фразы, весело глядя на меня.

- Я сейчас убью кого-нибудь!!! – рявкнула я, дрожа от нетерпения. – Вы нарочно издеваетесь?

- Нет… – глаза Малфоя, ставшие небесно-голубыми, откровенно издевались надо мной. – Мы специально!

Вот за что его уважаю, так это за умение вовремя остановиться. Поняв, что через минуту я растерзаю его, как бык красную тряпку, парень тут же сбавил обороты и кивнул сову. – Расскажи ей.

Герр Мюллер радостно ухнул. – Я фыяснил, что софа остафила почту в, как это у фас насыфается… Ящик, почтофый ящик! Письмо было маккловское!!! Софа очень умный и запомнил атрес, написанный на конферте!

- Дальше!!! – любопытство зудело во мне все сильней.

- Дальше? – Драко и Гермиона переглянулись. – Дальше мы помчались в Лондон и наведались в твою контору.

Малфой улыбнулся. – Герми была восхитительна, она так уболтала твоего шефа, вешая ему на уши всевозможную лапшу, что бедняга сдался и предоставил твой адрес.

Миона хихикнула. – А Малфой очаровал твою домохозяйку.

- И все это, мамочка, мы проделали без магии! – окончательно сразил меня поросенок.

- Убедили! – засмеялась я, выставляя перед собой руки. – В мире магглов вы чувствуете себя, как рыбы в воде. Считайте, что свой экзамен вы сдали досрочно и на отлично.

Неожиданно прямо перед нами предстала школа во всей своей красе и я уже вознамерилась пройти через главный вход, чтобы громко возвестить о своем возвращении, когда ребята потянули меня в сторону.

- Куда тебя несет, сумасшедшая! – прошипел Малфой, уцепившись за мою руку. – Нас там цветами никто встречать не собирается!

- Да? Очень жаль, - хищно улыбнулась я. – Значит, я их порадую. Цветочками… на могилках…

Гермиона остановилась и, прислонившись к стене замка, недовольно взирала на нас. – Вы еще громче орать не можете, оглашенные? Вот нас сейчас услышат и поедешь ты, Сашенька, домой, а мы будем до выпускного больничное крыло отмывать.

Малфой звонко чмокнул ее в щеку. – Не боись, солнышко! – выхватив палочку, он постучал по стене, в которой мгновенно образовался проход.

- Иди давай! – притворно рассержено пнула его Гермиона.

- С кем я встречаюсь… - грустно покачал головой Малыш, ныряя в проход. – Это ж хулиганка какая-то. Думал, скромная девочка, воспитанная, дочь интеллигентных родителей.

Герми фыркнула. – Кто бы говорил…

- А вот и не подеретесь, - утешила я ругающуюся парочку.

- Вы-то, может быть, и не подеретесь… А вот я вам сейчас уши надеру… - раздался впереди до боли знакомый голос.

- На ловца и зверь бежит… - пробормотала я и прыгнула в объятия слегка обалдевшего Блека. Что ни говори, но сейчас, я была рада даже Блохастому.

- Мерлин тебя побери, когда ж ты отъесться-то успела? – выдохнул Блек, покачнувшись под тяжестью моего тела. Поудобнее устроившись в его руках, я дернула Сириуса за ухо. – Я тоже скучала, Мохнатик.

- Я вижу, - хмыкнул Блек и, опустив меня на пол, крепко схватил за руку. Обернувшись к ребятам, он гаркнул. – А ну за мной! Сейчас с вами разберутся.

- Предатель… - прошипел Малфой и погрозил кулаком в спину Сириуса.

Очередной коридор вывел нас к знакомой двери.

- А я уж думала, что от моих хором даже камня на камне не оставили… - радостно взвизгнула я. Монашка на картине тихо пискнула и, не дожидаясь пароля, шлепнулась в обморок.

- Признала! – я довольно оглядела присутствующих. – Добро пожаловать, дорогая Сашенька, ну и вы заходите тоже…

Плюхнувшись на любимый диванчик, я оросила его слезами умиления. – Прямо возвращение блудной дочери получается. Как я скучала по всему этому безобразию!

Притихшие ребята скромно жались у стенки, а Блек, не обращая внимания на мои излияния, рванул к камину. – Рем!!! – его рык прокатился по комнате, словно раскат грома. – Эти охламоны вернулись!

Мгновение спустя в камине показался отфыркивающийся и взлохмаченный Люпин, тащивший за собой упирающихся Поттера и Уизли.

- Скажите мне, вас хоть на минуту можно оставить без присмотра? – укоризненно качая головой, Ремус повернулся и увидел меня. Его золотистые глаза радостно блеснули. – Нашлась! Живая, хвала Мерлину!

Подойдя поближе, он сердечно обнял меня и рассмеялся. – Вижу, с Вами все в порядке, Алекс. И с малышом тоже? – тихо шепнул он, наклонившись к моему уху. Я в немом изумлении посмотрела в его глаза. – Оборотни чувствуют такие вещи, - шепнул он и повернулся к ребятам. – Ну, господа, вас следовало бы хорошенько выпороть…

Гарри и Рон протестующе замотали головами, Гермиона фыркнула, а Драко состроил рожицу.

Оборотень улыбнулся и закончил фразу. - Однако, в сложившихся обстоятельствах…

- Как говорится, победителей не судят! – подвела я итог разборкам. – Уважаемые, для обсуждения у нас есть более интересные вопросы.

Люпин вздохнул. – Нет, Алекс, сейчас Вы отдохнете, перекусите, а мы пока пообщаемся с этой четверкой.

Блек придвинулся поближе и, придерживая Гарри и Рона за плечи, кивнул Гермионе и Драко. – Вас это тоже касается. Быстро за мной!

Ремус выпроводил ребят и Сириуса и вернулся ко мне. – Алекс, я очень рад, что с вами все в порядке, но мне кажется, что в сложившейся ситуации Хогвартс сейчас не лучшее место для вас и малыша.

Я даже закашлялась от возмущения. – Это что, мне теперь возвращаться в Лондон?

Рем кивнул. – Было бы очень хорошо. Мы пытались отговорить ребят от идеи вашего возвращения, но как вы уже видели, это бесполезно. Драко и Гермиона улизнули из школы, оставив Рона и Гарри водить нас по ложному следу.

- Значит, вы совсем не рады меня видеть? – в носу противно защипало. Вот тебе и встретили…

- Да что вы, Алекс! – Люпин изумленно взирал на меня, словно увидел впервые. – Как вам такое в голову пришло? Просто я знаю, что вы ждете ребенка. Согласитесь, сейчас вы должны думать о нем, а не о… - прикусив губу, Ремус виновато замолк.

- А не о его отце? – я невесело усмехнулась. – Как вы это себе представляете, Рем?

- Не знаю… - Люпин сокрушенно покачал головой. – Но хотя бы пообещайте мне, что не помчитесь вытаскивать его из тюрьмы голыми руками. Если с вами что-нибудь случится… - его глаза сверкнули, – что я скажу Северусу?

Я устало прикрыла глаза. – Ремус, если мы тут будем разговоры разговаривать, вам не перед кем будет отчитываться, – ударив кулаком по диванной подушке, я зашипела, глотая слезы. - Почему никто ничего не делает?

- Алекс, я обещаю, что мы вытащим Северуса, - Рем притянул меня к себе, и я немедленно уткнулась носом в его плечо, - чего бы нам это ни стоило.

Наревевшись вволю, я всхлипнула последний раз и кивнула. – Конечно, вытащите, иначе…

- Иначе не надо… - Рем даже привстал в притворном ужасе. – Мне даже представить страшно, что станет с Хогвартсом, если вы рассердитесь не на шутку.

- Я в гневе страшен! – фыркнула я и огляделась. – И чем же мне, по-вашему, заниматься тут? Я ж с ума сойду от безделья и волнения.

- В данный момент, я бы на вашем месте спокойно поужинал и отправился спать, а с утра устроил совещание. Как у вас говорят, утро вечера мудренее?

- Именно… - кивнула я и пробормотала себе под нос. – Только нам, аритмикам, это по барабану…

- Что? – Рем, собиравшийся нырнуть в камин, обернулся.

- Ничего. Так, просто… - мой невинный взгляд, отработанный годами, мог обмануть кого угодно, за исключением профессора, конечно.

- Спокойной ночи, Алекс, - улыбнулся Люпин и исчез в зеленом пламени.

- Спокойной? – пожала я плечами. – Не думаю. Во всяком случае, у меня ее точно не будет, ну и еще кое у кого…



Глава 29.


- Пум-бурум, пурум-бум-пум… - напевала я, терпеливо ожидая, когда школа окончательно погрузится в сон, и я смогу, наконец, выбраться на волю. От вынужденного безделья я принялась перешнуровывать армейские. - Знаешь, малыш, если мы твоего папочку спасем, я обязуюсь выкинуть свои ботинки, джинсы и радовать Северуса юбками. Хотя… Нет, пожалуй, столь кардинально меняться не в моих интересах. Папка у нас, конечно, стойкий мужчина, но, боюсь, такой огромной радости и он не выдержит. И вообще, почему если? Не слушай меня, маленький. Все у нас будет замечательно.

Подойдя к двери, я подергала ручку. Замуровали, демоны… Вот так и знала, что не поверят моему честному слову. Ну и пожалуйста. На ваши заклинания у меня всегда найдется шпилька. Волшебнички… Тут сама, без всякого специального образования, своим умом до всего дойдешь.

Расковыряв замок, я победно распахнула дверь. Что и требовалось доказать! Замки чаще менять нужно, а не заклинания на двери вешать.

Вдохнув сладкий воздух свободы, я отправилась на поиски Блека. Конечно, теоретически я могла бы подождать до утра и устроить совещание по совету Рема, но что-то мне подсказывало, что к утру никого уже не будет. На дело пойдут без меня, что в корне расходилось с моим планом. К тому же, я надеялась, что элемент неожиданности заставит Сириуса расколоться на информацию о Азкабане. Во всяком случае, попытка - не пытка, как говаривал один «товарисч».
Бесшумно скользя от стены к стене, я продвигалась в неизвестном направлении. Признаться, я еще не удостаивала Блека милостью своего посещения, а потому мне предстояло решить маленький ребус – отыскать берлогу Сириуса, его лежбище с интересом, так сказать…

Светлые мысли в мою голову приходят редко, но метко. Кто же, как не крестничек Мохнатенького, знает все о его прибежище? Круто поменяв направление, я бодро потрусила в сторону гриффиндорской башни.

- Поттер! Ну, Поттер!!! – шипела я на ухо зеленоглазому, предусмотрительно зажав ладонью курносый нос и рот. – Открой гляделки, дело есть!

Не знаю, что подействовало быстрее, то ли шепот, то ли нехватка кислорода, но вскоре на меня смотрели два крыжовника, готовых лопнуть от испуга. Разжав ладонь, я приложила палец к его губам. – Не ори.

- Чем? – прохрипел Гарри, пытаясь восстановить дыхание.

- Кто тебя знает, - ухмыльнулась я. – Ты же у нас золотой мальчик. У тебя много скрытых резервов.

Поттер сердито взъерошил волосы и, нацепив очки, тихо буркнул. – И для этого ты пришла ко мне глубокой ночью? Выразить свое восхищение моими резервами?

- Отчасти… - фыркнула я и плюхнулась рядом с ним.

- Что ты хочешь? – сдался мальчишка, обреченно глядя на меня, словно жертва на палача.

- Понимания… - продолжала я балагурить, испытывая терпение парнишки.

- Слушай, а профессора ты тоже так достаешь? – кольнул в ответ молокосос.

- Уже нет, - буркнула я, косясь на прикусившего язык Гарри. – Ладно, вернемся к нашим баранам. Где Сириус квартируется?

- Что? – у чернобрового даже очки на нос съехали от удивления. – А он тебе зачем? Ты ж его терпеть не можешь!

- Ну, мало ли зачем, - пожала я плечами, - нужен и все. Так где Блек обитает?

- Его комната недалеко от жилища Ремуса, - сдался Гарри, отчаянно зевая, – за портретом Кавалера. Пароль не знаю…

- Вот и все, что мне было надо, - сняв с него очки и положив их на тумбочку, я встала. – Спокойной ночи.

- Ага, уснешь тут с тобой, - сонно пробормотал Гарри, и тут же заснул.

- Все бы вам со взрослыми спорить, - ухмыльнулась я и, подоткнув ему одеяло, потрепала непокорные вихры.

Картина отыскалась довольно быстро. Кавалер, изображенный на ней, походил на Сириуса. Во всяком случае, его улыбка была точной копией Блековской, такая же нахальная.

- Сэр, не будете ли Вы столь любезны, - начала я издалека, - пропустить меня к мистеру Блеку. Мне необходимо переговорить с ним. Мой вопрос не терпит промедления.

- Милая дама, не соблаговолите ли Вы сообщить мне пароль? – ухмыльнулся он, подкручивая усы. – В противном случае, я не смогу пропустить Вас. К моему величайшему огорчению.

- Любезный сэр, - я склонилась в глубоком реверансе, - прошу покорнейше простить меня, но мне не известен пароль. Право, это такой пустяк, что Вы не должны придавать ему значения. Поверьте, мы с Сириусом столь давние друзья, что он будет безумно рад нашей встрече.

- Мне крайне неприятно говорить Вам эти слова, - Кавалер отвесил изящный поклон, - но я вынужден отказать Вам.

- Ну все… Мое терпение лопнуло, уважаемый… - я слегка повысила голос, - или Вы меня пропускаете, или…

- Что? – Кавалер даже попытался высунуться из рамки, - Вы мне угрожаете?

- Предупреждаю… - прошипела я, - предупреждаю, уважаемый, у меня всегда под рукой растворитель…

- Вы не посмеете, - побледнел Кавалер, отступая в глубь картины.

- На войне, - я обреченно вздохнула, - все средства хороши, сэр. Так что? Вы уступите или растворитесь смертью храбрых?

- Покоряюсь грубой силе и произволу, - театрально застонал Кавалер, открывая проход.

- А пароль все же шепните, - попросила я, придвигаясь поближе.

- Мне крайне неудобно… - Кавалер замялся.

- Друг мой, - я удивленно посмотрела на него, - после сдачи всех позиций Вы не хотите назвать пароль? Какой в этом смысл?

- Это совсем не для Ваших нежных ушек, - покраснел хранитель, опуская глаза, словно стыдливая монашка.

- Дорогой мой, я знаю такие слова, что еще одно мне не повредит, - ухмыльнулась я. – Ну же, не мучайте меня.

- Трах-тарарах… - пробормотал Кавалер себе под нос.

- Что? – я округлила глаза.

- Ну, Вы меня понимаете… - Кавалеру было не до смеха, - трах…

- Предсказуем, впрочем, как всегда. Крайне Вам признательна, - поклонившись, я нырнула в берлогу Сириуса.


***

Мохнатик не спал. Задумавшись, он смотрел на огонь в камине, а потому не сразу обнаружил мое присутствие.

- Здравствуй, мой мохнатый герой, - выдохнула я прямо в ухо Блека, заставив его подскочить от неожиданности.

- Ох, тролль тебя побери, Заноза, - он шумно выдохнул. - Ты едва не отправила меня к праотцам.

- Ну что ты, испортить настроение дедушкам, отправив к ним такого охальника… - я состроила невинную физиономию, - на это даже я не пойду.

- А как ты вошла? – запоздало возмутился Сириус. – Я тебя не звал и вообще…

- А меня звать не надо, я сама прихожу, как кошка… - улыбнувшись, я устроилась на диване и огляделась. – Советую тебе сменить пароль. Неоригинально, мой друг.

- Кто тебе сказал? – прошипел Блек, одарив меня тяжелым взглядом.

- Не поверишь, догадалась, - я расплылась в победной улыбке. – Давай-ка, лучше поговорим, солнышко. Зря я, что ли к тебе пришла?

- И о чем мы с тобой говорить будем? – хмыкнул Блохастик.

- Об Азкабане, - я пошла напролом. - Я хочу, чтобы ты помог мне добраться до этой поганой тюрьмы. И желательно прямо сейчас.

Блек, нахмурившись, покачал головой. – Детка, ты сумасшедшая! Ты хоть понимаешь, о чем просишь?

Я невозмутимо кивнула. – Мне кажется, я четко сформулировала свою просьбу, разве нет? Ты пойми, если ты не пойдешь со мной, я сделаю это в одиночку. Только все это будет гораздо медленнее и болезненнее.

- Нет! – сердито тряхнув лохматой шевелюрой, он отвернулся к окну. – Это не женское дело. Мы справимся сами.

- Ну конечно, - фыркнула я, - как всегда не женское дело. Мне, наверное, пора разуться и топать к плите, благо уже беременная…

- Что? – не понял моей иронии Сириус.

- Да так, - пожала я плечами, - шутка юмора.

- Я не пущу тебя, – Сириус покачал головой. - Ты даже не знаешь, что такое Азкабан. Детка, мы справимся сами.

- Не знаю, но у меня появился шанс узнать, - протянула я, придвигаясь к нему поближе. – Сириус, соглашайся, я все равно отправлюсь туда. С тобой ли, без тебя ли, я найду способ попасть в это чертово место.

- Вот ведь упрямая девка! – сплюнул Блек, сердито уставившись на меня. - Вы со своим профессором два сапога пара. Два осла!

- Ладно, я все поняла, - встав с дивана, я направилась прямиком к двери. – Не хочешь помогать, не мешай хотя бы.

- А ну стой! – Блек в два прыжка очутился у двери, преградив мне дорогу. – Никуда ты отсюда не уйдешь, дорогая. Останешься здесь. Под моим присмотром. Поняла? А утром с тобой Рем поговорит.

- Сириус, – я печально взглянула в его глаза, - отпусти меня. Помнишь, ты проиграл мне желание? Так вот, сейчас я прошу тебя, отойди.

- Женщина… - изумленно выдохнул Блек, покачивая головой, - хотел бы я, чтобы кто-нибудь полюбил меня так же, как ты любишь его.

- Так ты отпустишь меня? – я с надеждой потянулась к двери, но Сириус перехватил мою руку. – Нет уж!

- Ну пожалуйста, - я готова была расплакаться.

- И не проси, – рыкнул Сириус, выхватывая волшебную палочку. Я зажмурилась.

- Вместе пойдем! – услышала я довольный шепот мохнолапого извращенца прямо у своего уха.


***

- У тебя хотя бы есть план? – пыхтел Сириус, продвигаясь следом за мной. – Куда мы вообще идем?

- У меня, как в Греции, все есть, а сейчас нам нужно разбудить Драко, - бормотала я, зорко осматривая окрестности, дабы не напороться на ночной дозор.

- Ты и его потащишь? – Блек даже притормозил от возмущения. – Ну давай, соберем всю малышню и пойдем штурмом на Азкабан. Совсем рехнулась?

- Не ори… - прошипела я, оглядываясь по сторонам, - весь Хогвартс перебудишь… Он нам нужен, чтобы сварить зелье.

Блек фыркнул. – Зачем?

- Да можешь ты помолчать немного? – я закрыла глаза и досчитала до пяти. Теперь я понимаю, каково приходится Северусу, когда я извожу его вопросами. – Сириус, я все тебе расскажу, только давай сначала разбудим Драко.

- Хорошо, - буркнул недовольный гриффиндорец, но примолк. Тишина… Я блаженно вздохнула и… тихо охнула, из-за поворота на меня выскочил Драко.

- Успел… - выдохнул парень, пытаясь отдышаться. – Без меня смыться собирались? Так и знал! Нет вам доверия.

- Между прочим, я шла за тобой, солнце мое ясное, - я притянула к себе блондина. – Несмотря на то, что эта блошиная копилка все время меня останавливала.

- Да, конечно, давай! Сириус лохматый, мохнатый, блохастый. Еще варианты есть? – Блек надулся и отвернулся от нашей парочки. - И принесла ж тебя нелегкая в наш мир. Как спокойно я без тебя жил, а?

- Так же, как я без вас. Только теперь существовать порознь мы уже не сможем… - торжественно провозгласила я, обнимая их обоих.

- Тогда… Что у нас по плану? – невинно поинтересовался Сириус, глядя в сторону.

- Противовизговое зелье...

- На кого собираешься визжать? – округлил глаза Драко.

- На дементоров, если я не ошиблась в произношении, - пожала я плечами, - а сейчас нам необходимо спуститься в подземелье и взять все необходимые компоненты…

- И связать тебя по рукам и ногам, - простонал Блек. - Во что я влез.

- Под чем ты подписался… - покачала я головой. – Бедный маленький Сириус… Я же не заставляю тебя лезть в тюрьму, солнышко. Мне всего-то и надо, чтобы ты доставил меня до стен, а там уж я…

Драко серьезно кивнул головой. – Поверьте, сэр. Там уж она развернется.

- Я не знал, что шизофрения - это заразно, - в сердцах плюнул Блек. – Идем, кажется, я тоже начинаю сходить с ума.
Зелье весело бурлило на огне, я блаженно потянулась. – Неужели все?

Драко еще раз придирчиво заглянул в котел, принюхался и удовлетворенно хмыкнул. – Забавно. Но сегодня ты превзошла сама себя. Все правильно. Даже страшно…

- Ну, спасибо, - надулась я, - ни словечка ласкового не дождешься…

Дракончик ухмыльнулся и кивнул. – Действительно, жутко несправедливо. Уважаемая, я искренне рад, что Ваши бесценные руки, наконец-то, заняли надлежащее им место и больше уже не торчат из…

- Откуда? – взвилась я, недобро поглядывая на Малыша. Вот ведь, поросенок!

- Ну, ты ж меня понимаешь… - прошелестел ухмыляющийся нахал, ловко уворачиваясь от подзатыльника.

- Никакого почтения к взрослым, – обиженно буркнула я, занявшись переливанием зелья в подходящий сосуд. – Ты совсем меня не уважаешь!

- Я тобой горжусь! – неожиданно серьезным голосом заявил Малфой.

- Что? – я даже присела от удивления, а Блек, нетерпеливо шагающий из угла в угол, замер.

- Я сказал, что горжусь тобой, - Драко отобрал у меня фляжку, закрутил крышку и невозмутимо вернул мне. – Может, перестанешь таращиться на меня?

- Легко сказать, - я не без труда справилась с голосом, - не каждый день тебе делают такие признания.

Блек нетерпеливо фыркнул. – Оставьте сантименты на потом. Мы, по-моему, куда-то собирались, не так ли?

Драко мгновенно встрепенулся. – Я готов!

- Сириус, подожди в коридоре, пожалуйста, - попросила я, глядя на Малыша.

- Что это значит? – Драко хмуро взирал на меня, скрестив на груди руки. – Ты не хочешь взять меня с собой? Я что, недостаточно взрослый?

- Малыш, - вздохнула я, приобнимая парнишку, - послушай меня.

- Не надо меня утешать! – он вырвался, сердито буравя меня взглядом. – Я не маленький!

- А раз не маленький, значит, останешься здесь, чтобы прикрыть меня, а также удержишь остальных от глупостей. Послушай, тебе придется очень трудно.

- Это еще почему? – пожал плечами Драко.

- Хм, а ты считаешь, что удерживать Гермиону, Гарри, Рона и Ремуса это просто? Я думаю, что они не меньше тебя будут рваться на помощь. Обещай мне, что ты удержишь их.

- Ладно, - вздохнул Малыш, - но ты мне потом все расскажешь?

- Непременно… - мурлыкнула я, потрепав его по щеке, - в красочных подробностях…

- Обещай, - он тяжело вздохнул, - обещай что вернешься.

- Я обещаю, что МЫ вернемся… - пробормотала я, - непременно…

Взяв палочку профессора, пузырек с зельем, я улыбнулась парнишке и покинула подземелье.
Так мы идем или нет? – Сириус кружил по коридору, не в силах остановиться.

- А ты считаешь, что я передумала? – я успокаивающе похлопала его по плечу. – Не бойся, все будет хорошо. Я и сама боюсь, - пробормотала я себе под нос, двигаясь вслед за Мохнатиком.

Выбравшись через потайной ход, мы двинулись к лесу.

- Может, посвятишь, наконец, в свой план? – Сириус подхватил меня под руку и притянул поближе.

- Ты же знаешь, я люблю импровизации, друг мой, - улыбнулась я, украдкой поглядывая на хмурящегося Сириуса. – Ой, ну не переживай ты, я пошутила. Для начала, нам нужно оказаться как можно ближе к Азкабану.

Блек кивнул. – Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь, как-то не хочется добровольно в петлю лезть. Ну что? Ты готова аппарировать?

- Угу, - я поежилась. Все-таки противная это штука, как ни назови.

***

Когда я открыла глаза, мы оказались на берегу. Холодное, серое море шумело у наших ног. Я поежилась, глядя на волны, разбивающиеся о прибрежные скалы.

Сириус вздохнул. – Ну вот, ближе некуда, детка. Видишь, вон тот остров с башней? Это и есть Азкабан. Ближе с помощью волшебства не подобраться. Все проявления магии на острове фиксируются, а, значит, Волдеморту сразу станет известно о нашем появлении.

- Хорошо, - кивнула я, оглядываясь, – тогда у меня возникла маленькая идейка.

- Я весь внимание, - Блек присел на камни и уставился на воду, - что за идея?

- Мы поплывем на лодке, - кивнула я, показывая на небольшое суденышко невдалеке.

Сириус насмешливо оглядел меня с головы до ног. – И что нам это даст? Ведь нас обнаружат еще раньше, ты об этом подумала?

- Мне это и нужно, нетерпеливый ты мой, - усмехнулась я, покачивая головой. - Дослушать не хочешь? Мы поплывем на лодке и когда пристанем к берегу, я добровольно сдамся, а тебе придется пробраться в тюрьму в образе собаки. Тебе ведь не привыкать?

- Все просто замечательно, детка, но как быть со мной? Может, ты превратишь меня в невидимку? – фыркнул Сириус, сосредоточенно кидая в воду мелкие камешки.

- Угадал, - сняв с плеча сумку, я достала небольшой сверток. – Как думаешь, что это?

- Понятия не имею, - пожал плечами Мохнатик.

- Ну, хорошо, не хочешь отгадывать, я сама скажу. Это плащ Гарри. Надевай, давай, – я кинула ему плащ, - и возьми зелье с палочкой. Меня наверняка будут обыскивать, так что тебе придется пронести их.
- А откуда у тебя плащ? – подозрительно прищурился Блек.

- Взяла поносить, - невозмутимо заметила я, глядя на Сириуса. – Взаймы, честное слово!

Дойдя до лодки, мы столкнули нашу посудину в воду и забрались в нее. Устроившись на веслах, я, поплевав на ладони, принялась за работу. Сириус порывался помочь мне, но, получив по рукам, устроился на носу, сердито сопя.

- Плащ надень, кому говорят! – процедила я, наваливаясь на весла посильней. – Если тебя увидят, нам крышка. Ведь на тебя же вся надежда.

Блек вздохнул. – А теперь, объясни толком, что мы будем делать?

- Плащ наденешь, скажу, - я была неумолима.

Сириус нацепил плащ и растворился в воздухе словно «стеллс». – Ну, теперь мы можем продолжить?

- Конечно, - кивнула я, делая глубокий вдох. Все-таки весла тяжелые, сто лет таких в руках не держала. – Мы причалим к берегу, я постучусь в ворота и скажу, что пришла обменять себя на профессора.

- Ты рехнулась? – Сириус, судя по лодке, принявшейся сильно раскачиваться, подпрыгнул. – Тебя же на месте убьют

- Ну что ты. Я все хорошенько просчитала. Люциус мог бы это сделать, но его нет. Волдеморт никогда не упустит возможности поиздеваться над жертвой. Ему наверняка захочется посмотреть, что скажет Северус, когда меня увидит. Нет, он, конечно, захочет укокошить меня, но значительно позднее.

Тебе предстоит самое сложное. Насколько я понимаю, дементоры животных не чувствуют? Так вот ты проберешься прямо за мной, для верности прикрытый плащом, и протащишь зелье и палочку, ну а когда все более менее успокоится, передашь их Северусу. Да, - я порылась в сумке и выудила оттуда небольшой мешочек. – Это чтобы тебе удобнее было. Не в зубах же нести. И пару шпилек туда же, на счастье.

Сириус фыркнул. – Взломщик со стажем?

- Естественно, - ухмыльнулась я, протягивая мешок наугад. Очень забавно общаться с невидимкой.

Мешочек проплыл по воздуху и неожиданно исчез. Я хихикнула. – Честное слово, в более подходящих условиях я бы попросила тебя исполнить этот трюк на бис. Все же я никогда не привыкну к вашим штучкам.
- Может, я все же сяду на весла? – раздалось у меня над ухом.

- Чур, тебя, морда лохматая! – отмахнулась я, пытаясь совладать с дыханием. – Напугал до смерти! Отстань! Ты хоть представляешь, как это со стороны выглядеть будет? Самодвижущаяся лодка? Я не владею магией, значит, ничего волшебного у меня и быть не должно. Договорились же, не вызывая подозрений! Сама управлюсь.

- Ну, как знаешь… - пробурчал Сириус, снова устраиваясь впередсмотрящим.

Темная башня неумолимо приближалась, нависая над нами, словно огромный, черный ворон, предвестник беды. Я поежилась, рассматривая каменную громадину. Она словно отталкивала солнечный свет, не давая возможности лучам пробираться сквозь узкие зарешеченные окна.

- Отвратно, да? – услышала я дрожащий голос Сириуса. – Просто мороз по коже. Никогда не думал, что вернусь сюда добровольно, да еще за…

- Что за? – я сердито глянула туда, где по моему представлению у него находились глаза. – Сириус, может вам пора помириться? Вы же взрослые, сколько можно вспоминать старые обиды? Вы на одной стороне, разве этого мало?

Голос Блека был на удивление спокоен. – Это он не желает мириться, я уже пробовал.

Вздохнув, я опустила голову. – Могу себе представить. Один полон желчи и все время норовит съязвить, а у другого нет ни капли терпения и своеобразное чувство юмора. Придется взять на себя роль голубя с пальмовой ветвью. Хоть бы не подстрелили…

- Осторожнее, - прошипел Блек, - здесь подводные камни, правь левее, вон там можно сойти на берег.

Мы вытащили лодку и направились к воротам. – Иди след в след, - процедила я сквозь сжатые зубы.

- Не учи ученого, - выдохнул Сириус в мой затылок, заставив слегка вздрогнуть.

- Ты все понял? – мне до смерти захотелось обернуться, чтобы посмотреть на него, может быть в последний раз. Что, если мы не выйдем из этих стен?

Словно уловив мои мысли, Сириус придвинулся ко мне вплотную. Всего лишь мгновение я ощущала пожатие его большой, теплой ладони, но этого хватило, чтобы успокоиться. Взявшись за дверной молоток, я с силой ударила в ворота. – Эй, сонные тетери, открывайте! Дело есть!
Открывайте говорю! Мне к Волдеморту надо. Обмен предложить хочу, ну или как получится…

С отвратительным скрежетом в воротах открылась маленькая дверца, которую я не сразу приметила и на пороге возникла фигура в черном. Поежившись, я задрала голову, напрасно пытаясь разглядеть лицо под капюшоном. И хорошо, что не увидела, судя по едва слышному поскуливанию у моих ног. Сириус мелко дрожал, то и дело прижимаясь боком к моему колену. – Не дрейфь, дружище, - пробормотала я и едва не заработала инфаркт. Из-под темного бесформенного одеяния незнакомец выпростал нечто, бывшее когда-то рукой, а теперь напоминавшее серое месиво из обрывков кожи и... Лучше я помолчу. Выдохнув со свистом, я зажала нос двумя пальцами. – Уважаемый, а вы мыться не пробовали? Говорят, помогает. - костлявая лапа сме… тьфу, дементора вцепилась в мое плечо и, не медля, втянула внутрь, захлопнув за мной дверь. Я поежилась, холодно-то как, а свитер одеть я и не догадалась… Весьма ощутимый рывок за плечо вывел меня из размышлений, вернув к суровой действительности. Прижав меня к холодной и сырой стене цепкими ледяными лапами, существо медленно наклонилось к моему лицу и шумно вдохнуло.

Холод вокруг меня достиг апогея. Мне показалось, что сердце слабеет с каждым ударом, не в силах справиться с ледяными тисками, сковавшими его. В глазах потемнело, а в голове противно зазвенело. Этот звон нарастал, достигая немыслимых высот, сводя с ума. Я в ужасе закричала, теряя остатки сознания. Тело не слушалось меня, ноги стали ватными и, если бы эта тварь не держала меня за плечи, я неминуемо упала бы.

- Оставьте ее, – донесся до меня знакомый голос, - вы еще успеете наиграться.

Хватка на плечах ослабла, и я осела на пол, утирая дрожащими руками ледяной пот. В бок уткнулся горячий собачий нос, согревая и утешая. Сириус, дружище, я больше никогда не назову тебя обидным прозвищем. Разве можно упрекнуть тебя в нежелании посетить это богом проклятое место? Терпеть этот ужас в течение десятка лет? Господи, как же ты выжил?

Перед моими глазами возникла рука, и я вздрогнула, вспомнив серые конечности, державшие меня несколько минут назад.

Волдеморт ухмыльнулся. – Не бойтесь, Алекс, я вас не обижу. Пока…

- Многообещающее начало, - пробормотала я, пытаясь ухватиться за его ладонь.

Устав наблюдать за моими неудачными попытками, Волдеморт рывком поставил мое безвольное тело на ноги.
- Миссис Малфой, не верю своим глазам! Я разыскиваю Вас повсюду, сбился с ног, а Вы… - Том так и лучился дружелюбием, - возникаете на пороге моей скромной обители, как ни в чем не бывало. Чем я заслужил такое счастье? Вы так неожиданно покинули наше общество, заставив нас предаться тоске и скорби, а Ваш супруг… Мне жаль, Ваше бегство нанесло его разуму непоправимую травму. Тонкая душевная организация не выдержала разлуки. Вы навестили его? Понимаю, это ужасное зрелище - видеть молодого, полного сил мужчину на больничной койке.

- А мне казалось, что это скорее Ваших рук дело, а не моих. Вы всегда так суровы со слугами? – усмехнулась я, неприязненно глядя на издевщика. Жаль, кривовата ухмылочка вышла. Губы до сих пор плохо слушались, как, впрочем, и все тело.

- Я требую от них повиновения, радость моя, полного и абсолютного, - Волдеморт нахмурился, - а вы меня подвели, дорогая. Обманули мое доверие. Прямо скажем, нехорошо…

- Я вам не дорогая! - попытавшись вырваться, я только усугубила свое положение. Голова закружилась, и мне пришлось ухватиться за Тома еще крепче. – И не собираюсь становиться ни вашей последовательницей, ни прислугой.

Волдеморт резко повернулся и, вцепившись в мои запястья, так сильно сжал их, словно мечтал переломать мне руки. - Не обижайте моих слуг, Алекс, они так к вам расположены. Просто горят желанием приложиться к вашим устам!

- Вы мне что предлагаете? – возмутилась я. - Мы, замужние дамы, вольностей себе не позволяем!

- Да? – Том наклонился к моему лицу и прошипел. – Наслышан о Ваших подвигах, леди… Ваш муженек рассказал много интересного, прежде чем окончательно потерял рассудок. Какие трогательные отношения связывают Вас с братом. Кстати, не хотите ли повидаться? Он гостит у меня. Надо полагать, Вы и появились здесь исключительно ради него? Я не в силах разочаровать Вас.

Вздрогнув от неожиданности, я посмотрела на Ридла, не веря своему счастью. Сам предложил? Низко опустив голову, я улыбнулась. Пока все складывается весьма удачно!
***

Волдеморт тащил меня, минуя бесчисленные коридоры и переходы, и я совсем перестала в них ориентироваться. Надеюсь, у Сириуса хватит выдержки и собачьего нюха не дать нам потеряться в этом каменном лабиринте.

Внезапно Ридл резко остановился, и я пребольно ткнулась носом в его спину. Ойкнув, я отпрыгнула и тут же застыла на месте как вкопанная, поймав взгляд черных, как сама ночь, глаз.

- Посмотри, кого я привел тебе, Северус. Ты ведь соскучился по своей «сестричке»? Я думаю, вам есть, что сказать друг другу, - открыв камеру напротив, Том с улыбкой кивнул мне. – Прошу вас, миссис Малфой. К сожалению, не могу предоставить вам более комфортабельного местечка. Ах, простите, - преградив мне путь, он притворно вздохнул, - я позабыл кое-что. Мы ведь не хотим, чтобы Вы наделали глупостей. Алекс?

Его руки скользнули по моему телу, ощупывая каждый миллиметр, царапая и причиняя намеренную боль и телу, и душе. Его прикосновения оставляли за собой лишь жгучий стыд и отвращение. Я закрыла глаза, чтобы не видеть ни довольной физиономии Тома, ни разъяренного Северуса. – Как странно, - Том втолкнул меня в камеру и запер на замок, - никакой магии? Неужели ты шла сюда безоружная? Выглядит довольно подозрительно, юная леди. Может, за воротами тебя ждет армия?

- Никто не знает, что я здесь. Я пришла, чтобы остаться с Северусом. Ведь глупо надеяться, что Вы отпустите его? Можете не напрягаться, я не владею магией и не взяла с собой ничего волшебного. Уж это Люциус должен был сообщить, - покачала я головой, глядя на Волдеморта. - Думаю, Вы это прекрасно знаете.

- Зато он в состоянии ей воспользоваться, - Том кивком указал на Северуса и тот фыркнул. - Вы, кажется, позабыли, что сломали мою палочку?

- Что же, если причина твоего появления здесь безграничная любовь… - издевательская улыбка раздвинула губы Тома, - я готов дать вам возможность поболтать на прощание, перед тем как мои друзья займутся вами. Наслаждайтесь оставшимися часами. Завтра утром за вами придут, - сопровождаемый стаей дементоров, он удалился, мерзко посмеиваясь.
Северус хмуро смотрел на меня сквозь прутья решетки. – Как они тебя достали?

Я пожала плечами. - Вообще-то, я сама пришла…

- Что? Тебя убить мало! – простонал он, закрывая лицо руками. – Скажи, о чем ты только думала, а?

- О тебе… - виновато пробормотала я, отступая к окну.

- Я надеялся, что ты забудешь меня, - выдохнул Северус, отворачиваясь к стене.

- Не расстраивайся. Тебе это удалось, ненадолго… - я тяжело вздохнула. – Неужели ты думал, что я брошу тебя?

- Зачем ты вмешиваешься? – последовал встречный вопрос. – Это не твоя война, девочка.

- Теперь и моя тоже. Ненавижу, когда обижают моих близких, - рыкнула я, вцепившись в толстые прутья решетки.

- Но для чего было лезть в самое пекло? – он пожал плечами. – Героев у нас хватает.

- Ты предпочитаешь видеть на моем месте Поттера? – ухмыльнулась я.

- И да, и нет, - буркнул он, пряча лицо в ладонях.

- Послушай, пожив в вашем мире, я уяснила одну вещь, - прислонив пылающий лоб к решетке, я, не отрываясь, смотрела на Северуса. – У вас, как и у нас, принято жертвовать малым, ради спасения большего. Они ведь не торопятся тебя вытаскивать? Если бы не Драко, Ремус и гриффиндорская троица, может быть, о тебе бы забыли окончательно?

- Я это заслужил, - процедил он, все еще не открывая лица.

- Давай обойдемся без самобичеваний, - фыркнула я, - не тебе решать, что тебе причитается.

- А кто это будет решать? ТЫ? – он впился в мое лицо яростным взглядом. – Что ты знаешь обо мне? Я совершал такие вещи, что хватило бы на десять Авад!

- Уволь меня от подробностей, - пробормотала я, бледнея. – Я достаточно знаю тебя, чтобы сказать, ты расплатился за свои грехи. Иногда достаточно раскаяния, Северус. Не надо приносить себя в жертву.

Ярость в его взгляде постепенно сменялась изумлением. – Что ты знаешь о моем раскаянии? – упрямо прошептал он, качая головой.

- Мне не нужно знать, - я прислонилась к стене, пытаясь справиться с непрошеными слезами, - я чувствую это.

В камерах надолго воцарилось молчание.
Северус сидел, уставившись в стенку неподвижным взглядом, а я расхаживала из угла в угол, размышляя, чем бы заняться в ожидании ночи, когда мы сможем без помех выбраться отсюда.

До моего слуха донеслось тихое поскуливание, и я, присев на корточки, просунула руки сквозь решетку. В ладонь немедленно ткнулся мокрый нос, а затем я почувствовала прикосновение шершавого языка. Добрался-таки, бродяга! Нащупав заветный мешочек, я отцепила его от собачьей шеи и покосилась на Северуса. Тот, по-прежнему, сидел, глубоко задумавшись, не обращая внимания на безобразие, творившееся в нескольких шагах от него.

От внезапно накатившего облегчения, я расслабилась. Ноги стали ватными, и я устроила свое уставшее тело прямо на полу. Молчание становилось невыносимым и, не придумав ничего умнее, я затянула песню.
Черный ворон, черный ворон
Что ты вьешься надо мной?
Ты добычи не дождешься
Черный ворон, я не твой
Ты добычи не дождешься
Черный ворон, я не твой
- пела я с чувством и аккомпанировала себе найденной тут же миской, изо всех сил тарабаня ей по решетке.

- Профессор, вам не мешает мое творчество? – ухмылялась я, глядя на Северуса. Сердце обливалось кровью: похудел, отощал, осунулся… Как только выберемся отсюда, заставлю всю кухню работать на него в бесперебойном режиме.

- Ну что вы, леди, хоть какое то разнообразие… - горько усмехнулся Северус, поворачиваясь ко мне.
День близился к концу, вечерние тени сгущались, и камера постепенно погружалась во мрак. – А электричества тут, надо полагать, как обычно не водится? – фыркнула я, достав заветный мешочек.

Любимый флегматично пожал плечами, а я нахмурилась. Он что, так расстроился из-за моего появления? Пора раскрывать карты, а то его мрачность действует на нервы.

- Северус, - я невинно уставилась в черные очи, - а нам не пора отсюда?

- Знаешь, я как раз над этим и задумался, - в тоне профессора сквозил неприкрытый сарказм. – Вот только объясни мне, как мы это сделаем?

- Хм, - я сосредоточенно уставилась в одну точку, изображая трудоемкий мыслительный процесс, - а кто здесь волшебник, а?

Северус прикрыл глаза и прижался лбом к решетке. – Алекс, скажи, ты нарочно испытываешь мое терпение? Я же сказал, у меня больше нет палочки, а без нее… - он сердито фыркнул, - я не в том состоянии, чтобы воспользоваться магией высшего уровня.

Я побарабанила пальцами по стене. – Не вопрос, дорогой. Отдыхай, отдыхай. Отдыхай! – выудив шпильку, я принялась со знанием дела ковыряться в замке.

- Что ты делаешь? – Северус изумленно уставился на меня.

- Как что? – я недоумевающе разглядывала свое сокровище. – Спасаю наши… души.

Выбравшись на свободу, я сладко потянулась, как большая довольная кошка и скользнула к решетке, отделяющей меня от профессора. Поковырявшись в замке для вида пару секунд, я сокрушенно вздохнула. – Мне просто необходима твоя помощь. Этот замок куда сложнее первого.

Северус с любопытством потянулся ко мне, и я нагло воспользовалась моментом, запечатлев на его губах легкий поцелуй. – Спасибо за допинг, сэр, - хитро улыбнувшись, я снова вернулась к работе. – Вот и все! – я открыла замок и, посторонившись, выпустила свое мрачное солнышко на свободу.
- Нет, ты не леди, ты… - выражение лица любимого не предвещало ничего хорошего.

Я в ужасе прикрыла глаза. – Только не бей!

Его сильные руки крепко сжали мои плечи, притягивая как можно ближе. Приоткрыв один глаз, я наткнулась на его насмешливый взгляд. – Отличная идея, отшлепать тебя никогда не помешает…

До меня, хоть и с опозданием дошло, что он обнимает меня, живой и невредимый. Приподнявшись на цыпочках, я уткнулась ему в плечо.

- Вот только не надо слез… - притворно сердито выдохнул он в мой затылок.

- Не дождешься, - хлюпнула я, - все уже выплакала.

- Вот и славно, - его губы коснулись моих волос.

- Гхм… я, конечно, дико извиняюсь, но…

Я подпрыгнула, вцепившись в профессора мертвой хваткой. – Ох, Сириус, ты меня напугал!

- Сириус? – брови Северуса мгновенно сошлись у переносицы. – Так это ты ее сюда притащил? Где ты, тролль тебя подери!

- Ой, я на тебя удивляюсь! – сбросив плащ невидимку, Блек придвинулся к нам. – Кто кого тащил, мне интересно?

Я задумалась. Интересно, откуда у Блека одесский акцент?

- Подожди… - Северус переводил взгляд с него на меня. – Как ТЫ сюда попал?

- Как четвероногое! – фыркнул Сириус, пожимая плечами.

- Тогда почему, гиппогриф тебя задери, - профессор закипал на глазах, - ты стоишь тут передо мной на двух ногах?!! Кретин, здесь фиксируется каждая вспышка магии! Сейчас здесь будет полно народу!!!

Сириус, изменившись в лице, тихо охнул. – Бежим отсюда!

- Забирай ее, и уходите! – нахмурившись, Северус подтолкнул меня к Блеку. – Я что-нибудь придумаю.

- Никуда я без тебя не пойду! Не пойду! Не пойду! – вцепившись в Северуса, я не переставала твердить одно и то же, отметая все его попытки вставить хоть слово.

- Алекс! – встряхнув меня что есть силы, Северус сердито прошипел. – Ты будешь меня слушаться или нет? Немедленно уходите!

- Блек прижался к стене и поежился. - Поздно, они идут…
- Прекрасно! – я схватила Сириуса за руку и притянула к себе. – Становись рядом!

- Ну что ты еще задумала? – Северус привычно схватился за голову.

- А у нас разве есть выбор? – я флегматично пожала плечами. – Будем драться, господа.

Северус устало вздохнул, смиряясь с суровой действительностью. - Надолго нас не хватит, Алекс. Одна палочка на троих, а твой визг в данной ситуации не помощник...

- Ерунда, - фыркнула я, занимая позицию спина к спине и протягивая профессору палочку. – Как видишь, палочек у нас целых две. Отмашемся!

Покрутив в руках волшебную деревяшку, Северус невесело усмехнулся. – Думаешь, ты все предусмотрела? Против дементоров даже две палочки слишком слабая защита.

- Да ладно, где наша не пропадала? Вы бы, господа, заткнули уши от греха подальше. Потому как я планирую им кошачий концерт устроить! – я ухмыльнулась, и подмигнула Северусу, передавая ему маленький флакон с противовизговым зельем.

- Что это? – подозрительно взглянул на пузырек Северус.

- Зелье, – кивнула я. – То самое. Я его доделала. И между прочим, Малфой сказал, что на этот раз мои золотые руки проросли в нужном направлении!

- Неужели? – усмехнулся Снейп, принюхиваясь к зелью. – Возможно, он не ошибся.

- Ясно, все лучшее о себе я услышу после смерти, – пожала я плечами. – Ну ладно, сантименты отложим на будущее, а пока давайте-ка покажем тем обезьянам в мантиях, что партизаны не сдаются!
Холод вокруг нас становился все сильнее и, поежившись, я плотнее прижалась к мужчинам. – Ну-с, не дадим себе засохнуть, - пробормотала я, зорко вглядываясь в окружающую нас тьму. На ум пришли строчки из старинной песни, перефразируя их, я тихонечко затянула. – Мы спина к спине у стенки против тысячи втроем.

Сириус усмехнулся. – У стенки говоришь? Нерадостные ассоциации вызывает…

- Оптимистичнее, друзья мои, - я глубоко вздохнула, прочищая легкие, – и заткните, наконец, уши, а то барабанные перепонки лопнут!

- Только не переусердствуй, - усмехнулся Северус, оглядываясь, – не хотелось бы оказаться погребенными под развалинами Азкабана.

В конце коридора забрезжил свет, распространяемый волшебными палочками, и появились дементоры, в сопровождении Упивающихся.

- Ага, вот и люди в черном пожаловали… - процедила я, делая глубокий вдох.

И грянул бой, если его можно так назвать...

Я визжала так, как никто и никогда до меня и, возможно, после. Слева и справа от меня выкрикивались какие-то заклинания, над нами метались синие и зеленые молнии, то тут, то там темнота подземелья озарялась ослепительнейшими вспышками. Мой голос делал свое дело, разлаживая тонкий настрой вражеских палочек, а Северус с Сириусом успешно применяли свои. Мы косили врагов, как траву, медленно, но верно продвигаясь к выходу. Дементоры и Упивающиеся падали к нашим ногам, сраженные заклинаниями, оглушенные визгом и лишенные какой бы то ни было возможности сопротивляться.

Поотстав немного от основных сил, я задержалась на минутку, поднимая с пола палочки Упивающихся. Сгодятся как военный трофей, все равно уже не действуют, пусть хотя бы заменят собой скальпы поверженных врагов. Наклонившись за очередной выручалочкой, я вздрогнула, на мои пальцы легла чья-то ладонь. – Ах, миссис Малфой, от вас, как я погляжу, одни неприятности… Люмос!

Тихо охнув, я поднесла к губам свободную руку, в другую же, словно краб, вцепился…Волдеморт. – И как это понимать? Вы уже покидаете нас? Даже не погостив и дня?

Я выдохнула. - Не, давайте в следующий раз. Честное слово, у меня дела, и голова болит, и настроение не то, чтобы в гости набиваться.

– Неужели вы настолько невоспитанны, юная леди, что собирались уйти, не попрощавшись? – губы Тома кривились в усмешке. – Невозможная женщина!

В горле мгновенно пересохло, и я нервно сглотнула, высвобождая руку из цепких пальцев врага. – Э… Лучше поздно, чем никогда. До свидания, сэр.

- Лучше уж прощайте! – глумился вовсю Волдеморт, выхватывая палочку. – Мне претит убивать хорошеньких женщин, но ничего не могу поделать. На войне как на войне, дорогуша.

Медленно отступая к стене, я прикидывала, есть ли смысл звать на помощь.
- Алекс, не двигайтесь, – немедленно последовало предупреждение, – иначе рискуете погибнуть раньше времени, а мне бы хотелось еще немного поболтать с вами.

Я насторожилась. Он действовал как классический злодей, которому суждено умереть. Допуская старинную ошибку - разве можно болтать с жертвой?

- Как же ты утомила меня… - Том удивленно разглядывал меня, покачивая головой. – Такой переполох из-за магглы. Ты же сплошное недоразумение! Невоспитанная, грубая и наглая девчонка! Не понимаю… Что он в тебе нашел?

Окончательно потеряв нить разговора, я непонимающе уставилась на Ридла. – Мы о ком сейчас?

- Я спрашиваю, что Северус в тебе нашел! – взвизгнул Волдеморт,

- Не понимаю, о чем вы? – я действительно перестала соображать, куда же клонит уважаемый товарищ.

- Как он мог заинтересоваться тобой… Магглой! ЖЕНЩИНОЙ!!! Тебя убить мало, маленькая дрянь!!! Я думал, я надеялся, что он поймет, оценит… И тут ты… Я… Я тебя убью!!!

Ко мне пришло прозрение. Э… Да неужели? Господи, житья от этих голубых нет. Да, увидеть в Волдеморте соперницу, это слишком даже для меня. Между тем глаза Тома все больше наливались кровью и, брызгая слюной, он продолжал развивать свою мысль. – Его сердце закрыто для меня окончательно. Это, твоя вина!

Припоминая все, что читала о психах, я сделала недоуменное лицо. Главное - не перечить и побольше соглашаться с ним. - Да пожалуйста, солнышко, мне на вас наплевать! Любитесь себе, женитесь, возьмите ребенка на воспитание. Назовите девочку Васей и высылайте семейное фото до востребования! Я умываю руки.

- Не ври мне. Девчонка! Ты пришла, чтобы отнять его!!!

- Это паранойя, – проворковала я, глядя в темные очи беснующегося лорда. – Он ваш. Целиком и полностью. Забирайте, я не возражаю. С этими мужчинами, одни неприятности…

- Я так понимаю, за меня уже все решили? А мне казалось, что у меня есть право выбора… - послышалось знакомое ворчание, и на сцену вышел мой герой.

- Не думала, что мне придется драться за тебя, - прошептала я, весело глядя на нахмурившегося профессора. – У вас это серьезно?

- Что ты несешь? – Северуса передернуло.

- Это я в том смысле, что не привыкла стоять на пути у большой любви, – я вздохнула и посторонилась. – Если у вас все на мази…

- Я тебя убью… - прошипел профессор, подходя ко мне все ближе и совершенно игнорируя Волдеморта.

- Позвольте… - растерянный донельзя Том переводил недоуменный взгляд с одного на другую. – Мне казалось…

- Помолчи!!! – два голоса сплелись в один.

- Значит, не будешь стоять на пути… - Северус цедил слово за словом, придвигаясь ко мне вплотную. - Это что, игра в благородство или издевка?

- Всего понемногу… - моя бровь отточенным движением взлетела вверх. – Так кого вы выбираете, сэр?
- Выпорю! – жарко выдохнул Северус, наклоняясь к моим губам. Я довольно потянулась навстречу, не забыв, впрочем, мурлыкнуть. – Да вы, батенька, садист…

Что я хотела добавить, и что Северус хотел возразить, осталось не узнанным, так как наши губы наконец-то встретились.

- Хватит!!! – вопль Тома заставил нас прервать поцелуй. Я недовольно поморщилась. Ну что за пакость такая! Нет в жизни счастья. Я, можно сказать, лет сто уже не целовалась с профессором, а меня отвлекают.

- Ну? – руки сами собой уперлись в бока, и я выступила вперед. – Вопрос закрыт, уважаемый, вы не находите? Нам налево, вам направо или, если хотите, наоборот. В любом случае нам с вами не по пути.

Северус сделал шаг вперед, закрывая собой мою красноречивую личность, и потянулся за палочкой.

- Нет, дорогой мой, не выйдет, - Волдеморт укоризненно покачал головой, заметив его движение. – Дай-ка сюда палочку, от греха…

- Не отдавай! – я капризно топнула ножкой. Мужчины удивленно обернулись. – Не отдавай, говорю! – канючила я, обнимая Северуса. – Опять сломает! Вот ведь натура! Хлебом не корми, дай напакостить! Нет, а ты ее ему дарил? Ты вообще хоть что-нибудь ему дарил? Ты хоть слово ему ласковое сказал? А ты сидел с ним бессонными ночами, когда ему было плохо? А ты завтраки и ужины ему готовил? А туда же! На готовенькое нацелился? Обойдешься!!!

- Что?!! – багровеющая физиономия его злодейского величия грозила разрастись до невероятных размеров. – Да что ты о себе… Да как ты смеешь?

- Смею!!! – я зарычала, вырываясь из объятий любимого, пытающегося сдержать мои благородные порывы. – Еще как смею! Я столько сил потратила, чтобы вернуться в ваш поганый мирок и найти одного угрюмого Зельевара, что уйти отсюда ни с чем в мои планы не входит!!!

- Замолчи!!! – Том кипел от еле сдерживаемой ярости, и, наконец, она прорвалась бурным потоком, сметая все на своем пути. Выхватив палочку, бедняга направил ее на меня и взревел. - Ав…

Мой визг заглушил все остальное. Северус мгновенно оттолкнул меня в сторону, но этого уже и не требовалось. Палочка выскользнула из рук Ридла и, шлепнувшись на пол, выдала ярчайшую оранжевую вспышку.
Зажмурившись, я услышала шепот Северуса, прижимающего меня к полу. – Конечно, в такой ситуации это прозвучит, по меньшей мере, странно, но мне безумно интересно, во что трансформировалась Авада. Судя по изменению цвета, а также тому, что мы еще живы, она безусловно трансформировалась…

Приоткрыв глаза, я наткнулась на бессмысленный взгляд улыбающегося Тома и нервно хихикнула. - Вот и ответ. Явно выраженное безумие налицо. Или, вернее, на лице…

- Какая же ты жестокая… - Северус насмешливо фыркнул и поднялся с пола, поставив на ноги и меня.

- Ты не думаешь, что его надо связать? – я с сомнением покосилась на Ридла. – Так, на всякий случай. Не доверяю я этим злодеям. А вдруг притворяется?

- Для вас, - Северус наклонился за своей палочкой, - все, что угодно… - он прошептал заклинание и Волдеморта опутали веревки.

Я вздохнула и подошла к поверженному врагу. - Вот так-то. Стрелять, гад, нужно в воздух, потому как если не стрелять в воздух можно-таки попасть в людей. И чему тебя только родители учили.

- А что это вы тут делаете, а? – из-за угла появился взмыленный Сириус, окидывая нашу компашку недоуменным взглядом. – Я там дорожку к выходу расчистил…

- Интеллектуально беседуем, - не сморгнув, отрезала я и поглядела на мужчин. – А чего стоим-то? Домой пора, по-моему… Спорить никто не стал.

Выбравшись на волю, я первым делом затянулась сладким воздухом свободы и довольно заулыбалась, глядя на мирно беседующих Сириуса и Северуса. – А все-таки я молодец!

- Что? – темноволосые головы мгновенно поднялись, и на меня уставились две пары недоуменных глаз.

- Я говорю, какая я молодец! Вас помирила? Кажется да. Во всяком случае, в горло друг дружке вы уже не вцепляетесь, – невозмутимо продолжала я, наглея буквально на глазах. – Упивающихся с дементорами из Азкабана поганой метлой вымела? Вымела! Волдеморта приструнила? Приструнила! Вон, до сих пор в себя никак не придет, - кивнула я на скорчившегося у ног волшебников Тома. - Вас вот опять же спасла. И хоть бы одна волшебная личность меня похвалила! Не, иди в баню, Сашенька. Сделала дело, гуляй отсюда домой. Ни тебе спасибо, ни до свидания… - я до того разошлась, что мне стало себя дико жалко. Нахохлившись, я спустилась к воде и принялась пинать обледеневшую гальку.

Северус вздохнул. - Блек, ты не мог бы взять на себя заботу о нашем гостеприимном хозяине? Доставишь его куда следует? У меня тут еще остались незавершенные дела. Я обещал кое-кому головомойку, похоже, более подходящего времени у меня не будет.

- Без проблем… - Сириус понимающе ухмыльнулся, - не задерживайтесь тут слишком долго… голубки.

- Сам дурак! – сердито выкрикнула я, но было уже поздно. – Блек, брезгливо держащий Волдеморта за шкирку, предательски аппарировал, оставив меня один на один со злобным профессором.

- Алекс… - его голос заставил меня вздрогнуть. Я немедленно плюхнулась на ближайший камень и замотала головой. – Не подходи ко мне!

- Да что с тобой? – Северус положил руку мне на плечо и легонько встряхнул меня. – Уж не задело ли тебя заклинанием? Последние десять минут ты несешь полный бред!

- А тебе какая разница? – я начала всхлипывать, заводясь на пустом месте. – Отправил меня домой под шумок, а сам к Волдеморту и…
Александра, немедленно успокойся или я..! – возвысил голос Северус, резко подняв меня с насиженного местечка и рассержено уставившись в мои глаза.

- Что ты? Ну что ты? Выпорешь? – я уже просто заходилась от слез. – Давай, еще ударь меня, мало ты меня, да? Вечно ты всем недоволен! То не так, это не этак! Поплакать уже нельзя? Успокоиться, говоришь? Я тебе что, железная? У меня нервы ни к черту, из-за тебя, между прочим. И зачем я только сюда притащилась? Сидела бы дома и забот не знала!!! С утра на тебя гляжу, ну хоть бы слово ласковое сказал! Господи, как же я тебя ненавижу!!! – рука сама метнулась к его лицу, и звук пощечины огласил окрестности.

Испуганно охнув, я опустилась на камень и, тихо всхлипывая, прижала руки к пылающему лицу.

Раздавшийся над моей головой тяжкий вздох заставил меня посмотреть на Северуса. Он потер щеку и усмехнулся. – Ох, и ручка у тебя, не приведи Господь разозлить…

Я затрясла головой, продолжая лить слезы. – Извини, я не…

- Все, успокойся, девочка! Ты просто устала, – он присел и, усадив меня на колени, крепко обнял, принявшись укачивать, как маленького ребенка. Его губы шептали всяческие утешения и, как ни странно, я начала успокаиваться или у меня попросту кончился завод. Я привычно прижалась носом к его шее и, всхлипнув пару раз, затихла.

- Давай-ка отправляться домой, - профессор легонько подтолкнул меня и я, пошатываясь, встала. – Не хватало еще, чтобы ты заболела.

- Варенья пожалел? – грустно пробормотала я, прижимаясь к Северусу покрепче. Меня и правда начинало знобить.

- Все же стоит заняться твоим воспитанием, - ухмыльнулся Северус и поцеловал меня.



Глава 30.

- Это была худшая аппарация в моей жизни, - простонала я, пытаясь удержаться на ногах, когда мы очутились на твердой земле невдалеке от Хогвартса.

Северус нахмурился, поддерживая меня под руку. – Да что с тобой, на тебе лица нет!

- У меня голова кружится, – выдохнула я, судорожно цепляясь за его плечи, чтобы не упасть. Не говоря больше ни слова, Северус подхватил меня на руки и понес к школе.

Первым нам на встречу вылетел Драко и, подпрыгивая, словно мячик, радостно затараторил. –Вернулись! Я так и знал! А вы всех? Да? Всех положили? И Волдеморта?

Северус сердито фыркнул, но все же ответил. – Мистер Малфой. Где ваши манеры? Сколько можно напоминать вам о них? Я вынужден буду применить к вам взыскание!

- Хоть двадцать, сэр! – Драко вытянулся в струнку, изо всех сил стараясь сдержать расползающиеся в улыбке губы.

Усмехнувшись, профессор покачал головой. – Тлетворное влияние мачехи налицо.

Я насупилась и пихнула Северуса кулаком в грудь. – Я не влияю!

Драко закивал в знак поддержки. – Она не тлетворно!

- Кто бы сомневался… - протянул Северус, насмешливо оглядывая паренька. – В любом случае мне лучше помолчать. К вам направляется подкрепление. Против этих варваров мне не выстоять.

Я через силу улыбнулась. По коридору к нам спешила целая толпа. Святая троица неслась наперегонки с Ремом, а с воздуха их прикрывал герр Мюллер.

- Алекс! – малышня сгрудилась вокруг нас, наперебой задавая вопросы и теребя меня за руки. Не выдержав натиска, Северус опустил меня на пол и, отодвинув за спину, грозно рыкнул. – А ну тихо! После поговорите!

Ремус закивал, явно соглашаясь с профессором. - Послушайте, Алекс нужно отдохнуть сейчас! Вы еще успеете наговориться. А вас, дорогие мои, - подхватив меня и Северуса под руки, Ремус направился в сторону больничного крыла, - ждет мадам Помфри! Никаких возражений!

Мы попытались было вырваться, однако ласковые объятия Люпина держали нас, как стальной капкан.
***

Несмотря на мои протесты и возмущение, меня уложили на больничную кровать и влили лошадиную дозу снотворного. Да я и сама усну, только дайте к теплому боку привалиться. Нет, у них, видите ли, кровати рассчитаны на одного и вообще вокруг дети. Ух!!! Я еще немного ворчливо побурчала себе под нос и не заметила, как провалилась в темное и спокойное ничто.

Блаженно потянувшись и сладко зевнув, я медленно открыла глаза. Рядом с моей кроватью сидел Рем с самым несчастным выражением лица, какое только можно себе представить у мужчины…

- Что? – сон как ветром сдуло, и я немедленно вскочила с постели. – Что случилось, Рем?

- Алекс… - Ремус смотрел на меня глазами побитой собаки, – я, кажется, совершил непростительную ошибку…

Охнув, я вцепилась в спинку кровати, а переполошившийся Люпин бросился меня подхватывать. – О, Мерлин, ну какой же я идиот.

Виноватая физиономия оборотня заставила меня улыбнуться. – Рем, успокойтесь, иначе нам обоим придется есть валидол, запивая его настойкой из валерианового корня. Хотя нет, настойку я вам, пожалуй, не прописала бы… - я фыркнула, не в силах сдержать смешок. Однако мое игривое настроение не было поддержано. Я замолкла, ободряюще глядя на Люпина, ожидая, когда же он решится. Наконец, собравшись с духом, Ремус вымолвил. – Алекс, я разговаривал с мадам Помфри о вашей беременности. Мы опасались, что Ваша безумная выходка может неблагоприятно отразиться на ребенке, - заметив мое волнение, он успокоил меня. – Нет, с этой стороны все хорошо. Малышу ничто не угрожает. Но, - он снова виновато вздохнул. – Нас слышал Северус и…

- Что и? – я округлила глаза. Жаль, конечно, что мне не удалось устроить ему сюрприз, но в свете последних событий я так забегалась…

- Ему это очень не понравилось… - выдохнул Ремус.

- Не понравилось?.. – шипение гадюки переплелось в моем голосе с рычанием тигра. – Ах, не понравилось… Громко хлопнув дверью, я выбежала из лазарета. Настало время для серьезного разговора.
***

Влетев в жилище профессора, я лихорадочно озиралась в поисках хозяина.

- Ты уже встала? – раздался позади меня голос, кристаллы льда, проскользнувшие в тоне любимого не предвещали ровным счетом ничего хорошего. Так, приехали! Я мысленно засучила рукава и обернулась. – Я выспалась, уважаемый, более того, я даже встала с правильной ноги, в отличие от одного мрачного типа.

- И когда же ты намеревалась сказать мне? – Северус облокотился о каминную полку, отвернувшись от меня.

- Ты о ребенке? – я недоуменно пожала плечами. – Как только бы представилась подходящая возможность. К тому же можешь не переживать, я сама недавно узнала.

- Недавно? – резко обернувшись, он уставился на меня тяжелым взглядом. – Могу я поинтересоваться сроком?

Я сердито выдохнула. – С того самого первого раза. Тебя интересуют еще какие-то подробности? Ты что, не можешь принять тот факт, что у нас будет ребенок?

Северус упрямо отказывался оттаивать и продолжал свой дикий допрос. – Когда ты узнала?

- Когда ты вернул меня в Лондон, - устав играть в эту непонятную мне игру, я подошла к нему вплотную и попыталась обнять, но он отстранил меня. – Значит, ты потащилась в Азкабан, зная о том, что беременна? Ты рисковала моим ребенком... Какая безответственность! – гнев в его голосе не оставлял никакого сомнения в том, что это уже не игрушки.

Все… Вот этого ему говорить не следовало… Я вспыхнула почище пороха. – Твоим? Твоим? Да как ты… А я, значит, уже не никто? Я, идиотка, ночей не спала, думала, жив ли? Я помчалась за тобой в эту чертову тюрьму, только чтобы вытащить тебя живым и невредимым, а… Да если хочешь знать, это не твой ребенок, а … - я хотела добавить, что он только мой и ничей больше, но Северус опередил меня.

- Ну конечно! – зашипел он, - наш добрый друг Люциус… Кстати, что же ты не поинтересуешься здоровьем супруга? Говорят, он идет на поправку… Может, сообщить ему радостную новость?

- Что ты несешь? – я не узнавала человека, стоящего передо мной. – Да как ты мог подумать?

- Ты много думала? – взорвался Северус. – Типичная маггла! Полное отсутствие мозгов и никакого чувства ответственности!

- Извини, что у твоего ребенка будет такая недостойная мать, только такой отец ему и подавно не нужен! – я вылетела из подземелья, словно за мной гнались все силы ада разом. Я мчалась в свое убежище, не замечая, как по щекам текут горячие слезы.

***

- Александра, позвольте отвлечь вас на минутку! – я едва не подпрыгнула, услышав голос директора. Меньше всего в этой жизни мне хотелось сейчас общаться с Дамблдором и я, круто развернувшись, довольно резко ответила. – НЕТ! Для вас у меня свободных минуток нет и не будет!

- И все же, я бы хотел поблагодарить вас за помощь, а также решить кое-какие организационные вопросы, - голос директора был невозмутим и спокоен, что разъярило меня окончательно.

- Сэр, у вас, как я погляжу, нет никакого чувства меры, - зашипела я, наступая на директора. – У меня голова от вас кругом. От всех! Могу я хоть пять минут отдохнуть?

- Успокойтесь, Александра. В вашем положении…

- В моем положении? Похоже, весь Хогвартс только и думает о моем положении! Оставьте меня в покое!

- Послушайте, может быть, мы спокойно поговорим в моем кабинете? – директор уж и сам был не рад нашей встрече.

- Нет, отчего же? – я разошлась не на шутку, и остановиться было уже сложно. – Давайте! Все и так все знают! Соберем побольше народу, устроим тотализатор или голосование. Кто за то, чтобы Алекс осталась? Кто больше? Кто за немедленное выдворение? Делайте ставки, господа! Пошли вы все к Волдеморту!!! Я ухожу!!!

Дамблдор попытался вставить хоть пару слов в мой монолог, но я, вцепившись в его в мантию, процедила. – По-хорошему прошу, оставьте меня в покое. А то вспомню свою наследственность, и придется вам до смерти изжогой от лимонных долек мучаться! Это я вам как внучка бабы-яги обещаю!

Последний аргумент в нашем споре сыграл решающую роль. Перспектива лишения любимого лакомства перевесила все, и директор, махнув на меня рукой, поспешил к себе, а я вернулась к первоначальному маршруту.
***

За время моего пребывания в школе обрасти вещами я не успела, а потому рюкзачок сложился быстро и без особых помех. Ничего лишнего, просто безделушки на память. Оглядевшись, я заметила на письменном столе две волшебные фотографии. На одной я нахально улыбалась, обняв компанию малолетних бандитов в количестве четырех человек. Вся компания заливисто хохотала и приветливо махала мне со снимка. А на второй… На второй я стояла в обнимку с профессором и мы были счастливыми и влюбленными. Во всяком случае, мне так казалось…

Я убрала первый снимок в рюкзак и потянулась за вторым, но замерла, услышав шорох за спиной.

- Эй, куда-то собралась? – на пороге стоял сердитый Малфой.

- Малыш, - я кивнула, с грустью глядя в серые глаза, - мне пора. Дома ждут.

Драко на секунду задумался и выдал очередной вопрос. – Кто, если не секрет? Тараканы?

Я беззлобно фыркнула. – Нахал! – и принялась закрывать рюкзак.

- Ну зачем тебе уходить? – Драко присел на диван, сердито уставившись на мои руки.

- Послушай, - я бросила на время печальное занятие и села рядом с Малышом, - мне, действительно, пора. Это не мой мир, и оставаться здесь было бы не правильно, ты не находишь?

Парень упрямо замотал головой. – Нет, не нахожу! У тебя же никого нет в Лондоне. А здесь…

- А здесь и подавно! – отрезала я, порываясь встать.

- А я?.. - его глаза потемнели от обиды.

- Прости меня, пожалуйста, - мысленно чертыхаясь от собственного идиотизма (из-за нелепой жалости к себе, умудрилась обидеть ребенка), я притянула к себе светлую голову и, зарывшись лицом в его волосы, поцеловала в макушку. – Ты у меня везде есть, дружок.

Вырвавшись из моих объятий, он подошел к столу, сердито передернув плечами. – А как же он? – его рука скользнула по рамке фотографии. – Я помню, как подловил вас в коридоре с фотоаппаратом. Он так злился на меня за эту выходку.

Я отвернулась от Драко, пытаясь справиться с непрошенными слезами. – Вот и порадуется теперь. Безответственная маггла оставит его в покое, и он сможет вернуться к нормальной жизни.

- Ты бредишь? Я же видел, как он тебе улыбался, когда вы вернулись из Азкабана…Что между вами произошло?

- Ровным счетом ничего… - я принялась натягивать свитер. – Мы не сошлись характерами.

- И… - Драко выжидающе уставился на меня, всем своим видом давая понять, что уходить он не собирается.

- И… - я спокойно посмотрела на Малыша, - его не обрадовала весть о моей беременности…

Драко изумленно уставился на меня, но уже через секунду он радостно выкрикивал. – Обалдеть! Так у меня теперь будет брат? Или сестра?

Я прижала ладони к вискам и простонала. – И ты туда же? Это не Люциус!!!

Драко на мгновение замер, а потом медленно покачал головой. – Беременность плохо сказывается на твоей умственной деятельности. Я имел в виду родство по материнской линии… И закрой пожалуйста рот, а то простудишься, мамочка.

Я шумно выдохнула и покачала головой. – Ты не перестаешь меня удивлять, сынок.

- Стараемся… - улыбнулся Дракончик и протянул мне фотографию. – Возьмешь?

- Нет! – я покачала головой и вцепилась в рюкзак. Пусть руки будут чем-то заняты, а то соблазн велик. – Все, дорогой, мне пора, иначе потом еще больнее будет.

- Так мы что, больше не увидимся? – мальчишка опустил голову. – Ну можно, я хотя бы провожу тебя?

Я кивнула. - Хорошо, но только до шоссе, а там уж я как-нибудь…

- Может, аппарировать тебя прямо в Лондон? – Драко выглядел таким несчастным, что я покрепче сжала зубы, а ну как передумаю и останусь? – Спасибо, малыш, я была бы тебе очень признательна.
У моего дома Драко просительно уставился на меня. – Ну можно, я останусь с тобой? Тебе же будет нужна помощь? Ведь нужна же?

Я усмехнулась. – Нет, дорогой. У тебя своя жизнь. И потом, я не хочу просыпаться ночью от кошмаров, в которых Гермиона меня из ревности душит.

- Да ладно тебе, - мальчишка покраснел и окончательно засмущался. – А ты останешься в Лондоне?

- Нет, я домой хочу, - как только я произнесла слово «домой», мне и вправду безумно захотелось туда.

- И как же мы будем общаться? – Драко жалобно взглянул на меня. – Сов в вашу дыру вряд ли долетит.

- Хм… - я сурово сдвинула брови. – И как это понимать? Разве не Вы сдавали зачеты по маггловедению, сэр? Причем на отлично, как мне кажется. И ты хочешь сказать, что я завысила своему сыну отметку? Ладно, скажу всего два слова – маггловская почта. Усек?

В его ладони мгновенно оказался листок бумаги. – Пиши адрес!

- С одним условием! – взяв листок, я нацарапала адрес и протянула его Малышу. – Ты никогда не расскажешь об этом профессору, – вздохнув, я добавила тихонько. – Если он, конечно, спросит.

- Не сомневайся, - кивнул Драко, бережно пряча записку в карман.

- В чем? - усмехнулась я, легонько щелкнув его по носу. – В том, что ты промолчишь, или в том, что он спросит?

- В обоих случаях! – фыркнул мальчишка и улыбнулся. – А ты? Как я от тебя послание получу? Придумал! – хитро прищурившись, он выхватил еще один листочек и быстро написал несколько строк. – Вот, мамочка, это чтобы ты знала. Моя оценка не так уж и завышена.

- Что это? – я повертела бумажку с адресом.

- Маггловский адрес Гермионы, - Драко аж светился от собственной изобретательности и догадливости.

- Умница, возьми с полки пирожок, – я потрепала его по волосам. – Все, Малыш, давай прощаться, - мы крепко обнялись. – Ступай, давай, а то я расплачусь. Нервишки никуда не годятся. Пиши мне чаще!

Он высвободился из моих объятий и ушел, ни разу не оглянувшись. Надеюсь, он не плакал, потому что я ревела за двоих.

***

Как ни странно, я легко и быстро уладила все свои дела, и уже через два дня самолет уносил меня в Москву. Мистер Джонсон недоуменно покачал головой, когда узнал, что я хочу перевестись в московский филиал нашей компании, но перечить не стал и по-отечески благословил.

И вот, с небольшим багажом и зажатым в кулаке билетом я оказалась в «Хитроу», а через несколько часов меня встречали «Шереметьево» и заснеженная Москва… Конечно, я бы хотела рассказывать своим внукам, что их дедушка, как настоящий романтический герой вынес меня на руках из самолета и умчал в свой замок, чтобы никогда не расставаться. Ну, или иную историю, о том, как он преодолел пространство и время, оказавшись в Москве раньше меня, и встретил с цветами у трапа. Но этому романтическому бреду не было суждено осуществиться. Меня никто не провожал и уж, тем более, не встречал.
Конец 4-ой части и Эпилог.
***

Закрыв за собой дверь однокомнатной хрущобы в Черемушках, я прислонилась к ней и пробормотала. – Ну что, малыш? Добро пожаловать. В тесноте, как говорится, да не в обиде. Молчишь? Молчание - знак согласия.

Дни тянулись за днями, складываясь в недели. Жизнь постепенно входила в старое русло. Я просыпалась, готовила себе, то есть нам, завтрак, бодрым шагом месила снежно-слякотное безобразие под ногами, топая на работу, трудилась на благо отечества и своего кошелька, а вечера коротала за вязанием (и нечего удивляться, я еще и на машинке, и вышивать умею).

Драко исправно присылал мне письма с коротенькими приписками от Гермионы и даже иногда от Поттера с Уизли. А от проф… А не важно, больше я ничего и ни от кого не ждала. В своих посланиях Дракончик вскользь деликатно затрагивал волнующую меня тему, и я была благодарна ему за это. Сама бы я ни за что не попросила рассказать о житье-бытье профессорского состава.

Директор по состоянию внезапно ухудшившегося здоровья отправился на пенсию (как же велика сила внушения). Его место заняла Мак-Гонагалл. Гриффиндорцы ликовали, а слизеринцы кисли, но не теряли надежды, на то, что и на их улице будет праздник и директорское местечко когда-нибудь займет достойный представитель змеиного дома. Ремус, похоже, увлекся некоей симпатичной помощницей мадам Помфри, недавно появившейся в школе и, судя по всему, дело движется в нужном направлении, Сириус все также не пропускает ни одной юбки. Говорят, от него весь Хогсмит стонет. Во всяком случае, мужская половина, почесывая рога, грозится его забодать при встрече.

Я довольно потянулась, откладывая очередной опус Дракончика в сторону. Определенно у ребенка талант к бумагомарательству. А что, станет писателем, тоже профессия. И может, я в старости буду мемуары писать, о том, как была в молодости знакома с великим британским прозаиком господином Малфоем и даже была немного замужем за его отцом.

Жалобно урчащий желудок вернул меня к суровой правде жизни. Да, духовная пища в виде дружеских писем, конечно, прекрасна, но надо и о хлебе насущном подумать. Не сопротивляясь велению голодного попрошайки, я отправилась на кухню, дабы совершить жесточайший налет на холодильник.

Заглянув в холодильник, я решила не мелочиться. В конце концов, я так и не отпраздновала по-человечески ни свое возвращение на родину, ни день влюбленных, ни восьмое марта. Второе я, не общавшееся со мной по причине мне же объявленного бойкота, скромно поскреблось в сознание, исходя голодной слюной при виде восхитительного кулинарного великолепия, царившего на столе.

- Заходи уж, - милостиво согласилась я, пропуская страдалицу. – В конце концов, чего нам делить? ведь не один пуд соли вместе съели.

Благодарно кивнув, второе я примостилось рядом и жадно вцепилось сразу в три бутерброда. – Как дела? Хотя, можешь не отвечать и так видно, что до родов еще далеко.

- Ваш юмор как всегда тонок и изящен, - усмехнулась я, тоже налегая на угощение.

- А ты не ехидничай, - фыркнуло второе я, и добавило, – это все твоя школа, между прочим.

- Ну, конечно, – я хихикнула, - теперь я во всем виновата. С пути истинного ангела сбили. Ути-ути, невинные вы наши!

- А ты, а ты… - неизвестно чем бы закончилась наша перепалка, если бы не звонок в дверь. Настойчивый и резкий, он привел нас в замешательство.

- И кого это на ночь глядя несет? – пожала я плечами.

- Иди да посмотри, - недоуменно пробормотало второе.
Подойдя к двери, я приникла к глазку и обомлела. На пороге стоял Северус…

- И что мне теперь делать? – я судорожно провела рукой по волосам и глянула в зеркало. Да, видок не из лучших…

Второе я дико побледнело. - Не знаю как ты, а я сваливаю, - и нырнуло на самое дно души.

- Вот так всегда. Как языком трепать, так мы первые, - вздохнула я, возясь с замком, - а как до дела доходит, сразу в кусты.

Открыв дверь, я замерла на пороге, молча разглядывая любимого. Выглядел он, прямо скажем, неважнецки: мрачный, осунувшийся и немыслимо забавный в маггловской одежде.

- Так и будем на пороге стоять? – он неловко передернул плечами. - Я чувствую себя идиотом.

- Надо же, какая самокритичность, – я усмехнулась. – Проходи.

Северус коротко кивнул и, переступив порог, снова замер. – Мы можем поговорить?

Побоявшись не справиться с голосом, я поспешно кивнула. Руки предательски задрожали, и я немедленно спрятала их за спину. Мы стояли как два истукана, с опущенными глазами и упрятанными от посторонних взглядов руками. Я не собиралась начинать этот разговор и упрямо молчала, горячо надеясь, что моего терпения хватит.

Он не выдержал первым и, вытянув руку с зажатым в ней букетиком цветов, процедил. – Это тебе.

Надеюсь, я смогла справиться с выражением собственной физиономии, потому что мое второе я с грохотом упало в обморок и не подавало признаков жизни. ЦВЕТЫ! МНЕ! ОТ СЕВЕРУСА… Мир сошел с ума…

Нахмурившись, я оглядела любимого с головы до ног. – Ты часом не заболел? По какому случаю цветочки?

Недоуменно покрутив букет в руках, он хмыкнул. – Понятия не имею. Я надеялся, тебе понравится.

Мне нравилось, отчаянно нравилось, но разве я могла так запросто сдаться? Я намертво сцепила ручонки, мечтающие ухватить букет, а еще лучше, обвиться вокруг шеи непутевого профессора, и фыркнула. – Хорошенькое дельце, я, конечно, безумно люблю незабудки, но, кажется, последний раз я просила приносить их на свою могилу. Это что, прозрачный намек? Даже и не надейся, я еще всю вашу школу со всеми профессорами, вместе взятыми, переживу.

- Вот в этом я не сомневаюсь, - буркнул Северус и снова сделал попытку вручить мне цветочки.

- Нет, - я замотала головой и отвела взгляд.

- Черт, что я здесь делаю? – рявкнул он, швыряя цветы мне под ноги. – Чертов Драко с его письмами, чертов Люпин с его разговорами, чертов Блек с его цветами!!! – в запале он едва не наступил на хрупкие стебельки, и я кинулась спасать ни в чем не повинные незабудки. – Осторожно, раздавишь ведь! – резко наклонившись, я замерла, пытаясь справиться с головокружением, и тут же тихо охнула. Как по мановению волшебной палочки Северус оказался рядом со мной, его руки судорожно ощупывали меня, глаза смотрели с плохо скрываемым беспокойством, а губы бессвязно бормотали. – Ты… с тобой… Тебе плохо?
- Мне хорошо… - я прислонилась к родному плечу, закрыла глаза и мечтательно улыбнулась, прислушиваясь к своим ощущениям. – Просто он шевельнулся…

- Кто? - Северус недоуменно взирал на меня, сомневаясь, кажется, в моей вменяемости, и я, смеясь, приложила его ладони к своему животу. – ОН!!! – и ласково добавила, глядя на ничего не понимающего любимого. - Глупый…

Еще несколько секунд ему понадобилось для того, чтобы осознать услышанное (мужчины…), а потом его лицо прояснилось и Северус облегченно улыбнулся, покрепче прижимая меня к себе.

Я потерлась щекой о его плечо. - Послушай, может, переберемся на кухню? Не знаю, как ты, а я от всех этих волнений ужасно проголодалась.

- Оладьи гарантированы? – фыркнул Северус, насмешливо глядя на меня.

Я потянула его за руку в сторону кухни. – Нет уж, обойдемся бутербродами.

- Я бы не рекомендовал есть эту гадость - вредно для желудка. И потом, почему ты не думаешь о ребенке? Ему требуется нормальное питание, – Северус завел очередную лекцию.

- Ты поссориться хочешь? – я сердито загремела тарелками. – Заметь, мы тут и без тебя прекрасно справлялись и не пропали!

- Просто счастливое стечение обстоятельств! – рявкнул Северус, расхаживая по кухне. – Ты абсолютно безот…

- Ты опять? – я подскочила к нему и ткнула его кулаком в грудь. – Ты опять да? Ну почему тебе обязательно надо ссориться? Ты можешь хотя бы минуту помолчать?

- Только вместе с тобой, - его губы закрыли мои, не дав возможности достойно ответить. Когда недостаток кислорода заставил нас оторваться друг от дружки, Северус подхватил меня на руки и отнес в комнату. Усадив меня на диван, он присел рядом и серьезно спросил. – Ты не хочешь вернуться?

- Куда? – я прикинулась святой простотой, невинно глядя в его глаза.

Северус устало потер висок. – В Хогвартс, к друзьям, ко мне…

- А… - я понимающе кивнула, - наверное, тебя перестали кормить эльфы, а потому срочно понадобилась кухарка? Дудки! Мне и здесь не плохо.

- Ты просто невыносима, – он покачал головой, но не сделал попытки отодвинуться. – Но я хочу попросить… - он поморщился. – Я прошу тебя вернуться…

- Ух ты! – я присвистнула, глядя на него, словно видела в первые. – Ты просишь… Это надо же…

- Алекс! – по его голосу я поняла, что шутить больше не стоит.

- Ну, разве я могу отказать тебе? – улыбнувшись, я потянулась к нему, и мы надолго замолчали.

- Мерлин, помоги нашему ребенку! – проворчал мой вредный профессор, отрываясь от моих губ.

- Это еще почему? – насторожилась я. С одной стороны, конечно, замечательно, что он заговорил о малыше, но каким тоном, а?

- Что может получиться у двух упрямых ослов? – флегматично заметил мой герой и, притворно вздохнув, притянул меня поближе.

- Минус на минус дает плюс, – пожала я плечами и снова поцеловала любимого.
***

Возвращение было бурным и радостным. Похоже, Драко убедил всю школу, что профессор возвратит блудную магглу в дружную семью волшебников, и потому нас встречала огромная толпа. Я не могла сдержать счастливой улыбки, а Северус хоть и хмурился, похоже, тоже был доволен происходящим. По такому случаю расстрогавшаяся Мак-Гонагалл разрешила устроить ночные гуляния, и в Хогвартсе забурлило веселье. Драко и прочая малышня крутились не переставая под ногами, Рем и Сириус наперебой поздравляли нас, а Минерва даже предложила мне возобновить занятия по маггловедению.

Но самое лучшее предложение поступило от профессора. Он попросил меня выйти за него замуж. Кажется, его уже не волновало, что прежде мне нужно развестись. Дело о разводе взял в свои руки Драко. Шустрый мальчонка навестил выздоравливающего отца и заключил с ним договор, по которому я получала свободу, а Люциуса обязывались содержать в более комфортных условиях. Попутно Малыш объявил меня своим единственным опекуном (вот нахал). Дурацкое кольцо, которым меня так пугал Люциус, освободило мой бедный пальчик для более счастливого претендента, как только муженек, теперь уже бывший, поставил свою подпись на договоре.

Свадьба у нас была тихая и скромная, присутствовали только свои, родственники и близкие друзья, и все профессора, и все ученики, а так больше никого. Хотя с каждого ученика, осмелившегося прийти на свадьбу, профессор лично пообещал снять 10 баллов за неуважение к преподавательскому составу. Сириус, в награду за спасение Северуса из тюрьмы, потребовал роли шафера, и профессору ничего другого не оставалось, как только согласиться, что он и сделал с выражением крайнего недовольства на лице, скорее уж по привычке.

Можно было бы наплести вам, что с тех пор мы жили душа в душу до самой старости, но разве такое возможно в моем безумном семействе? Достаточно рассказать, как появился на свет наш ребенок…

Он, то есть они, появились на свет, никого особенно не спрашивая и ни с кем не посоветовавшись. Естественно, ведь их было двое, и они посчитали, что вполне обойдутся своими силами. Схватки настигли меня неожиданно и бесцеремонно, и немного раньше, чем предполагалось. Малыши так торопились вырваться на свободу, что до смерти всех перепугали. И вот 20 июня, под созвездием Близнецов появились они…

Такого плюса не ожидала даже я. Близняшки... Мальчик и девочка с фирменными Снейповскими носами, Алексахинскими зелеными глазенками и черноволосые, как и оба родителя. Когда мы препирались, на кого же они похожи, Северус, слушая беспрерывный слаженный рев малышей, хмыкнув, язвительно заметил. – Ну, голос у них точно мамин, – возразить было нечего…

Мы долго спорили над именами, но компромисс был найден. Оба ребенка получили фамильные монограммы с переплетением двух S, а также напоминание о своих родителях. Малышку окрестили Севериной, а мальчика Сандерсом.
Если вы думаете, что на этом история заканчивается, спешу вас разочаровать.



Глава 31. ЭПИЛОГ

Сандерс захлопнул книжку. – Ну, как тебе? – взглянул он на свою почти полную копию, с той только разницей, что она была девочкой.

Северина лежала на диване, застыв в позе сфинкса. – Да… - протянула она, поглядывая на братца из-под длиннющих черных ресниц зелеными кошачьими глазами. - А ведь взрослые люди…

Сандерс ухмыльнулся.

- Что ни говори, а денечки у них были веселые.

Сестрица недоуменно посмотрела на него.

– Ты хочешь сказать, что сейчас они другие? И все-таки, хорошо, что мы нашли эти записи, теперь мне многое становится понятно…

- И то верно! – фыркнул мальчишка и снова открыл дневник. – Может, еще пару глав?

- С удовольствием… - протянула Северина, - и…

- И… - не выдержав больше обсуждения моей личной жизни моими же собственными детьми, я возникла на пороге, как ангел мщения, сурово сдвинув брови к переносице, посверкивая взглядом василиска (за столько лет общения с Северусом я в совершенстве научилась этим приемчикам). – Сандерс, что у тебя в руках?

- Э… ничего, мам… - мальчишка с самым невозмутимым видом спрятал руки за спиной.

- Ничего? Отлично, а то я уж было подумала, что это мой…

Северина соскользнула с дивана и, кинувшись ко мне, потерлась щекой о ладонь. – Ма, не хмурься, тебе не идет. И потом, это папина привилегия.

Я возмущенно фыркнула, намереваясь как следует отчитать поросят, но в это время в комнату заглянул Северус. – И что это за привилегия? – бровь муженька картинно вздернулась и Северина, улыбнувшись, немедленно вцепилась в папочку, требуя полного внимания к своей персоне. Притянув дочку к себе, Северус взглянул на Сандерса. – Итак, что ты натворил?

Парнишка поджал губы и проворчал. – Ну почему, если МЫ что-то делаем вместе, во всех последствиях всегда обвиняют МЕНЯ?

Северина хихикнула, утыкаясь в складки отцовской мантии. – Планида у тебя такая…

- Рина! – рычание в голосе отца абсолютно не испугало малышку, невозмутимо вскинув голову и, скопировав отцовский жест, она приподняла бровь. – Да, папочка?

- Вы уже собрали вещи, как вам велели? – голос отца, как всегда, предательски дрогнул, и в нем прозвучали ласковые нотки. Я едва сдержала улыбку. Эта плутовка из него веревки вьет. Моя школа.

- Конечно, папочка, - мурлыкнула Северина и победно взглянула на Сандерса. – Да, Санни?

- Естественно, - Сандерс вздохнул. – Давно уже.

- Вот вы где, – ухмыляющийся Драко заглянул в дверь, – а я вас обыскался. Мам, Сев, - он приветственно кивнул и, присев на корточки перед Севериной, звонко чмокнул ее в щеку, заставив зардеться от удовольствия. – Здравствуй, сестричка, я ужасно соскучился, -повернувшись к Сандерсу, беспокойно ерзающему на стуле, Драко улыбнулся, - Привет, братишка, не хочешь поздороваться с племянницей? Гермиона ждет в гостиной и едва ли сможет удержать эту бандитку. Она всю дорогу хныкала, подгоняя нас.

Воспрянув духом из-за явно откладывающегося наказания и перспективы от встречи с малышкой, Сандерс покосился на меня. – Мам, можно?

- Да иди уж, - махнула я рукой. Всем известна нежная привязанность, возникшая между дядей и племянницей. Четырехлетняя дочка Герми и Драко Нарцисса-Алекса (он шутник, мой сыночек надо же было дать ребенку такое имечко) была верной поклонницей Сандерса, а тот, в свою очередь, взял ее под свое покровительство с самого ее рождения. Выхватив у Сандерса свой дневник и погрозив пальцем очаровательному нахаленку, я кивнула. – Ну что, у нас еще час в запасе, может, чаю с…

- Плюшками, – радостно закончил за меня Драко и, подхватив Северину на руки, вышел. Северус усмехнулся. – Ему явно не хватает твоей стряпни.

- Ну, тебе хорошо издеваться, - фыркнула я, – ты ведь питаешься регулярно

- Да, и не собираюсь пропустить чаепитие, хотя и сомневаюсь, что сегодня мне хоть что-то достанется. Ты идешь? – он слегка наклонил голову к плечу.

- Я догоню… - пробормотала я, склоняясь над дневником. Давненько не брала я в руки шашек…

- Не задерживайся, – хмыкнул Северус и добавил, усмехнувшись. – Я не смогу долго удерживать эту ораву от новых подвигов.

Рассеяно кивнув, я перелистывала страницы, погружаясь в воспоминания. Жизнь в волшебном мире идет своим чередом. С тех пор, как наступил полный и окончательный мир, прошло одиннадцать лет. Малыши выросли, взрослые постарели…

Драко все же сумел добиться руки и сердца Гермионы, и вот уже шесть лет, как они вместе. Парнишка, как я и предполагала, серьезно занялся бумагомарательством и пишет очень интересные книжки не только для волшебников, но и для магглов. Его книги неоднократно занимали первые строки британских рейтингов. Герми остановила свой выбор на Арифмантике и, получив докторскую степень, собирается вернуться в школу и стать учителем.

Гарри и Рона пригласили в сборную Англии по квиддитчу, и, обуреваемые толпами поклонниц, они пока еще не готовы пришвартоваться в тихой гавани.

Люпин и Блек по-прежнему преподают в Хогвартсе. Рем вот уже десять лет как счастлив в браке с Виолеттой, бывшей помощницей мадам Помфи, а ныне матерью огромного семейства. Его нежная фиалка подарила ему четырех сыновей. А Блек… Блек до сих пор играет в одинокого койота и, похоже, это его устраивает. Летом он часто гостит то у Ремуса, то у нас. Его обожают дети и ходят за ним, как привязанные, и Северус всегда притворно ворчит, что Сириус их обязательно научит плохому.

- Алекс! – дыхание Северуса на моей шее заставило меня вздрогнуть и уронить перо. За одиннадцать лет счастливого замужества я так и не привыкла к его манере бесшумно подкрадываться. Прижав меня к себе, он заглянул через мое плечо в дневник. – Не дают покоя успехи Драко?

Я засмеялась. - Не важно. А что это ты здесь делаешь? Предполагалось, что ты будешь следить за порядком. Сбежал, да? Признавайся! – развернувшись, я обвила его шею руками. – Ну?

Северус поднял меня на руки и ухмыльнулся. – Гермиона отлично справится со всеми, не волнуйся. Малолетние преступники в надежных руках. Наше присутствие не обязательно. И потом у нас есть более интересное занятие, – Северус невозмутимо направился в сторону спальни…

- Эй! Что это ты задумал? – хихикнула я, тарабаня кулаками по его груди.

- Женщина, – рыкнул он, насмешливо сверкнув темными глазами, – у нас выдался свободный час, и я намерен провести его с пользой для нас обоих. Возражения?

- Э, никаких… – улыбнулась я, утыкаясь носом в его шею.

***

Сидя за столом преподавателей, я с волнением вглядывалась в ряды новичков, выискивая глазами близняшек. Вот они стоят, крепко держась за руки, и с неизменными хитрющими взглядами непринужденно болтают с другими детьми.

- Сандерс Снейп! – прозвенело в тиши. Наш мальчик невозмутимо направился к Мак-Гоннагал. Найдя под столом руку мужа и сжав ее, я осторожно повернулась и наткнулась на его пристальный взгляд. – Слизерин?

Покачав головой, я одними губами произнесла. – Я уже ни в чем не уверена. Мы, не сговариваясь, снова посмотрели на детей. Сандерс спокойно присел на стул, и Минерва опустила на его голову Сортировочную шляпу. Никто так и не понял, что же произошло. Черной стрелой Северина пересекла разделяющее их расстояние, в мгновение ока оказавшись рядом братишкой. Сандерс приподнял шляпу, и эти поросята быстро нацепили ее на свои головы.

- Что здесь у меня? А… Это еще что? О, Мерлин! – прошептала шляпа и потеряла сознание, если только такое возможно у шляп.

КОНЕЦ


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"